27 Июня 2017

Интервью

Удивительная. Инна Билаш и ее «Восходящая звезда»

В конце 2015 года Инна Билаш стала лицом Пермского балета. Фото с ней было вынесено на обложку подарочной упаковки конфет, выпущенной Пермской кондитерской фабрикой. Другой ее портрет украшал новогоднюю открытку Пермского театра оперы и балета. К тому моменту балерина уже была лауреатом первой премии Конкурса им. Екатерины Максимовой «Арабеск — 2014» и победительницей — в дуэте с Никитой Четвериковым — телепроекта «Большой балет». Но об этом, последнем, успехе до наступления 2016 года публика еще не знала: канал «Россия — Культура» начинал трансляцию конкурса только в январе, и все участники должны были держать итоги в тайне.


Фото Марины Дмитриевой
Второй сезон суперпопулярного шоу о балете принес Инне Билаш и Никите Четверикову всероссийскую известность. Соревнуясь с шестью парами из пяти других ведущих театров страны, они поднялись на первую ступень пьедестала вместе с представителями Мариинского театра — Ренатой Шакировой и Кимин Кимом. Параллельно было запущено неофициальное голосование на форуме балетоманов: и в нем пермский дуэт одержал безоговорочную победу.

«Для многих 2016-й выдался очень тяжелым, но про себя я бы так не сказала. Для меня это был год новых ролей, новых ощущений, путешествий, исполнения желаний. Я довольна, как он сложился».

Об этом Инна Билаш говорит, сидя за чашкой кофе в пермском кафе, которое она ценит за камерность и уют. Хотя ее жизнь связана с театром, Инна не любит большого скопления людей. Это отнимает силы. Десять месяцев назад, на творческой встрече со зрителями после «Большого балета», она едва дотянула до заключительного вопроса, потому что эмоционально вкладывалась в каждый ответ, старалась быть честной, подбирала слова. И устала. Сейчас напротив меня сидит совсем другой человек. И дело не в том, что изменился ее подход к беседе. Просто за этот год она стала намного выносливее.


Фото Марины Дмитриевой
Инне Билаш двадцать пять. В 2006 году она окончила Харьковскую балетную школу, после чего поступила в Пермское хореографическое училище, в класс Елены Быстрицкой. В 2009-м получила приглашение в труппу Пермского балета. Ее путь из артистки кордебалета в солистки был коротким. Придя в театр под занавес сезона, в начале нового она уже танцевала корифейскую партию в «Шопениане», а вскоре и Жизель. Такой стремительный взлет был риском, на который шел главный балетмейстер театра Алексей Мирошниченко. На тот момент в труппе была одна прима-балерина Наталья Моисеева, а чтобы выдерживать ритм репертуара, нужны были и вторые, и третьи составы. Хрупкая, робкая, но с таинственным блеском в глазах и усердная, как по канону, Инна Билаш была темной лошадкой. Риск оправдал себя. Ставка сыграла.

«Мне всегда казалось, что моя природная робость — это навсегда. Вечно приопущенный подбородок, взгляд в пол. Мне всегда говорили: «Да подними ты голову!» А я думала: как, ведь иначе не видно сцену?»

Робость Инны не искусственная, но она ей не мешает. Напротив, она создает вокруг нее ореол джокондовской загадочности, обещания, шарма. За доверчивым взглядом ее Одетты мерцает бесовщина Одиллии, и наоборот — под оперением Черного лебедя нет-нет да блеснет белое перо. Амбивалентность сценических образов балерины отражает тайну ее собственной природы.


«Лебединое озеро». Фото Никиты Чунтомова
Инна Билаш будто создана для психологического театра. Для нее самой высшая похвала — когда отмечают ее актерское дарование. Вот почему она так органична в балетах сэра Кеннета Макмиллана, для которого на первом месте стоит даже не техника, а достоверность проживания роли. Это не значит, что можно забыть об образцовости па. Наоборот, чем чище исполнение, тем легче не думать о том, куда деть руки-ноги, и всецело отдаться актерской игре. В Перми идут два спектакля Макмиллана — «Ромео и Джульетта» и «Зимние грёзы», в обоих Инна танцует главные партии. Неслучайно, кстати, дуэт Маши и Вершинина, их «прощальное pas de deux», из «Зимних грёз» был выбран для выступления пермской пары в первом круге «Большого балета».

«У Макмиллана важно выглядеть не балериной, а быть человеком, оставаясь при этом в образе. Когда к нам приезжали репетиторы из его фонда, они заостряли на этом внимание».


«Зимние грезы». Фото Вадима Шульца
В хореографии Макмиллана широкий жест сочетается с акцентировкой на мелких деталях — отсюда его характерная глубина и содержательность. С руками, как у Инны, которые могут быть легкими, как шелк, и острыми, как спицы, с ее музыкальными ногами и с вдумчивым подходом к роли британский стиль становится базовым.

По той же причине, считает Инна, между ней и Алексеем Мирошниченко царит взаимопонимание. Ему тоже важно, о чем думает, что чувствует — словом, что вкладывает в образ балерина. У него не бывает техники ради техники — каждое поставленное им движение мотивировано. 

На время подготовки новой пермской «Золушки», премьера которой состоялась в декабре 2016-го, Мирошниченко освободил Инну от всех других репертуарных спектаклей. Период непрерывных репетиций длился почти месяц.

«Такого на моей практике еще не было. Я действительно очень близко к сердцу приняла свою героиню, настолько, что на следующий день после премьеры у меня случился шок. Я как будто лишилась чего-то важного — так тяжело было мириться с мыслью, что всё закончилось. На самом деле, конечно, не закончилось: спектакль остается в репертуаре. Но эта временная остановка была сравнима с потерей чего-то важного».


«Золушка». Фото Антона Завьялова
Для своей «Золушки» Алексей Мирошниченко написал новое либретто. Действие его балета царит в театральной среде, а завязка сюжета укладывается в одну фразу: Главный театр страны ставит балет «Золушка». События начинаются в 1957 году в Москве. Главная героиня — молодая балерина Вера Надеждина переживает успех, ликование, предательство и в финале получает вознаграждение за труды: любовь публики и спокойное семейное счастье. Только награда ее находит не в Москве, а в Перми, куда из столицы советские партийные чины высылают Веру за «неблагонадежность». Финал этой «не-сказки» ломает шаблоны восприятия истории о «Золушке».

«Все говорят: он грустный, и как будто ставят это ему в укор. А я не считаю, что грусть — это плохо. Для меня грусть связана с чем-то светлым. Поэтому мне нравится такой финал».

В обширном репертуаре Инны Билаш (в котором есть Петипа, Иванов, Роббинс, Килиан, Бурнонвиль, Аштон, Даглас Ли, Мирошниченко — афиша Пермского балета на редкость обширна и разнообразна) балеты одного хореографа стоят особняком. По иронии судьбы, это Джордж Баланчин, которого пермяки в середине 1990-х стали исполнять одними из первых в России и который с тех пор стал частью культурного кода Пермского балета. Для Инны, по ее собственному признанию, Баланчин пока что остается не взятой высотой.

«Я зависима от музыки. Мне нужен темп. Я не люблю, когда музыканты подстраиваются под меня, легче танцевать, когда оркестр меня ведет. За это я не очень люблю Kammermusik № 2 Баланчина, где всё поставлено на счет и на опережение музыки. Поначалу были трудности и с Ballet Impérial: ты начинаешь, и за тобой все подхватывают. А мне сложно танцевать в пустоту».

Ощущения балерины ее не обманывают, но они отстают по времени. Сегодня ее исполнение ведущей партии в Ballet Impérial достойно царственности этого балета. И это еще одно из ее достижений минувшего года.


Ballet Impérial. Фото Антона Завьялова
«Правда? Спасибо Елене Федоровне [Кулагиной, педагогу-репетитору]. Она всегда мне об этом говорила. Значит, до меня наконец-то дошло. Но внутри я по-прежнему робкая. Переживаю перед выходом на сцену, хотя уже и не так, как раньше. Уже нет мельтешения мыслей и эмоций, когда у тебя всё путается в голове и ты не чувствуешь ног. Теперь мне достаточно нескольких уверенных фраз, которые я говорю себе».

Работа над собой для Инны заключается не только в ежедневном усиленном тренаже в классе, но и в том, что питает балерину духовно. Открытая всему новому, она ищет вдохновения в живописи и гончарном деле, кино и литературе, в путешествиях и в фотографии. В минувшем году Инна сделала несколько фотосетов у разных фотографов. Каждый раз — новый образ. 

«Для меня фотография — это застывший танец. На сцене мне сложно замереть в какой-то отдельной позе, проще двигаться-двигаться-двигаться. Но при этом я хочу добиться того, чтобы зритель мог разглядеть в моем танце все позы, из которых он состоит. Для этого нужна акцентировка на мелочах. И с помощью фотографии я могу увидеть себя со стороны и оценить, как смотрится то или иное мое движение. Ну, и просто хочется больше красивых портретов».


Фото Марины Дмитриевой
Уходя, 2016 год принес Инне Билаш еще одну победу — редколлегия журнала «Балет» присудила ей приз «Душа танца» в номинации «Восходящая звезда». Больше всего Инне нравится название этой награды, потому что оно совпадает с ее собственным представлением о профессионализме балерины. По душе ей и номинация, которая служит обещанием новых успехов. Тут Инна — заранее уверенная в производимом ее словами эффекте — с улыбкой называет партию, которую мечтает станцевать.

«Китри. Да, это многих удивляет. Людям кажется, что это не моя роль. Но такая реакция меня только подстегивает. Мне нравится удивлять окружающих. Один из лучших комплиментов — это слова о том, что от меня чего-то не ожидали. Это придает мне сил».

Удивлять — в ее характере. 
Как и в характере Пермского балета, который Инна Билаш представляет.

Наталья Овчинникова
Опубликовано: Балет: Лауреаты приза “Душа танца”». № 1-2 (202) 2017. С. 19—21

Нас поддерживают

Спонсоры

Официальный партнер

Партнеры

Информационные партнеры

Наверх