28.09.2020
Интуиция и расчет. Интервью с Антоном Пимоновым
В свое 150-летие Пермский театр оперы и балета входит с новым руководителем балетной труппы. Им стал Антон Пимонов — воспитанник петербургской балетной школы, экс-солист Мариинского театра, лауреат «Золотой Маски» как хореограф. Журналу «Аэропорт-Пермь» он рассказал о планах на свой первый сезон в Перми, ценности интуиции в работе и творческом партнерстве.  

Антон Пимонов_ фото Андрей Чунтомов.jpeg
Фото: Андрей Чунтомов
Образ: магазин PLACE


Легко ли вам далось решение возглавить Пермский балет? Что привлекло вас в этом предложении, в пермской труппе и театре?

Смешной вопрос, простите. Я перфекционист и считаю, что ничего на этой планете не бывает легко. Принятие решения всегда требует мозгового штурма. Оценки всех «за» и «против», прогнозирования удач и возможных потерь и т. д. Так что я прекрасно понимаю, куда пришел. 

Сегодня Пермский театр оперы и балета отмечен «жирной точкой» на карте музыкальных театров России. А Пермский балет имеет репутацию одной из ведущих танцевальных компаний страны. 

Вопрос «привлекательности» этого предложения тоже звучит странно. Я из Петербурга, а Пермский балет исторически связан с Мариинским театром, и эта генетическая связь ощущается и поныне. Для меня это важно, это весомый аргумент. 

Как вы формулируете для себя курс на ближайшие несколько месяцев и текущий сезон? 

Из-за коронавируса прошлый сезон пришлось завершить досрочно, поэтому весенние и летние премьеры были передвинуты на осень. На начало октября запланированы два балета Алексея Мирошниченко: «Шут» и «Вариации на тему рококо». Затем идет премьера «Анюты» в постановке Владимира Васильева, которая откроет конкурс артистов балета «Арабеск». 

Во второй половине ноября в Москве и Санкт-Петербурге пройдет Международный фестиваль современной хореографии Context. Diana Vishneva, в рамках которого пермская труппа представит свои спектакли «Шут» и «Шахерезада». В «Шахерезаде» с нами выйдет Диана Вишнёва в дуэте с ведущим солистом Большого театра Денисом Савиным.

А какой спектакль вы лично хотите поставить в свой первый сезон работы в Пермском театре?

Рассчитывать на что-то масштабное в нынешних экстремальных условиях было бы нерационально — времена не те, поэтому моя первая постановка в новом качестве будет одноактной. Деталей пока раскрывать не буду, но скажу, что с музыкальным материалом я уже определился. 

Постановку я планирую показать вместе с одним известным танцевальным актом из классического репертуара. В Перми он будет исполнен впервые. Премьеру этого вечера мы планируем на вторую половину сезона. 

Что обычно становится для вас импульсом к созданию спектакля? Скажем, вы себе формулируете условия задачи, в которых есть возможности труппы, количество исполнителей, определенная музыка — или это спонтанный процесс?

Это может быть и спонтанный процесс, и осознанный. Для меня очень важен музыкальный материал. Я интуитивно выбираю музыку на свой вкус. Иногда мне советуют тот или иной материал. Но в первую очередь он должен стать моментально близок мне самому. Я доверяю своей интуиции.

А любимые композиторы у вас есть?

Любимых композиторов быть не может. Я слушаю много разной музыки, и далеко не всегда классическую.

Вы ставили спектакли в Мариинском и Большом театрах, Театре балета имени Якобсона и «Балета Москва». Несколько лет проработали в екатеринбургской труппе Урал Балет. Какого масштаба театры вам ближе, где вам комфортнее?    
Комфортнее там, где встречаешь единомышленников. 

В Екатеринбурге вы работали в тандеме с Вячеславом Самодуровым. И грядущая премьера «Конек-горбунок» в Урал Балете — тому пример. Есть ли у вас потребность в том, чтобы в Перми обрести такого же напарника, который бы не просто замещал вас, но и предлагал собственные идеи, ставил балеты?

Со Славой мы продолжаем наш творческий союз. «Конек-горбунок» — это «хвост», который у меня остался в Екатеринбурге. Что касается напарника, то время покажет.

Какие традиции вы хотели бы сохранить в Пермском балете и что нового привнести?

Репертуар Пермского балета складывается из нескольких составляющих. Классический репертуар XIX—ХХ веков, я имею в виду «золотой фонд», — это основа. Далее, конечно, должны остаться в афише спектакли Алексея Мирошниченко, поставленные им в период руководства труппой с 2009 по 2020 год.

Я бы хотел, чтобы появлялось больше новых названий из мировой классики, те спектакли, которые прежде в России не исполнялись. В частности, в планах и дальше поддерживать связь с Фондом Джорджа Баланчина, а также приглашать хореографов, с которыми Пермь еще не знакома. 

Что касается моих работ, то уже есть несколько идей — как одноактных балетов, так и спектакля большой формы. 


Текст: Полина Некрасова

поиск