Журнал
  • Июль
    01
    02
    03
    04
19.12.2014
Теодор Курентзис: «Как поступает Теодор?»

Опера «Так поступают все» Моцарта в исполнении солистов, хора и оркестра MusicAeterna из Перми, привезенных в Петербург фестивалем «Золотая маска», была показана в Михайловском театре в рамках большой программы III Международного культурного форума. За пультом впервые в этом театре стоял Теодор Курентзис, главный дирижер Пермского оперного театра. Не успели остыть страсти после его феерического выступления в Филармонии на фестивале «Дягилев. P. S.» с программой Генделя и Перселла, как он ошеломил культурную общественность своим фирменным, хотя и не бесспорным аутентизмом в знаменитой опере Моцарта. Музыковед Владимир Дудин узнал у Теодора Курентзиса, откуда у него такая страсть к космическим скоростям в классической музыке.

— Слушая ваше исполнение в Михайловском театре, я почему-то все время думал, что вы, ваш хор, оркестр и солисты могли бы работать здесь...

— Мне предлагали, но я все же принял решение уехать в Пермь. Там я собрал оркестр из особых кадров. В Перми у меня с самого начала был карт-бланш: я мог создать новый оркестр исторических инструментов, оставив в покое уже имевшийся там старый оркестр, музыканты которого ни в чем не были виноваты, чтобы их увольнять. В моем оркестре с каждым музыкантом заключен годовой контракт, в нем собираются единомышленники. Мне предлагали работать с разными оркестрами в оперных театрах Европы, но для меня именно пермский оркестр является ни с чем не сравнимой ценностью. Диски, которые я с ним выпускаю, демонстрируют высокое качество и постоянное стремление к совершенству, к избавлению от каких бы то ни было лимитов. Оркестр MusicAeterna котируется сегодня наряду с такими оркестрами исторических инструментов, как Фрайбургский барочный оркестр, «Кончерто Кельн», «Музыканты Лувра», Оркестр века Просвещения.

— С другими оркестрами вы сотрудничаете?

— Да, я являюсь главным приглашенным дирижером Малеровского камерного оркестра, сотрудничаю с оркестром Юго-западного радио Баден-Бадена, продолжу сотрудничество с оркестром «Музыканты Лувра», где главным дирижером является Марк Минковски, запланированы концерты в венском Концертхаусе. Из оперных проектов будет «Кармен» в «Ковент-Гарден». В 2017 году со своим оркестром MusicAeterna я приглашен ставить оперу «Милосердие Тита» Моцарта в Зальцбурге. Будет Экс-ан-Прованс, в Цюрихской опере буду ставить «Макбет» с режиссером Барри Коски.

— Известно, что зарплаты у музыкантов вашего оркестра превосходят зарплаты многих даже столичных коллективов. Будь ставки ниже, удалось бы вам создать и удержать свой оркестр?

— Если вы слушали запись Четырнадцатой симфонии Шостаковича, сделанной на лейбле «Альфа», то открою секрет: музыканты получили за эту запись по 100 евро. MusicAeterna началась с бесплатного музицирования. Но я не хочу, чтобы музыканты зарабатывали мало, это неправильно, они не должны думать о том, что съесть. Они должны стремиться к борьбе с музой, а не с животом.

— В вашей интерпретации «Так поступают все» поразили быстрые темпы. Какая философия стоит за ними?

— Думаю, причина — в ваших постромантических ушах. Если вы возьмете метроном Бетховена, вам его симфонии покажутся нереально быстрыми. Но признаюсь, я тоже, как и вы, вырастал в постромантическое время, и классическая музыка была у меня на слуху в определенных темпах. Но я перестроился на другой метроном и спустя месяц после этого уже мог слышать по-другому. Я провел достаточно длительные исследования в области темпов. Даже спорил с самим Николаусом Арнонкуром, который говорил, что увертюра к «Свадьбе Фигаро» в моей интерпретации жутко быстрая. «Какой в таком случае будет увертюра к «Так поступают все»?» А оркестр Арнонкура играл очень медленно. Но в одном трактате нашлось воспоминание о Вагнере, который сам дирижировал «Свадьбу Фигаро» не быстро. Во время исполнения ему кто-то сказал из зала: «Маэстро, вы играете неправильно. Моцарт играл стремительно быстро, считая на два, на Alla breve, я сам видел, как дирижировал Моцарт».

— Какими еще оперно-симфоническими чудесами собираетесь удивлять в ближайшем будущем?

— В Пермском театре будет премьера оперы «Сказки Гофмана» Оффенбаха, очень интересная история. Там же в следующем году будут исполнены «Оранго» и «Условно убитый» Шостаковича, а также шедевры, которые ни разу не исполнялись в России, — «Солдаты» Циммермана и «Гранд макабр» Лигети.

— Удалось ли вам договориться с властями Перми о продолжении условленного ранее финансирования своих проектов в оперном театре?

— Нам пообещали, что все будет хорошо.

— А о создании в Перми консерватории пока не договорились?

— Увы, нет. Пока люди не поймут, что образование высокого уровня там необходимо и целесообразно. Люди находятся в плену привычек: зачем что-то менять, если как-то до сих пор жили? Намного проще оставаться во тьме неведения, чем поставить правдивый диагноз. Это в корне неправильная позиция. Человек должен чаще заглядывать внутрь себя, чтобы понять, кто он и зачем он здесь, стараясь сделать шаги по самосовершенствованию. Так же и каждый город должен смотреть на себя со стороны и делать какие-то выводы. Правда, есть разница между, например, Санкт-Петербургом и Пермью, у которых разные критерии самооценок. В одном случае у города есть масса возможностей, доставшихся в качестве роскошного подарка от предшественников, а в другом таких возможностей намного меньше.

Вопросы задавал Владимир Дудин | Санкт-Петербургские Ведомости

поиск