15 октября 2019
Сегодня
17 октября 2019
19 октября 2019
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
  • Ноябрь
10.04.2017
Оперная дива Надежда Павлова — о страхах и преодолениях

9 апреля в Московском международном доме музыки — первый в столице сольный концерт певицы Надежды Павловой. Это — приз молодой вокалистке от Ассоциации музыкальных критиков, назвавшей спектакль «Травиата» Пермского театра оперы и балета самым ярким музыкальным событием 2016 года. Формулировка такова: «За сотворчество мэтров и артистов молодого поколения: Роберт Уилсон, Теодор Курентзис, Надежда Павлова». Какой ценой достигнут этот успех, что за ним последует, в каких условиях работают артисты региональных театров? Об этом — наш разговор.

— Надежда, что споете москвичам?

— Поскольку это мой первый сольный концерт в Москве, я решила взять хиты своего репертуара — арии Донны Анны («Дон Жуан» Моцарта), Олимпии («Сказки Гофмана» Оффенбаха), Цербинетты («Ариадна на Наксосе» Штрауса), Мюзетты («Богема» Пуччини), Людмилы («Руслан и Людмила» Глинки), конечно же Виолетты («Травиата»). Будут также две новые для меня концертные арии Моцарта и сцена сумасшествия Лючии ди Ламмермур, о роли которой давно мечтаю.

— Судя по программе, вам ближе всего итальянская музыка.

— Это заметил еще мой педагог в Петрозаводской консерватории Валерий Александрович Волчков: твой композитор — Доницетти. И практика подтвердила его правоту. Хотя и в русской музыке есть замечательные партии для лирического сопрано: Людмила у Глинки, Марфа у Римского-Корсакова...

— Расскажите о ваших учителях.

— Я родилась во Владимире, но первые серьезные занятия вокалом были в Москве, папа меня возил каждые выходные к педагогу училища имени Гнесиных Галине Сергеевне Федоровой. Она дала то, что называется вокальной базой. В Ивановском музыкальном училище у меня была тоже очень хороший педагог Ирина Александровна Кодочигова — солнечный человек, прививший позитивное отношение к жизни, профессии, людям. Про Валерия Александровича я вам уже сказала, было очень интересно учиться у певца с совершенно с другим, можно сказать, противоположным моему типом голоса (у него бас). Вообще чем более непохожие люди с тобой занимаются, тем больший опыт ты можешь впитать. Мне еще Галина Сергеевна говорила: вокалу нельзя научить, можно только научиться. Если ты этого хочешь, все получится. А в аспирантуре Петрозаводской консерватории Валерий Иванович Дворников оттачивал со мной стиль, открыл секреты верхнего регистра.

— И в чем они? Что испытывает певица-сопрано, которой предстоит спеть «космическое» ми-бемоль в куплетах Олимпии из «Сказок Гофмана»?

— Она в первую очередь должна иметь мощный, отлаженный дыхательный аппарат. Вторая проблема — психологическая: надо преодолеть внутренний зажим, страх этих крайних верхних нот. И еще: их надо прежде услышать внутри себя. Тогда ты ставишь перед собой ясную цель — и попадаешь в нее.

— Кто ваш идеал певицы?

— Натали Дессей, которую уважаю безмерно не только как вокалистку, но как личность, человека огромной силы воли и мужества: перенесла операцию на связках, восстановилась, а потом, будучи в расцвете сил, заявила о смене формата, уходе в мюзикл, драму, телевидение... Вот непревзойденный образец комплексной актрисы.

— У вас в Пермской опере, где поете с 2012 года, около 10 партий. Какая наиболее сложна?

— Технически — наверное, Цербинетта из «Ариадны на Наксосе». А психологически — ну вот, например, Марта из «Пассажирки». Когда мы с моей партнершей Надеждой Бабинцевой (она исполняла роль немки Лизы) учили свои партии, то кроме интонационных сложностей ни о чем не думали. И только когда эта работа была сделана, тут-то нас накрыло — что это за тема, что за музыка («Пассажирка» — опера советского композитора Мечислава Вайнберга по повести польской писательницы Зофьи Посмыш о концлагере Освенцим. — «Труд»). Но знаете, то же самое могу сказать о любой большой классической оперной партии. Бывает, спрашивают: вы себя с героиней отождествляете? Отвечаю: если б отождествляла, умирала бы после каждого спектакля. Было однажды после «Травиаты» — в старой еще постановке, до спектакля Теодора Курентзиса и Роберта Уилсона. Опера кончилась, иду за кулисы — и вдруг градом покатились слезы, не могу остановить. Подходит партнер, успокаивает: да что ты, это ж кино!..

— Чем вас поразил Теодор в сравнении с другими дирижерами?

— Колоссальной музыкальностью, артистичностью. Может выскочить из-за пульта и на сцене показать, что ты должна делать. Он ведь сам отличный актер. Но главное, наверное — ясное видение целого и дотошность в работе над деталями. Он требователен прежде всего к самому себе. Говорит: Надя, я завтра буду репетировать очень жестко, пожалуйста не принимай все на свой личный счет, это лишь работа... Зато после репетиции бросается к тебе, обнимает: моя любовь, моя умница!.. Чем я могу ответить на такое отношение? Только работой, стопроцентной отдачей. Заметила: какую бы пройденную с ним партию ни открывала потом, помню каждое слово, которое он мне говорил. И по-другому уже исполнить ее кажется совершенно невозможным.

— А в чем особенность работы Уилсона? Тоже, наверное, очень строг?

— Что вы, для меня более легкого режиссера, наверное, не было. Показывает: сделай ручкой вот так и так — и обязательно похвалит: какая ты красивая!.. А когда ему что-то не нравилось, он это говорил ассистентам — они потом подходили к нам с толстым блокнотом замечаний и по-деловому их высказывали. Все понятно, без лишних стрессов, никто ни на кого не срывался.

— Не всех зрителей убедила эта скупая на подробности, «японская» по стилю постановка, с ее «приклеенными» улыбками и условными позами. Все-таки музыка Верди — о другом, о колоссальной любви и о трагическом самопожертвовании женщины.

— По моим наблюдениям, большинству публики нарочитая отстраненность зрелищного ряда в нашем спектакле, наоборот, помогает острее ощутить смысл музыки. Хотя я сама вначале не понимала — как буду перевоплощаться в страдающую, умирающую Виолетту, если не смогу помочь себе ни мимикой, ни жестом. Ведь Боб говорил: все время улыбайся! Только потом до меня дошло: чем больше тебе надо улыбаться, тем больше хочется плакать. Когда сказала это Уилсону, он ответил: молодец, это и есть ключ.

— А как они делили лидерство с Курентзисом?

— Роберт, как до того Питер Селларс (режиссер другого знаменитого спектакля Пермской оперы — «Королевы индейцев». — «Труд»), — непререкаемый авторитет для Теодора. Тут он только выполнял свою дирижерскую роль, не вклиниваясь в происходящее на сцене. В результате, как писали критики, «холодная» картинка Уилсона слилась воедино с огнем музыкальной интерпретации Курентзиса.

— О какой следующей опере мечтаете?

— Скоро у нас концертное исполнение «Руслана и Людмилы». Было бы здорово, если б эту замечательную оперу поставили сценически! А самая заветная мечта — «Лючия ди Ламмермур». Уже не только в виде одной арии, но в виде спектакля. Но ее у нас в Перми пока не ставят.

— Однако поставили в театре имени Станиславского и Немировича-Данченко. В котором вы, кстати, недавно с успехом исполнили роль той самой куклы Олимпии с уникально высокими нотами.

— Давайте пока не будем на эту тему говорить! (улыбается)

— Тогда — о чем по жизни грезится?

— Чтобы всегда была работа, чтобы она приносила радость. Чтобы родители и сын были здоровы.

— Расскажите о них.

— Мои родители с Урала, папа из Свердловской области, мама из Ижевска. Но папе очень нравился Владимир, и после окончания вуза он решил поселиться в этом городе. Я ведь тоже до сих пор живу во Владимире, в Пермь только езжу на спектакли и репетиции. Еще недавно наладился контакт с Большим театром Белоруссии в Минске, я у них приглашенная солистка. Одно время появилась работа в Латвийской опере, но вскоре оттуда ушел режиссер Андрейс Жагарс, с которым я работала... Иногда мои родные выбираются в Пермь посмотреть меня на сцене. Папа был на «Царской невесте». Мама пока не собралась, это ведь она заменяет меня в занятиях со Степой, когда я в отъезде. Вот Степа «Травиату» видел. Правда, прежнюю постановку, не нынешнюю. Однажды на оркестровой репетиции увидел, как партнер швыряет меня на пол. Идем из театра, он спрашивает: почему тебя Артем так сильно толкнул? Я объяснила: это не по-настоящему, так поставлено... А на следующий день всем в театре сказала: поняли — меня обижать нельзя!.. Ему тогда было 5 лет. Сейчас Степа в первом классе, занимается плаванием, ходит в художественную студию. Бабушка, правда, считает, что он рисует странно. А я ему говорю: у тебя свое видение... Он, знаете, такой кубист. Я в нем культивирую веру в себя и свои начинания.

— А отчего он не видел нынешнюю «Травиату»? Она же транслировалась на всю Россию в кино.

— Не на всю: к сожалению, во Владимире пока нет кинотеатра, где такие трансляции можно увидеть.

Вопросы задавал Сергей Бирюков | Труд

поиск