05 октября 2022
06 октября 2022
08 октября 2022
09 октября 2022
12 октября 2022
13 октября 2022
21 октября 2022
22 октября 2022
23 октября 2022
26 октября 2022
30 октября 2022
01 ноября 2022
02 ноября 2022
04 ноября 2022
05 ноября 2022
06 ноября 2022
07 ноября 2022
10 ноября 2022
18 ноября 2022
19 ноября 2022
20 ноября 2022
23 ноября 2022
24 ноября 2022
26 ноября 2022
27 ноября 2022
30 ноября 2022
01 декабря 2022
03 декабря 2022
04 декабря 2022
07 декабря 2022
09 декабря 2022
10 декабря 2022
11 декабря 2022
12 декабря 2022
13 декабря 2022
16 декабря 2022
17 декабря 2022
18 декабря 2022
21 декабря 2022
22 декабря 2022
24 декабря 2022
25 декабря 2022
27 декабря 2022
28 декабря 2022
29 декабря 2022
30 декабря 2022
31 декабря 2022
Журнал
  • Октябрь
    04
  • Ноябрь
  • Декабрь
16.03.2016
«Мы можем взорваться!» Победители «Большого балета» – о кумирах и романтике

«Для нас это ещё одна планка, которую мы взяли. Надо идти дальше», - говорят Инна Билаш и Никита Четвериков.

Ведущие солисты Пермского театра оперы и балета, получившие Гран-при уникального телепроекта, сегодня одни из главных ньюсмейкеров. Их все хотят видеть, слышать, взять у них автографы. Подтверждение тому - недавняя творческая встреча с Билаш и Четвериковым в Пушкинской библиотеке: после неё ребята ещё почти час подписывали фотографии и не отказывали никому из желающих сделать с ними селфи. 

– Трудно было так долго хранить итоги проекта в тайне? Ведь не секрет, что съёмки его проходили ещё летом.

Инна: - Я не смогла удержаться - самым близким своим, которые не проговорятся, рассказала. Но в принципе хранить тайны для меня не проблема.

Никита: - А я говорил, что результат нам неизвестен. Что моменты, когда члены жюри отдавали или не отдавали кому-то свой голос, снимались без нас. Лукавил, конечно. (Смеётся)

– Интрига конкурса сохранялась на съёмках вплоть до объявления итогов? Или, выходя на награждение, вы уже знали, что Гран-при вручат и Кимин Киму с Ренатой Шакировой из Мариинки, и вам?

Никита: - Конечно, сохранялась! В этом-то и суть проекта. Я, например, перед награждением вообще запутался, у кого сколько голосов и на каком месте Кимин. А тут: вау, мы выиграли, оказывается!

- Кто поддерживал вас в те дни, кроме Алексея Мирошниченко?

Никита: - Рад, что убедил свою супругу поехать в Москву. Она стояла за кулисами и перед выходом на сцену всегда держала меня за руку. Очень помогало. И наш педагог, Виталий Дмитриевич Полещук, постоянно был рядом.

Инна: - Я после каждого тура звонила Елене Фёдоровне (Е. Кулагина, педагог-репетитор. - Ред.), рассказывала, как всё прошло. К сожалению, у моих родных не было возможности приехать, но сейчас в Москве живут бывшие мои одноклассники из Харьковской балетной школы - они приходили, болели. Школьная дружба очень крепкая.

– Можете назвать другое событие из вашей жизни, подарившее такие же эмоции, как участие в «Большом балете»?

Инна: - Сравнивать с обычной жизнью трудно. А из балетной - наверняка «Арабеск-2014».
Никита: - Первый выход на сцену.

– А что давало вам больший стимул: комплименты членов жюри или их критика?

Инна: - Критика. Она помогает совершенствоваться. Хорошо запомнила замечание Сяо Сухуа, сказавшего, что в моей «Эсмеральде» ему не хватило музыкальности: «Не уши должны быть музыкальными, а мышцы». Сначала это меня даже немного оскорбило: я вообще не могу танцевать поперёк музыки. Но когда посмотрела потом видео, поняла, что китайский профессор был прав. И ещё поняла такую вещь: не только нам сложно выслушивать критические замечания, но и жюри - высказывать их. Ведь не все воспринимают критику. И говорить её в глаза другому - это непросто.

Никита: - В жюри были профессионалы первой величины. Поэтому любые их замечания важны и полезны. А то, что чьё-то мнение не совпадало порой с мнением остальных, так это из разряда: нравится картина или не нравится. У каждого своё видение.

– Ваш танец называют романтическим, чувственным, хрупким. По жизни вы тоже романтики?

Инна: - Скорее всего. (Улыбается.) Но на сцене хочется быть разноплановыми, исполнять не только романтические, но и характерные партии. Кармен? Да, от такой роли я не отказалась бы! Хотя вариантов много. 

Никита: - Для меня главное сейчас - не останавливаться. Остановлюсь - могу взорваться.

– Что важнее, по-вашему: понимать или чувствовать партнёра?

Инна: - Конечно, чувствовать. Чувствовать его эмоциональное состояние.

Никита: - А по-моему, понимать. Понимая человека, чувствуешь его.

– Наверняка у каждого из вас есть кумиры в балете. Кто они?

Инна: - У меня нет. То, что нравится у кого-то, стараюсь перенять. Но поклоняться одному человеку, как какому-нибудь идолу, мне кажется, не стоит.

Никита: - Мужество Владимира Васильева, элегантность Даниила Симкина, вращения Михаила Барышникова - всё это вместе, пожалуй, и есть мой идеал.

– Ваша жизнь - бесконечная трата сил, физических и духовных. Чем подпитываетесь при этом?

Никита: - Ватрушками и своей семьёй! Моя жена прекрасно готовит, в том числе плюшки, ватрушки разные. Наверное, я разрушаю миф о балетных артистах, но при наших нагрузках никаких диет не требуется.

Инна: - Да, бывает, после спектакля чувствуешь себя настолько вымотанной, что и в 12 ночи можешь плотно поужинать. А подпитываюсь я много чем. Очень люблю путешествовать. Особое удоволь-
ствие - прогулки по незнакомым местам. Когда гуляешь одна, больше внимания обращаешь на что-то новое, чем можно потом поделиться с другими.

– Вы выиграли Гран-при престижного проекта. Ну а пермский театр от этого что-то выиграл?

Инна: - Безусловно. Ведь именно наш театр, точнее пермскую балетную школу, и представляли мы в первую очередь. Вообще, главная цель такого телепроекта - популяризация балета, приобщение к нему зрителей. С другой стороны, говоря теперь и о своих проблемах, театр будет услышан быстрее. Это касается прежде всего новой сцены оперного.

Источник


поиск