17 ноября 2019
Сегодня
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
01 декабря 2019
03 декабря 2019
04 декабря 2019
05 декабря 2019
06 декабря 2019
07 декабря 2019
08 декабря 2019
10 декабря 2019
12 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
Пресса
  • Ноябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
  • Декабрь
  • Январь
15.02.2011
Новый Компаньон: ?Вечная музыка? Теодора Курентзиса

Заядлые театралы наблюдали 10 февраля давно забытую картину: вокруг Пермского театра оперы и балета толпились меломаны, жаждавшие перехватить «лишний» билетик. Такое бывало в 1970-е годы, и то лишь — в дни балетных премьер. Виновником нынешнего ажиотажа стал новый художественный руководитель театра Теодор Курентзис. Ещё две недели назад билеты на его первый пермский концерт с оркестром Musica Aeterna продавались вяло. Однако пресса и «сарафанное радио» сделали своё дело: публика пошла на запах сенсации.

Репертуар для своего «явления Перми» Курентзис выбрал безошибочно: играли две последние симфонии Моцарта, 40-ю и 41-ю («Юпитер»). Лёгкая, многим знакомая музыка, на которой можно наглядно продемонстрировать отличие «фирменного» исполнения от привычного; с другой стороны, это позднее барокко с элементами зарождающегося классического симфонизма, требующее от исполнителей виртуозности. Всё это даёт возможность создать эффектное выступление. И оно было эффектным.

«Фишка» оркестра Musica Aeterna («Вечная музыка») заключается в том, что он исполняет музыку на инструментах, для которых она была написана, то есть на скрипках и виолончелях XVIII века. Струны на них жильные, а не металлические. И настраиваются они немного иначе: ноте ля, например, соответствует частота в 430 герц, а не 440, как на современных инструментах. Таким образом, музыка звучит ниже на полтона. Однако даже профессионалы-музыканты утверждают, что, если не знать об этом заранее, ни за что не услышишь. А вот манера исполнения — да, своеобразная.

Оркестр играет стоя, как это было принято во времена Моцарта. Исключение составляют виолончелисты, но им тоже несладко приходится: виолончели в моцартовское время не имели упора, и их приходится держать коленями.

Во время исполнения артисты активно «помогают» музыке: подчёркивают музыкальные акценты энергичными телодвижениями. Из зала это смотрится почти как балет: несколько десятков человек очень эмоционально приплясывают под музыку (одна из виолончелисток так старалась, что у неё даже выскочил смычок и со стуком упал на сцену).

Солирует, разумеется, дирижёр. Курентзис не только «танцует» и размахивает руками, как крыльями (без всякой палочки, разумеется), но и активно «общается» с оркестром. Между ним и первой скрипкой так натягиваются невидимые струны, что даже боязно становится: а вдруг лопнут? Особо повезло зрителям, сидевшим с краю: они видели лицо дирижёра во всём богатстве его выразительной мимики…

Это очень современный подход к музыкальному исполнительству: важна не только собственно музыкальная виртуозность, но и эффектность подачи. Впрочем, виртуозность тоже присутствует. Чувствуется, что за этим выступлением стоит огромный труд.

Musica Aeterna продемонстрировала очень красивый и чистый звук: жильные струны дали свой эффект, из музыки исчез весь металл, а исполнители были настолько аккуратны, что ни ударов смычка о струны, ни свиста, ни скрипа практически не было слышно. Это была почти идеальная музыка.

На «бис» оркестр играл отрывок из оперы Рамо «Платея», выбранный именно потому, что исполняется в исключительно высоком темпе. Этот действительно эффектный аттракцион произвёл на зрителей убийственное впечатление: зал взревел от восторга.

Концерт 10 февраля был событием не только музыкальным, но и статусным. И это сказалось на составе зрителей. Меломанам пришлось покраснеть за поведение некоторых особо рьяных чиновников, которые изо всех сил стремились высказать своё одобрение «высочайше назначенному» новому первому лицу главного пермского театра.

Особенно старались краевой министр культуры Николай Новичков и глава администрации губернатора Фирдус Алиев: они не только повскакали со своих мест после финала первой симфонии, но и других зрителей пытались побудить к тому же. Жаль, Алиев не слышал прозвучавшей в начале второго отделения концерта просьбы от музыкантов по возможности сохранять молчание между частями музыкального произведения: для того чтобы послушать вторую симфонию, этому чиновнику уже не хватило то ли сил, то ли времени.

Так или иначе, это было знаковое событие: отныне музыкальная и театральная жизнь в Перми заметно изменится.

Тем же, кто по какой-то причине не смог побывать на первом концерте, слишком расстраиваться не стоит: это далеко не последняя возможность послушать оркестр Musica Aeterna под управлением Теодора Курентзиса. Теперь симфонические и камерные концерты с их участием будут проходить в Перми два-три раза в месяц. Следующий — 2 марта.

Источник

поиск