30 ноября 2020
02 декабря 2020
17 декабря 2020
18 декабря 2020
23 декабря 2020
24 декабря 2020
25 декабря 2020
27 декабря 2020
28 декабря 2020
29 декабря 2020
30 декабря 2020
31 декабря 2020
Журнал
  • Ноябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
    27
    28
    29
  • Декабрь
29.07.2020
Антон Пимонов о новом курсе Пермского балета
Пермский театр оперы и балета представил во вторник свои планы на будущий сезон и нового руководителя балетной труппы — Антона Пимонова. Он рассказал «Российской газете» о том, каким видит Пермский балет и что для этого собирается предпринять.

gNvY5XFA.jpeg
Фото: Андрей Чунтомов


Театры всего мира сейчас в неизвестности и непонимании, в каких условиях предстоит существовать, а в Перми обнародуют ваше назначение и творческие планы. Каковы ощущения?

Я не знаю, когда мы сможем дать первые спектакли. Стремимся к тому, чтобы это случилось во второй половине сентября, и очень надеемся, что второй волны коронавируса у нас не будет. Что касается моих личных ощущений, я в прекрасном позитивном волнении, потому что Пермский оперный театр — один из ведущих театров страны, его балетная труппа имеет международную репутацию, и все планы и идеи должны соответствовать той высокой планке, которую установили мои предшественники. Чувствую большую ответственность, но она меня только радует, потому что я знаю потенциал артистов и понимаю, как много можно с ними сделать. После того как был скомкан конец прошлого сезона — из-за самоизоляции уже практически после генеральной репетиции пришлось отложить мою премьеру в Большом театре, была прервана подготовка к другой премьере в Екатеринбурге, с нетерпением жду возвращения к работе.

Здешняя труппа для вас не terra incognita? Вы неоднократно сотрудничали с Пермским хореографическим училищем, из которого она формируется.

Да, с кем-то из нынешних артистов я работал в училище. Но те, кто интересуется музыкальным театром, вообще привыкли следить за тем, что происходит в Перми. Тем более что труппа ежегодно выступает и в Петербурге, и в Москве. Я видел в последние годы спектакли Алексея Мирошниченко — редакции «Лебединого озера» и «Щелкунчика». Видел, как пермяки исполняют Баланчина, — было радостно на это смотреть. В «Баядерке» женский кордебалет поразил своим уровнем, такого не ожидаешь от провинциальной труппы. В Перми очень гордятся, что их традиция заложена в годы войны эвакуированными Кировским театром и Вагановским училищем, и по спектаклям видно, что эта связь не прервалась.

Принципиальная договоренность о вашем назначении была достигнута еще до самоизоляции. А планы вы обдумывали уже с учетом нынешней ситуации?

Первый сезон — самый ответственный. Мне надо войти в коллектив, как можно лучше узнать возможности артистов, дать им возможность привыкнуть к моему стилю работы. Я сразу же начал думать о премьере, потому что это должно быть внятное емкое высказывание. Но когда в марте работа внезапно была прервана, все весенние планы театра передвинулись на начало сезона 2020–2021. На октябрь перенесли балетный конкурс «Арабеск» и возобновление балета Владимира Васильева «Анюта». Еще до них должно состояться возобновление одноактных балетов Алексея Мирошниченко «Вариации на тему рококо» и «Шут». Так что первая половина сезона оказалась занята, и сейчас мы в стадии активного обсуждения, какой балет сможем выпустить после Нового года. Планировать большой спектакль неправильно. Думаем, как с наименьшими затратами выпустить одноактный балет, который бы представлял меня как хореографа и показывал высокий уровень труппы. Очень хочется, чтобы у нас получился концентрированный апельсиновый сок.

На ваш взгляд, как должна выглядеть афиша после такого долгого перерыва?

Думаю, главная задача — начать любимыми спектаклями, чтобы зритель ощутил, что все на месте, все в порядке. Мне бы хотелось, чтобы это были «Лебединое озеро», «Баядерка» или менее длинная двухактная «Жизель». Все эти спектакли являются и должны оставаться одной из основных составляющих афиши. Но сейчас все идет к тому, что первые спектакли будут предполагать небольшой состав артистов.

bhkJHwEQ.jpeg
Фото: Андрей Чунтомов


Еще в 1990-х Пермь начала осваивать балеты Баланчина, до недавнего времени здесь были эксклюзивные для России постановки Роббинса, Килиана, Форсайта, которые выпали из репертуара по финансовым причинам. Есть надежда на их реанимацию?

Возобновление «Свадебки» Килиана и «Второй детали» Форсайта — в ближайшем будущем. Сейчас многое зависит от открытия границ. Мне хотелось бы получить и нового Форсайта, которого еще не танцевали в Перми. Потому что труппа, у которой есть ключевые классические балеты, спектакли Баланчина и Форсайта, всегда будет в форме и тонусе. Это лучшая «пища» для формы танцовщиков.

Основу балетной афиши театра составляла петербургская классика XIX века, разбавленная знаковыми западными постановками XX века и авторскими спектаклями Мирошниченко. Собираетесь ли вы корректировать этот имидж труппы?

Этот имидж сделал Пермь международно известным театром. Моя задача не навредить, а придать актуальности нашей работе. Классика должна оставаться базой. Но мы живем в XXI веке. Я бы хотел увидеть у нас новые имена и названия. Пока мы находимся в изоляции, никаких имен называть не могу, но мы с генеральным директором театра Андреем Борисовым обсуждаем разные возможности.

В последние сезоны, когда театр остался без ряда своих ведущих артистов, стали все чаще приглашать звезд — Наталью Осипову, Марию Александрову и Владислава Лантратова. Продолжите эту традицию?

Насколько я вижу, в Перми у детей с училища есть желание после его окончания уехать в Петербург либо Москву. Я не знаю пока суть проблемы и не понимаю, откуда это стремление раствориться даже в незначительной столичной труппе, когда у них через дорогу — потрясающий театр с уникальным репертуаром и возможностями для самореализации, в котором многие мечтали бы работать. В этом году в труппу приходят девять молодых талантливых выпускников, не только пермских. В театре работает молодежь, которая уже имеет имя, заработала репутацию. Алексей не так давно пригласил пять бразильских танцовщиков, у которых хороший потенциал. Мне интереснее и ценней вырастить звезду из этих ребят, чем приглашать их со стороны. Но гости питают и артистов, и зрителей, дают дополнительный эмоциональный заряд и понимание того, что в Перми театр с очень высокой репутацией, где престижно выступать любым звездам.

А что вам дала работа в Екатеринбурге и собираетесь ли поддерживать связи с этим театром?

В Екатеринбурге я провел три года благодаря приглашению Славы Самодурова. Это бесценный опыт административной и руководящей работы. Ты начинаешь немного по-другому мыслить — думать не только о своих спектаклях, но планировать алгоритм работы всей труппы. Естественно, основную работу делал Слава, я всегда стремился помочь. Для меня Слава пример: как он ведет себя на репетициях, как общается — всегда дипломатично — с артистами, как выстраивает репертуарную политику. На сегодняшний день он один из ведущих хореографов в нашей стране, и мне бы хотелось, чтобы он сделал в ближайшем будущем новую работу для Перми. И мне кажется правильной идея обменных гастролей между нашими театрами. Первые должны были состояться в мае, но, как и все весенние планы, были отменены. Но я бы хотел сохранить этот творческий мост.

Труппа с сегодняшнего дня возобновляет работу. В какой форме это возможно сейчас?

Мы будем выполнять предписания Роспотребнадзора. Выясним, сколько артистов могут находиться одновременно в двух наших балетных залах, будем соблюдать дистанцию. После трех месяцев без работы первая задача — без травм, спокойно вернуть форму. Будем организовывать несколько уроков посменно в день. В первое время, мне кажется, о репетициях надо не вспоминать.

Интервью: Анна Галайда

поиск