Журнал
  • Июль
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
  • Август
28.01.2019
Сбывшаяся фантасмагория: по следам проекта «Дау»

В минувшие выходные в Париже состоялись первые официальные показы «Дау» — масштабного кинопроекта, инициированного режиссером Ильей Хржановским и продлившегося 10 лет. Как ни странно, сегодня сам факт презентации уходит на второй план. Начинавшийся как биографический фильм о советском физике-ядерщике, лауреате Нобелевской премии Льве Ландау, роль которого исполнил Теодор Курентзис, теперь проект достиг беспрецедентных масштабов и перешел в другие категории.

«Дау» — это не столько 700 часов отснятого материала, уместившегося в 15 полнометражных фильмов, сколько социальный эксперимент, перешедший экономические, географические, исторические, эстетические и даже этические границы. В эти дни работу Хржановского активно обсуждают, пытаясь найти рациональное зерно в ее разросшейся иррациональности, разложить накопившуюся мифологию по полочкам, вписать в контекст «Шоу Трумана» и Стэнфордского тюремного эксперимента, разоблачить практику насилия на съемочной площадке. Оставляя осмысление «Дау» за авторами этих больших аналитических текстов (и попросту не имея возможности увидеть итоги съемки), мы попытались дать представление о детально воссозданном мире тоталитарной антиутопии с помощью опубликованных фото- и видеоматериалов.


  • Photo: Volker Glaeser / © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: Jörg Gruber / © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: Jörg Gruber / © Phenomen IP, 2019
Съемки развернулись на территории научно-исследовательского института, специально построенного в Харькове — городе, где действительно долгое время жил и работал Ландау. Все, от монументальных архитектурных форм до нижнего белья участников, соответствовало определенной эпохе; действие фильмов, в целом, охватывает 30-60-е годы. В этом предметном мире, обретающемся где-то между гипертрофированной Ленинской библиотекой и серией игр Wolfenstein, в прямом смысле, жили участники проекта.

  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: Olympia Orlova / © Phenomen IP, 2019
  • Photo: Olympia Orlova / © Phenomen IP, 2019
  • Photo: Olympia Orlova / © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
  • Photo: © Phenomen IP, 2019
В разное время в мир «Дау» попадали музыкант Леонид Федоров, композитор Владимир Мартынов, художница Марина Абрамович, физик Алексей Блинов, неонацист Максим «Тесак» Марцинкевич, режиссеры Ромео КастеллуччиПитер Селларс и Анатолий Васильев, художники по костюмам сестры Ольга и Елена Бекрицкие, а также раввины, священники, шаманы, повара, уборщицы, проститутки, бывшие сотрудники госбезопасности… Одни жили в Институте постоянно, другие приезжали лишь на пару дней. Главное, между ними возникали реальные ситуации и отношения, т.е. есть семейная ссора или допрос, попавшие на экран, происходили в действительности, хоть и под контролем съемочной команды.


Насколько «Дау» приблизился к человеческому зоопарку, а его создатели — к черте дозволенного, еще предстоит понять. Но уже теперь, когда на премьере участники оказываются рядом со своими восковыми копиями, когда парижский Центр Помпиду частично превращается в коммунальную квартиру, а зритель сталкивается, в первую очередь, не с кино, а  проблемой освоения хронометража, становится ясно, что работа Хржановского стерла слишком много границ. Именно поэтому она обречена на широкий резонанс и бурные споры.  
поиск