26 февраля 2020
Сегодня
27 февраля 2020
11 марта 2020
12 марта 2020
15 марта 2020
17 марта 2020
18 марта 2020
22 марта 2020
26 марта 2020
29 марта 2020
30 марта 2020
04 апреля 2020
07 апреля 2020
08 апреля 2020
09 апреля 2020
11 апреля 2020
12 апреля 2020
15 апреля 2020
16 апреля 2020
17 апреля 2020
18 апреля 2020
19 апреля 2020
22 апреля 2020
24 апреля 2020
25 апреля 2020
26 апреля 2020
28 апреля 2020
29 апреля 2020
30 апреля 2020
03 мая 2020
07 мая 2020
11 мая 2020
14 мая 2020
15 мая 2020
16 мая 2020
19 мая 2020
21 мая 2020
22 мая 2020
Пресса
  • Февраль
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
  • Март
  • Апрель
  • Май
28.10.2010
Российская газета: Африканские метаморфозы

Вместо идиллических пастушка и пастушки современные Дафнис и Хлоя - французский легионер и русская балерина, встретившиеся в Марокко.

В общем, авторы спектакля изменили либретто балета Мориса Равеля "Дафнис и Хлоя" до неузнаваемости.

Дирижер Валерий Платонов объяснил, что сама музыка Равеля сегодня "сопротивляется" наивной истории про пастушков. А хореограф-постановщик Алексей Мирошниченко говорит, что равным образом и современный танец "сопротивляется" прекраснодушной пасторали - то есть древнегреческую идиллию авторы спектакля с самого начала работы над "Дафнисом и Хлоей" дружно отправили в отставку. 

- Морис Равель закончил партитуру балета в 1912 году, - объясняет свою позицию Алексей Мирошниченко. - В этом году к Франции присоединяется еще одна колония - государство Марокко. Франция и 1912 год были для меня ключевыми словами в момент, когда я задумался над местом и временем действия в новой постановке, так возникла ассоциация с французскими колониями и легионерами. 
Восточные мотивы в музыке Равеля утвердили хореографа Мирошниченко в его предположении - Дафнис и Хлоя должны жить в африканских песках Марокко.

- Новое либретто, которое мне показал Алексей Мирошниченко, очень точно соответствует музыке! - говорит Валерий Платонов. - Он показал, как каждое действие соответствует каждому такту - такая точность бывает редко!

Однако в позиции авторов нынешней истории про Дафниса и Хлою есть некоторое противоречие по отношению к первоисточнику. Морис Равель писал про воображаемую Элладу, чтобы "забыть о несовершенствах и дисгармонии предвоенной Европы". А Мирошниченко, напротив, выводит на сцену армию французских легионеров, которые приходят и снова уходят в военный поход. Мирошниченко сделал то, чему до сих пор "сопротивлялась" сама древнегреческая пастораль: он превратил вымышленную идиллию в историческую конкретность, идеальных героев - в живых людей с судьбами и характером. Дафнис (Герман Стариков) и Хлоя (Наталья Моисеева) - больше не пастушки, вскормленные овечкой и козочкой, а солдат и русская балерина, ищущая в полуевропейском, полуафриканском Марокко забвения своей прошлой любви. Дафнис, как и его друзья-легионеры, окружен веселыми и бесшабашными маркитантками, которые следуют за полком своих возлюбленных, нагруженные ощутимо тяжелыми вещевыми мешками. Дафнис едва не гибнет от происков законного супруга своей любовницы-маркитантки, Хлоя едва не выходит замуж за местного бизнесмена-миллионера, но в конце концов вскидывает на плечи тяжелый мешок маркитантки и идет за любимым Дафнисом в его новый поход.

Пожалуй, отсвет Эллады в этом спектакле коснулся лишь первого сна Дафниса - с богом Эротом (Александр Таранов), отчего-то напоминающим бога Пана, с точеной скульптурой почти обнаженных прекрасных тел танцовщиков. 

Впрочем, все это: африканские пески, французские колонии и легионеры, неприкаянные русские балерины - складывается в итоге в романтичнейшую историю о любви. Марокко начала XX века сегодня вполне заменяет Элладу. 

История о Дафнисе и Хлое, предложенная Пермским оперным театром, продуманна от начала до конца. Прекрасные костюмы (автор - Татьяна Ногинова), уже узнаваемый хореографический почерк постановщика Алексея Мирошниченко и лаконичная образная сценография Эрнста Гейдебрехта вынудили худрука театра говорить высокие слова: 

- Я не знаю, какой будет реакция зрителей, но я рад, что этот спектакль рождается в этом театре, - говорит Георгий Исаакян. - Не принижая других работ Алексея Мирошниченко, должен сказать, что сейчас рождается новое хореографическое имя в России, хореографа со своим языком, умеющего слышать музыку и претворять ее в большой балет. 

К слову, двухактный балет "Дафнис и Хлоя" - событие для Пермского оперного театра еще и оттого, что его постановка прерывает затянувшийся период одноактных балетов и возобновлений классики.

Источник

поиск