04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
  • Июнь
16.02.2011
Коммерсант: Теодор Курентзис: вы когда-нибудь видели, чтобы музыканты уезжали в Россию, а не из нее?

После представления труппе Пермского театра оперы и балета его новый художественный руководитель ТЕОДОР КУРЕНТЗИС ответил на вопросы ДМИТРИЯ РЕНАНСКОГО.

— Почему вы решились на переезд из Новосибирска в Пермь?

— Не стоит искать за моим решением метафизических резонов. Все предельно просто и даже тривиально. Подчиняясь федеральной власти, Новосибирская опера вынуждена играть по правилам, установленным Минкультом. А это делает невозможным сразу множество принципиальных шагов, которые должен обязательно совершить оперный театр, если он хочет чего-то добиться. Скажем, перейти на систему stagione — единственную на сегодняшний день жизнеспособную форму существования театрального организма. В Перми мне и музыкантам моего оркестра предоставили идеальные условия для работы.

— Во время представления труппе вы объявили о том, что большая часть текущего репертуара — и оперного, и балетного — будет сохранена. Как эти намерения сочетаются с перспективой перехода на stagione?

— Я действительно не планирую избавляться от многих спектаклей, которые идут в настоящее время на сцене театра, кроме тех, чей художественный уровень вызывает у меня вопросы. Но с афишей все же произойдет метаморфоза, причем достаточно кардинальная: мы перейдем на экономически целесообразный и художественно эффективный блочный принцип проката — скажем, какой-нибудь "Евгений Онегин" будет играться не один, а два-три раза подряд. Формат stagione коснется только новых спектаклей.

— Как оркестр Musica Aeterna и существующие уже театральные коллективы будут функционировать в рамках одной структуры?

— Прежде всего хотел бы подчеркнуть: главный дирижер Валерий Платонов продолжит работать в театре — Пермская опера будет развиваться не революционно, но эволюционно. Существовавшие до сих пор коллективы продолжат работу в привычном для себя режиме, обеспечивая прокат текущего репертуара. Musica Aeterna будет готовить оперные и некоторые балетные премьеры — буду счастлив, к слову, поработать с худруком балетной труппы Алексеем Мирошниченко, лучшего соратника я не мог бы для себя и желать,— и развернет активную концертную деятельность в трех направлениях — современная музыка, романтический репертуар, музыка эпохи барокко. Для камерных концертов мы планируем использовать театральные фойе, симфонические программы будут играться на сцене театра и филармонии.

— Разве камерная Musica Aeterna может позволить себе серьезный симфонический репертуар?

— Состав оркестра будет постоянно увеличиваться. К началу нового сезона мы сможем позволить себе Бетховена, чуть позднее — романтиков и так далее. В Пермь переезжают музыканты не только из Новосибирска, это москвичи и петербуржцы, оркестранты из Большого театра и из оркестров Темирканова и Гергиева. Уже сейчас Musica Aeterna — интернациональный коллектив: к нам едут французы, немцы и голландцы. Вы когда-нибудь видели, чтобы музыканты уезжали в Россию, а не из нее? Спасибо руководству Пермского края — оно делает все, чтобы новым членам команды жилось и работалось комфортно.

— Новость о вашем назначении и переходе на систему stagione труппа встретила настороженно. Вы уже успели познакомиться с местными музыкантами?

— Не нужно ничего бояться. Страх убивает творчество. Я намерен постоянно работать и с оркестром, и с хором, и с солистами. Уровень труппы выше, чем я ожидал, есть очень талантливые люди, но всеми ими нужно заниматься, и я буду счастлив это делать. Результаты можно будет оценить очень скоро — уже 2 марта, на гала-концерте солистов оперной труппы, которым я буду дирижировать.

— Ваша западная карьера с каждым месяцем становится все более и более интенсивной: только в ближайшее время вы будете играть с Мюнхенским филармоническим оркестром, SWR Baden-Baden, Mahler Chamber Orchestra, планируете тесное сотрудничество с мадридским Teatro Real. Сколько времени вы будете проводить в Перми?

— Ровно столько, сколько понадобится для того, чтобы мой театр стал первым в стране. С нового сезона я прекращаю сотрудничать со всеми отечественными оркестрами и оперными театрами. Меня можно будет услышать только с коллективами Пермского театра оперы и балета.

— Ваши ближайшие планы?

— Перспективный план до 2015 года — даты открытия новой сцены театра — находится в работе. Но афиша ближайших сезонов практически сверстана. Из стратегических перспектив — партнерство с фестивалем в Баден-Бадене, которое мы начнем с копродукции моцартовской трилогии в постановке одного из ведущих европейских режиссеров Филиппа Химмельмана: "Свадьба Фигаро" запланирована на 2012 год, "Дон Жуан" — на 2014-й, будущий сезон в нынешнем сентябре откроется переносом спектакля "Так поступают все". В первой половине 2012 года мы проведем мировую премьеру оперы "Носферату" одного из лучших сегодняшних русских композиторов Дмитрия Курляндского в постановке Теодороса Терзопулоса и Яниса Кунелиса. Мы ведем переговоры о постановке нового спектакля с Дмитрием Черняковым и планируем совместные проекты с рядом крупнейших оперных домов Европы, в частности с мадридским Teatro Real.

— Не боитесь ли вы, что старинная и современная опера окажется для Перми слишком радикальным репертуаром? Да и оперы Чайковского нуждаются в ваших услугах куда больше, чем, скажем, оперы Моцарта...

— Образовательная и, что называется, культуртрегерская миссия — один из главных для меня стимулов работать в Перми. К тому же каждый из будущих сезонов нашего театра будет устроен таким образом, что всем всего хватит: одна премьера старинной оперы, одна — современной, одна — романтической. А что касается Чайковского... Будет вам Чайковский: я планирую в ближайшее время поставить "Пиковую даму".

Источник

поиск