19 октября 2019
Сегодня
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Ноябрь
18.06.2014
Дягилевский фестиваль — 2014 откроется тремя балетами Стравинского — Баланчина

В день открытия Дягилевского фестиваля — 2014 публика увидит российскую премьеру: вечер одноактных балетов «Век танца: Стравинский — Баланчин». В программе — три творения тандема: блестящий манифест неоклассического направления «Аполлон Мусагет» (1928), яркий образчик хореографического стиля Баланчина «Рубины» (1967), и «Симфония в трех движениях» (или в трех частях, 1972), раскрывающая три козырные карты, благодаря которым балеты Стравинского — Баланчина позволяют «видеть» музыку и «слышать» танец: «ритм — импульс — движение».

В год 110-летия со дня рождения Джорджа Баланчина репертуар Пермского балета, в котором уже есть восемь разных по духу спектаклей великого хореографа, пополнится еще тремя — все на музыку Игоря Стравинского. Этот творческий альянс по праву считается одним из самых плодотворных и успешных в ХХ веке. Стравинский не только определил всю музыку ХХ века, но и проложил путь для нее в XXI век, а Джордж Баланчин сделал то же в хореографии. Поэтому название премьере дали «Век танца», обобщая плоды творчества двух великих мастеров.

Алексей Мирошниченко, главный балетмейстер Пермского театра оперы и балета, художественный руководитель постановки:

— Джордж Баланчин однажды сказал: «Нет новых движений, есть новые комбинации». Он говорил о хореографии, но это выражение применимо к жизни вообще. Любая постановка — это новые комбинации. Труппа Пермского балета сегодня находится на том уровне, когда можно придумывать разнообразные комбинации при формировании репертуара на сезон. Мы сегодня репетируем балеты Баланчина, а завтра танцуем «Лебединое озеро», причем это будет лучшее исполнение «Лебединого озера», потому что Баланчин вычищает не только мозги, но и позиции ног. Немыслимо представить себе современную труппу, не танцующую балеты Стравинского и спектакли на его небалетную музыку.

Балет «Аполлон Мусагет» — манифест неоклассицизма, — по признанию Джорджа Баланчина, был его удачей и любимым детищем. Именно эта постановка стала для него моментом обретения себя как хореографа, а также положила начало его многолетнему творческому союзу с Игорем Стравинским. Композитор был потрясен изобретательностью и музыкальностью 23-летнего Георгия Баланчивадзе — Джорджа Баланчина. Созданная им четко выверенная хореографическая структура, состоящая из хрестоматийных ныне номеров — «тройка», «плавание», «пикадилли», «тачка» и «лучи» — идеально соответствовала «фресковой» музыке в духе старинных сюит. Идея «белого балета», которую Стравинский вынашивал многие годы, обрела визуальное воплощение.

Знаменитые «Рубины» — одна из трех частей спектакля «Драгоценности», который украшает сегодня репертуары ведущих театров мира. Баланчина воплотил в хореографии чувства и эмоции, которые люди испытывают при виде изумрудов, рубинов и бриллиантов. Для ярко-красных рубинов, обладающих, согласно легендам, неимоверной силой притяжения и очарования, Баланчин выбрал Каприччио для фортепиано с оркестром (1929) Игоря Стравинского. Фортепианный концерт, написанный как фантазия, в которой  чередующиеся разнохарактерные музыкальные эпизоды создают ощущение капризности, как нельзя лучше подходил для танца о драгоценном символе страсти — страсти к жизни, власти и любви. Пол Боуз, балетмейстер-постановщик программы одноактных балетов Стравинского — Баланчина в Перми, танцевавший «Рубины» под руководством самого Баланчина, говорит, что сюрпризы и неожиданности подстерегают за каждым поворотом ритма. Причем это не просто смена счета, а перемена фраз. Нужно быть сконцентрированными и подвижными — и танцовщикам, и зрителям.

Пол Боуз, балетмейстер-постановщик:

— Ориентироваться в балетах этого альянса интеллектуалов, Баланчина и Стравинского,  сможет даже неподготовленный зритель. Если будет видеть в них развлечение в чистом виде. Это нечто легкое, веселое, то, чем следует наслаждаться. Не стоит стараться в них что-то выискивать, подключать логику — просто получайте от танца удовольствие.

21-минутная «Симфония в трех движениях» — тот редкий случай, когда Стравинский дал подробное толкование концертному сочинению: оно было написано в 1945-м и каждый эпизод симфонии связан в воображении Стравинского с конкретным впечатлением от Второй мировой войны. Построенное как исследование соперничества контрастирующих элементов, в том числе между ведущими инструментами оркестра — арфой и фортепиано, произведение на эмоциональном уровне вызывает страх и тревогу, как бурлящая лава в жерле вулкана — невидимая, но слышимая. Трехчастной структуре музыкального произведения соответствует и трехчастность балета. Первая — танец 16 девушек-амазонок, напоминающий диаграмму «пульсирующего ритма живого организма». Вторая — pas de deux — тягучий дуэт с восточным колоритом. Его сменяют на сцене 32 танцовщика, движения которых, безупречно скоординированное с оркестром, нередко сравнивают с «окаменевшим лесом роботов». Балетный критик Вадим Гаевский утверждает, что эта постановка раскрывает секрет успеха и философскую идею всех балетов Баланчина — движение, рожденное из музыкального ритма через импульс, — «единственный смысл и нерв настоящего балета».

Бен Хьюз, балетмейстер-постановщик:

—  «Симфония в трех движениях», «Рубины» и «Аполлон» — это, конечно, очень редкое сочетание. Здесь сложилась великолепная программа, очень красивая. Три шедевра, столь различные между собой и вместе создающие невероятную атмосферу. Поставленные столько лет назад («Аполлон Мусагет» вообще родился 85 лет назад), они и поныне смотрятся живо и актуально.

поиск