16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
01 декабря 2019
03 декабря 2019
04 декабря 2019
05 декабря 2019
06 декабря 2019
07 декабря 2019
08 декабря 2019
10 декабря 2019
12 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
Журнал
  • Ноябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
  • Декабрь
  • Январь
31.10.2019
Владимир Ткаченко: «Я никогда не ограничиваю себя в выборе репертуара»

Владимир Ткаченко — концертмейстер группы альтов в симфоническом оркестре театра, с недавних пор выступающий на пермской сцене еще и как дирижер. 13 октября он появился в этом качестве на «Балетах Джорджа Баланчина», а 3 ноября выступит на гала-концерте артистов театра.

Выпускник Харьковской школы для одаренных детей и Санкт-Петербургской консерватории, впоследствии проходивший стажировки в США, Италии и Нидерландах, Ткаченко реализовывал свой опыт в работе как с ведущими столичными оркестрами, так и с начинающими музыкантами в Улан-Удэ. Мы поговорили о том, какие задачи он ставит перед собой сейчас, в период становления обновленного оркестра Пермской оперы.  


Фото из личного профиля

Фото: Наталия Уланова

Когда началось ваше сотрудничество с нашим театром и при каких обстоятельствах вам предложили попробовать себя в качестве дирижера?

В этот театр я приезжал в течение последних трех лет на проекты Теодора Курентзиса.
В этом оркестре у меня много друзей, с которыми я рад встречаться и поддерживать отношения. Недавно мне предложили остаться и занять должность концертмейстера альтов, а сейчас еще и встать за дирижерский пульт.

На самом деле я уже восемь лет совмещаю роли дирижера и солиста — с этим опытом я уже приехал сюда.

Как вы оцениваете уровень нашего обновленного оркестра? Легко ли вам работать с ним?

Если ты работаешь по-настоящему, всегда непросто. Наша профессия, в принципе, не из легких, но тем она и интересна. Сейчас мы в новом коллективе, где, мне кажется, удалось сохранить прежние принципы и ту высокую художественную планку, которая была задана Курентзисом. 

На каком этапе находится ваше сотрудничество с музыкантами в Улан-Удэ, в том числе работа с Молодежным камерным оркестром?

Я поддерживаю отношения с коллегами в Бурятии, и недавно мы даже обсуждали идею выехать туда нашим пермским оркестром. Там есть что посмотреть: Байкал, буддистские храмы, туристические маршруты. Хотя Бурятская филармония закрылась на реконструкцию, можно найти другие площадки для выступлений. Программу мы как раз нарабатываем, поэтому нам будет что показать. В любом случае, нужно охватывать регионы. Мы создали новый оркестр, который может быть интересен публике далеко за пределами Перми. 

На момент приезда в Улан-Удэ у вас за плечами было обучение в Санкт-Петербургской консерватории, стажировки в США, Нидерландах, Италии, сотрудничество с оркестром «Новая Россия» и ансамблем «Киевские солисты». Судя по отзывам в прессе, многим показалось неочевидным ваше решение работать в Бурятии. Почему вы решились взяться за не самые простые задачи там?

Я никогда не боялся трудностей. Чем их больше, тем интереснее (если знаешь, как их преодолевать). Когда я приехал в Улан-Удэ, столкнулся с некоторыми сложностями, связанными с нехваткой инструментов, подготовкой профессиональных музыкантов, качеством звучания.

Это отдаленный регион, где не все понимали, чем мы занимаемся: местной публике гораздо ближе национальная культура, чем классическое искусство.

При этом на концерте-презентации Молодежного камерного оркестра вы исполняли итальянскую барочную музыку…      

Я никогда не ограничиваю себя в выборе репертуара. Охотно берусь как за старинную музыку, так и за произведения современных композиторов. Некоторые партитуры были написаны для меня; больше всего я исполнял сочинения Антона Лубченко — талантливого композитора и ныне художественного руководителя Сочинского симфонического оркестра.

Влияет ли опыт оркестранта на продуктивность его работы с дирижером? С кем лично вам репетировать комфортнее: со вчерашними студентами или зрелыми музыкантами? 

В Молодежном камерном оркестре я работал не только со студентами, но и со взрослыми приглашенными музыкантами. Это был интересный микс: они перенимали многое друг у друга. Безусловно, легче заниматься с уже подготовленными оркестрантами: зрелыми, умными, не испытывающими технических проблем. Такие люди в силах работать над более серьезными задачами. Но возможность репетировать с молодыми артистами я тоже ценю.      

Не приходилось ли вам сталкиваться с коммуникативными барьерами в работе с оркестром: преодолевать недоверие или несогласие со стороны музыкантов?

К счастью, особых трудностей никогда не было. Обычно все встает на свои места в первые минуты знакомства с коллективом. Вообще, этот процесс должен приносить взаимное культурное обогащение.

Конечно, помогают здесь и жизненный опыт и профессиональная подготовка. С мыслью о том, что дирижер — профессия второй половины жизни, я бы, скорее, согласился. В частности, свои накопленные знания инструменталиста я пытаюсь реализовать на позиции дирижера и таким образом передать оркестру. 

Повлиял ли пример Юрия Башмета на ваше стремление совмещать роли солирующего альта и дирижера?    

Башмет оказал на меня огромное влияние не только как выдающийся музыкант, но и как сильная личность. Мне довелось играть с ним и его оркестрами, и я очень благодарен судьбе за эту возможность. До сих пор помню каждую минуту репетиций и концертов. Работа с ним дает многое.

Часто ли вы сейчас бываете на Украине?

Не был с того момента, когда работал год с камерным оркестром «Киевские солисты», а потом уехал в Амстердам, в Академию струнных квартетов. Но побывать на Украине вновь очень хотелось бы: это прекрасная страна.

Я родился в Алуште, а потом переехал в Харьков, где учился в школе для одаренных детей — на тот момент это было лучшее заведение для профессионального обучения.

В Крыму осталась мама, и я стараюсь видеться с ней хотя бы раз в год. Родная сестра с семьей живут в Полтаве, мы поддерживаем связь и даже иногда удается видеться.

Где сейчас ваша семья?

Свою семью я перевез в Пермь, и планы на жизнь мы строим уже здесь. Мне нравится этот город. Здесь есть простая, но симпатичная архитектура, природа совсем рядом.
В городе несколько прохладно для меня, но это не мешает заниматься музыкой. Пермь почему-то напоминает мне Питер. Есть у этих городов что-то общее в людях и атмосфере.

Интервью: Павел Катаев

поиск