31 Марта 2015

Пресса

Business-Class: Корсет для Ярославны

Опера Александра Бородина «Князь Игорь» вернулась на сцену Пермского театра оперы и балета. Но всех, кто помнит прежнюю постановку, ожидает много сюрпризов.

Свою оперу Бородин создал по мотивам памятника древнерусской литературы «Слово о полку Игореве», в котором рассказывается о неудачном военном походе князя Игоря Святославича на половцев в 1185 году. Амбициозный князь не захотел объединяться с другими князьями, желая, чтобы победа досталась только ему, но потерпел поражение и попал в плен.

Команда постановщиков Пермского оперного решила не погружаться в жизнь средневековой Руси, а воплотить на сцене эстетику первой постановки спектакля, которая состоялась в 1890 году в Санкт-Петербурге в Мариинском театре. При этом от прямых повторов того спектакля постановщики отказались.

История создания оперы не совсем обычна. По основной специальности великий русский композитор Александр Бородин был химиком и много времени отдавал преподаванию и исследованиям. Музыка была его увлечением, оперу «Князь Игорь» он писал в течение 18 лет, но закончить произведение не успел. Его друзья-композиторы Александр Глазунов и Николай Римский-Корсаков доработали произведение на основе авторских эскизов.

Валерий Платонов, музыкальный руководителя постановки и дирижер, рассказывает: «Опера «Князь Игорь» – это своего рода музыкальная летопись своего времени, конца XIX века. Она состоит из фрагментов, которые можно сложить, как некий альбом, в любом порядке, в зависимости от замысла постановщиков. Я убежден, что осмысление «Князя Игоря» будет продолжаться еще долгое время. И, скорее всего, эта опера обречена на то, чтобы каждый постановщик по-своему решал ее вопросы, а завершенной редакции мы так никогда и не получим». 

В классическом варианте опера идет в двух актах с прологом, на пермской сцене новый «Князь Игорь» будет представлен в шести сценах и трех актах.

Появится еще одна ария Игоря, которая обычно не исполняется в России, а также дополнительная сцена с князем Галицким в тереме его сестры Ярославны, с участием бояр и народа.

Режиссер-постановщик спектакля Сигрид Т’Хуфт из Бельгии, работая над воссозданием на сцене над созданием атмосферы XIX века, тем не менее отказалась от некоторых характерных принципов того времени. Так, режиссер сознательно сократила количество артистов на сцене. По архивным источникам, в спектакле 1890 года было занято около 100 артистов, в нынешней пермской постановке – 60. И сделано это не потому, что сцена нашего театра меньше, чем Мариинского. 

«Я хотела добиться прозрачности моей постановки. Чтобы каждого солиста, каждого участника хора и миманса было видно на сцене. Чтобы получились четкие характеры у каждого персонажа. Чтобы все участники пропустили текст, вообще эту историю, через себя», – объясняет режиссер Сигрид Т'Хуфт. 

Не менее интересный сюжет развернулся и вокруг визуального ряда нового «Князя Игоря». Сценографом и художником по костюмам спектакля стал Штефан Дитрих (Германия), известный как талантливый сценограф и художник-постановщик барочных опер. Он работает с самыми известными театрами мира, среди которых Стокгольмский и Байройтский. Пермские зрители уже знакомы с его творчеством по опере Моцарта Cosi fan tutte.

Как рассказал Штефан Дитрих, такой сложной задачи, как в постановке пермского «Князя Игоря» ему еще не приходилось решать: надо было из нашего века взглянуть, как видели жители XIX века события, происходившие в XII веке. Вся эта многослойная и тонкая игра, разумеется, сразу исключала реконструкцию аутентичных костюмов. Также не вписывались в концепцию и работы русских художников, таких как Рерих, Коровин и Федоровский, чья выразительная живопись используется сценографами в операх с историческими сюжетами.

В поисках решения Штефан Дитрих работал в архивах и музеях Санкт-Петербурга, где сохранились материалы о первой постановке «Князя Игоря». «На одной из старинных фотографий с изображением артистки в костюме Кончаковны я увидел, что под тканью просматривается корсет, – рассказывает Штефан Дитрих. – Сейчас это кажется странным, но в XIX веке ни одна приличная женщина не могла показаться на людях без корсета, скрывающего и затягивающего ее тело». Эта деталь и стала стилистической основой женских костюмов, в «Князе Игоре» и русская княгиня Ярославна, и дочь половецкого хана Кончаковна поют на сцене в корсетах.

И более того – художник одел в корсеты и балет, танцующий знаменитые «Половецкие пляски». В одежде русских князей художник-постановщик сохранил традиционные меха, а вот одежда простого народа создавалась по неизменяющимся много веков образцам. Всего для оперы подготовлено более 300 костюмов, причем все ткани – российского производства. 

Сценография спектакля тоже должна была отвечать духу позапрошлого века, и Штефан Дитрих обратился к истории театра. Для спектакля он сделал рисованные кулисы, настелил на сцене деревянный пол и построил рампу, сделав театр таким, каким он был 130 лет назад. Цветовое решение Штефан Дитрих нашел, рассматривая первые цветные фотографии знаменитого русского фотографа Прокудина-Горского, с их акварельной размытостью и приглушенностью красок. В этих тонах созданы рисунки для декораций. Все это подчеркивается тонкой работой художника по свету Георгия Белаги (Россия/Германия). В числе других эффектов ему удается современными средствами создать на сцене тот оттенок света, который давали когда-то газовые светильники.

Главную роль в спектакле исполняют солист Пермского оперного театра Александр Погудин и солист Мариинского театра Сергей Мурзаев, в роли княгини Ярославны – пермские сопрано Надежда Бабинцева и Лариса Келль. Влюбленную пару – молодого княжича Владимира Игоревича и ханскую дочь Кончаковну сыграют Наталия Ляскова и Борис Рудак, а также Валерия Пфистер и Артем Голубев («Новая опера»).

Премьера оперы пройдет в последние четыре дня марта, в следующий раз пермские зрители смогут послушать «Князя Игоря» в июне.

Ольга Яковлева | Business-Class

Нас поддерживают

Спонсоры

Официальный партнер

Партнеры

Информационные партнеры

Наверх