19 октября 2019
Сегодня
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Ноябрь
06.04.2015
Надежда Кучер: «Первое и самое главное вдохновение для меня — это сама музыка».

— В русской культуре значительное место занимает образ женщины, оказывающейся в трагичной ситуации из-за любви, «рабой любви» (будь то Анна Каренина или Катерина Островского). Ваша героиня - Донья Исабель - выступает на стороне злостных захватчиков скорее ради мужа или из миссионерских соображений?

— Донья Исабель попала в Новый свет не по собственной воле. Будучи женой испанского военачальника, она была вынуждена повиноваться и выполнять полученную миссию — нести испанскую культуру и религию индейскому народу. В её сердце соединились тоска по родной стране, дому, одновременно любовь и ненависть к мужу. Она понимала, что прольется много крови. Но что может женщина, когда у власти — кровожадные безжалостные воители? Только поделиться частичкой милосердия и сострадания, любви и дружелюбия. Она щедро делилась всем этим с новоиспеченной женой Педро де Альварадо — Текулихуатцин-Доньей Луисой. 

— С Джулией Баллок Вы создаете необходимый контраст. Нашли ли Вы общий язык с ней как с представительницей другой культуры в реальной жизни, вне оперы?

— С Джулией мы подружились. Она замечательный, открытый, добрый человек. Мы прошли вместе долгий путь создания этого прекрасного спектакля. Да и в такой атмосфере, которую создал Питер Селларс, невозможно было существовать иначе!

— Легко ли Вам было “вжиться” в декорации? В этой постановке они играют особую роль и очень необычны.

— В первую нашу встречу Питер показал мне несколько фото огромных баобабов из американских джунглей. Сказал: «Вот это твое дерево! Это твой символ-талисман, к которому ты будешь возвращаться на протяжении всего спектакля». Тогда я подумала, что так же будет выглядеть и декорация. Но на самом деле это оказалось огромное полотно, лишь отдаленно напоминающее дерево… Но если смотреть издалека, то отчетливо видны огромные корни и крона. И вообще весь этот символизм, созданный Гронком, очень близок мне. Я в восторге от декораций!

— До Доньи Исабель Вы исполняли партии Олимпии, Медеи. Сказали бы Вы, что эта роль радикально отличается от прежних и чем? 

— Роль Доньи Исабель радикально отличается от классических. Это моя первая работа в жанре старинной оперы. Мы очень долго трудились с Теодором Курентзисом над выработкой стиля, для меня такая работа оказалась крайне сложной. А как вы представляете, после 10 лет работы в русской и итальянской опере, прыжок в совершенно другой стиль? Пришлось много попотеть и понервничать, конечно. Надеюсь, результат того стоит.

— Чем Вы вдохновлялись при подготовке к этой роли?

— Первое и самое главное вдохновение для меня — это сама музыка. А дальше — дирижер и режиссер уносят далеко в небеса. И Теодор, и Питер совершенно невероятно передали частицы своего вдохновения нам – исполнителям. А уж где они сами вдохновляются и чем — спросите их!

— Когда пересматриваешь запись оперы, в одной из сцен заметно, что Вы по-настоящему плачете: на крупном плане по щекам действительно катятся слезы. “Королева индейцев” потребовала от Вас не только голосовых данных, но и сильной актерской игры? 

— Вы знаете, ведь сцена, где у меня всегда текли слезы, это последняя исповедь мужа Доньи Исабель перед совершением самоубийства. Она ненавидит мужа за беспорядочный образ жизни, за жестокость… И в то же время любит по-прежнему. В своей прощальной арии Дон Педрариас пробуждает в своей жене прежние чувства, напоминает о счастливых временах, в ней вновь просыпается любовь, которую она испытывала к нему… Вдобавок, исполнитель роли Дона Педрариаса, Маркус Бручер, пел эту арию настолько проникновенно, искренне, глядя прямо в глаза, что у меня не только слезы текли, но и сердце разрывалось настолько, что я не знала, как продолжать работать дальше! И так было на каждом спектакле!

Вопросы задавала Дарья Эпин | Интернет-проект Maskbook

поиск