17 октября 2019
19 октября 2019
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
  • Ноябрь
15.09.2011
До премьеры оперы ?Cosi fan tutte? осталось 10 дней

В Пермском театре оперы и балета полным ходом идет подготовка к самой громкой премьере сезона 2011-12 — Cosi fan tutte («Так поступают все женщины») Вольфганга Амадея Моцарта под управлением Теодора Курентзиса. С 20 сентября начинаются генеральные прогоны. 24, 25, 26 и 28 сентября — премьера.

В течение полутора месяцев международная команда постановщиков репетировала оперу Моцарта, желая представить шедевр в его подлинной красоте.

Для оперных звезд международного масштаба опыт пребывания в Перми стал удивительным приключением. Позитивный настрой экстравагантной немки Симоны Кермес, любопытной и веселой шведки Марии Форсстрем, темпераментной француженки Анны Касьян, невозмутимого англичанина Бретта Полегато и наблюдательного немца Тобиаса Берндта не смутили ни капризы погоды, ни громыхающие по городу трамваи, ни тотальное незнание иностранных языков у местного населения. Их актерские способности пригодились и для того, чтобы объясниться с бабушками, продающими гладиолусы, и чтобы купить журнал в киоске. И чтобы строгие охранники Сельхозакадемии, где проходили театральные репетиции, со второго раза перестали спрашивать: «Ваши документы?», а вместо этого расплывались в улыбке.

Художник-постановщик Штефан Дитрих легко нашел общий язык с театральными портными, которые работали с копиями исторических тканей XVIII века, и с постижерами, которые впервые делали парики по немецкой технологии. А также со всеми теми, кто под его руководством воспроизвел на сцене театра подлинный интерьер залитой светом неаполитанской виллы галантной эпохи.

Режиссер Маттиас Ремус, ничуть не смущаясь парадного портрета Прянишникова со звездой героя Советского союза на груди, который висит в актовом зале Сельхозакадемии, ставил точные как часы мизансцены сложной истории взаимоотношений двух влюбленных пар. В этой истории много комического, и в процессе придумывания сценических гэгов весь состав периодически разражался бурными взрывами хохота и комментариями на всех европейских языках.

Для российских музыкантов и певцов, у многих из которых — как, например, у Станислава Леонтьева — уже сложились вполне успешные международные карьеры, работа в такой интернациональной команде и освоение премудростей аутентичного исполнения моцартовской музыки стали не меньшим приключением, чем для иностранцев — визит в Пермь. И даже оркестр MusicAeterna специально для премьеры пополнился дюжиной иностранных духовиков — лучших музыкантов из престижных оркестров мира, специализирующихся на игре на старинных инструментах.

Успехи русского состава на поприще моцартовского стиля оказались столь велики, а интерес публики к первым четырем спектаклям уже сейчас настолько превышает вместимость зала, что руководство театра приняло решение дать еще два спектакля Cosi fan tutte с Анной Касьян, Надеждой Бабинцевой, Натальей Кирилловой, Станиславом Леонтьевым, Максимом Аниськиным и Гарри Агаджаняном в июне 2012 года под управлением Теодора Курентзиса.

Теодор Курентзис, музыкальный руководитель и дирижер:
— «Так поступают все женщины» — очень современный сюжет. Его легко «переодеть» в наше время, и так довольно часто делают. Но мне кажется, что при этом теряется прелесть дистанции. Для меня важно, что это старинная история, которая в при этом очень-очень актуальна. А когда мы видим на сцене наших современников, теряется возможность удивляться тому, что уже двести лет назад могла возникнуть такая острая и для наших дней тема. Поэтому я хотел бы отстраниться от мейнстрима современной режиссуры и создать постановку в аутентичном стиле, причем, чтобы и звучание, и костюмы, и декорации соответствовали духу эпохи. Такой подход даст возможность публике оценить всю гениальность прозрения Моцарта и Да Понте.

Маттиас Ремус, режиссер:
— Как и предыдущее сочинение Моцарта «Свадьба Фигаро», эта опера оказалась новаторской для своего времени. В либретто прочитывались аллюзии на общеизвестные факты реальной действительности и иронические намеки на современников. К примеру, одним из прототипов шарлатана-доктора был популярный австрийский врач и ученый Франс Антон Месмер (1743 – 1815), который пробовал лечить людей с помощью магнитов. Но важнее и интереснее в Cosi fan tutte даже не это. А то, что она отражает дух времени — общее настроение эпохи Просвещения, которое олицетворяет собой персонаж дон Альфонсо. Дон Альфонсо превозносит разум над чувствами, а логику использует как средство манипулирования другими людьми. В литературных аналогах, таких как «Опасные связи» Шодерло де Лакло и пьесах Пьера Мариво, события служат доказательством или опровержением какого-либо тезиса. В Cosi fan tutte циничный тезис «Женщины не могут быть верными» разбивается в финале об искренность чувств.

Штефан Дитрих, художник-постановщик:
— Эта постановка — уже третья наша совместная работа с режиссером Маттиасом Ремусом. Мы хотели создать картинку исторического фильма, который можно было бы поставить в пример, говоря о жизни в XVIII веке. Мы построили декорации, копирующие типичную неаполитанскую виллу того времени. Семиметровые стены, подпирающие светлый потолок, с которого свисают роскошные люстры, огромные окна и дверь, ведущая на веранду с видом на море. Костюмы актрис тоже сшиты по лекалам галантного века. Как и все модницы того времени, они туго затянуты в корсеты, выгодно подчеркивающие зону декольте. А на бедра они подкладывают специальные подушечки, увеличивающие объем. В нашем «фильме» события развиваются в течение одного светового дня. Все начинается засветло и заканчивается около полуночи. Естественно, особую роль играет свет. Важно было убедительно показать все мимолетные переходы от рассвета к закату. Я надеюсь, у нас с Хайнцем Капером это получилось.

Хайнц Каспер, художник по свету:
— Для меня эта работа в Cosi fan tutte — огромный вызов и новый опыт. Сделать свет реалистичным — это значит, выстроить композицию так, чтобы создалось ощущение дневного света. Теоретически можно было бы пустить свет только из одного источника, но это слишком легкий путь, к тому же не гарантирующий успех. Мы работаем со светом со всех сторон, чтобы получилась естественная картина. Это как реалистическая живопись, где вместо красок — свет.

Медея Ясониди, концертмейстер:
— Итальянский язык очень мелодичный, очень певучий, в нем есть всевозможные голосовые качества: и блеск, и глубина, и темный звук, и яркий, и грусть, и радость. Говорят, что итальянский язык по мелодичности похож на украинский. А вот русский — он другой: более былинный, глубокий, церковный. Итальянский — как само небо Италии, все эмоции в нем яркие. И в нем очень много юмора. А поскольку опера Cosi fan tutte любовно-юморная, все в ней брызжет, как шампанское.

Симона Кермес (Фьордилиджи):
— Моцарта слушать легко. Все-таки он был гением и сочинял вещи, которые людям казались простыми. Но, поверьте, для певцов его оперы — очень тяжелая работа. У Моцарта не за чем спрятаться, ты должен исполнить все идеально. Звук должен быть кристально чистым — иначе даже неискушенный слушатель заметит, где ты фальшивишь. К примеру, Гендель, Россини или Верди — чтобы их исполнить, кажется, надо быть виртуозом. Но на самом деле, у них ты можешь как-то поиграть голосом, спрятаться за исполнительскими «бантиками». У Моцарта — нет <…> Я участвовала в разных современных постановках, в которых артистам приходилось делать всевозможные вещи: и прыгать, и бегать, и сексом заниматься. Но иногда от этого устаешь. Поэтому мне очень нравится, что этот спектакль будет «классический». По сути, это будет мой первый опыт такой постановки: когда все по-настоящему, в исторических костюмах. (из интервью журналу «Шпиль»)

Анна Касьян (Деспина/ Фьордилиджи):
— Партию Фьордилиджи мне не впервой исполнять, это моя четвертая постановка. Но каждый раз уникален, потому что все режиссеры видят эту роль по-разному. Работать с Маттиасом очень интересно, он не требует от нас ученического соответствия его концепции.. Маттиас прислушивается к идеям, которые предлагаем мы для развития характеров героев. И в результате у нас получается совместное творчество. Фьордилиджи мне близка, как всякой женщине, ведь любой из нас хочется верить в истинную любовь и верность. А партию Деспины я исполняю впервые. Деспина не менее, а то и более увлекательный персонаж. Она немногим старше своих подопечных Дорабеллы и Фьордилиджи, но уже опытнее. По ходу спектакля Деспина несколько раз переодевается — сначала в доктора, потом в нотариуса. Можно сказать, что у меня в этой постановке не две роли, а четыре. (из интервью «Урал-Информ ТВ»)

Мария Форсстрем (Дорабелла):
— В роли Дорабеллы я должна вернуться в свои 16 лет. Это сложно, ведь у подростков все большое: горе, радость, влюбленность, — все приобретает вселенский размах и удивительную прямоту и бескомпромиссность. Став взрослее, мы начинаем сомневаться, и наши порывы теряют эту безусловность. Все это — довольно сложная задача, а еще на нее накладывается исторический аспект. Ведь юные аристократки конца XVIII века не вели себя так, как ведут себя современные тинэйджеры, и нам надо сохранить в спектакле дух галантного воспитания и хороших манер. Для меня сюжет Cosi fan tutte составляет довольно серьезную нравственную проблему, ведь у девушек практически нет шанса устоять, если молодые люди все время шантажируют их: «Я умру, если ты не сдашься!». Это подло, и я рада, что в нашем спектакле мужчины получают урок, который заключается в том, что женщина тоже имеет право любить того, кто ей понравился, что у нее есть желания и потребности. И мужчинам лучше быть с нами, женщинами, очень милыми и аккуратными, иначе они рискуют остаться без нас.

Максим Аниськин (Гульельмо):
— В партии Гульельмо в опере Cosi fan tutte много сильных эмоциональных переходов. Главная сложность состоит в том, чтобы показать раздвоенность души героя. Гульельмо любит одну девушку, а в результате спора с доном Альфонсо вдруг оказывается у ног другой. При этом его друг тут же соблазняет его невесту. Сюжет Cosi fan tutte комедийный, но в нем много трагического. Гульельмо чем-то напоминает мне Канио из оперы «Паяцы» Леонкавалло. Тот тоже выходит на сцену, зная, что его жена ему изменила с другим. И там, и тут герои сами разыгрывают спектакль, но в «Паяцах» это горький спектакль, а в Cosi fan tutte мелодраматический.

Информация для СМИ

Уважаемые представители СМИ, если у Вас есть желание попасть на генеральные прогоны, взять интервью у создателей спектакля и исполнителей главных ролей, просим аккредитоваться по телефону: 212-92-44.

поиск