10 декабря 2019
Сегодня
12 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
18 января 2020
23 января 2020
24 января 2020
Пресса
  • Декабрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
  • Январь
04.07.2011
Частный корреспондент: Дмитрий Курляндский: ?Такая академия необходима?

Про кровь. Про тайну крови как символа жизни и смерти одновременно. Носферату — воплощение нашего внутреннего страха смерти/крови. Он сидит в каждом из нас, или, как вариант, мы все — внутри него.

В конце лета в город Чайковский Пермской области съедутся молодые композиторы, чтобы поучиться и пообщаться.

Курсы сочинителей серьёзной музыки — дело привычное для Европы и прочего цивилизованного мира, но совершенно новое для России. Именно поэтому захотелось расспросить композитора Дмитрия Курляндского, придумавшего эту академию и повесившего на себя создание этого непростого дела, про то, что планируется. А заодно и расспросить про оперу «Носферату», которую Курляндский сочиняет для Пермского театра оперы и балета и от сочинения которой его отвлекает строительство этой весьма экспериментальной институции.

— Как возникла идея такого нового для России дела?

— Идея нашей академии зрела уже довольно давно. Московский ансамбль современной музыки много лет проводит всероссийский абонемент «Современная музыка», в рамках которого по городам России вместе с музыкантами ездит один или двое из авторов, звучащих в программе.

Композиторы дают мастер-классы, встречаются со студентами, с местными композиторами. Этот абонемент, своего рода «мобильные» мини-академии, очень востребован в российских регионах, где возможность живого общения с современными авторами, тем более зарубежными, практически равна нулю.

В какой-то момент я предложил Виктории Коршуновой, директору ансамбля, попробовать создать некий «стационарный» вариант академий.

То, что я предложил, — это, по сути, эквивалент существующих во многих странах международных академий и курсов новой музыки: в Австрии («Импульс»), во Франции (Руайомон), в Германии (Дармштадт), в Голландии (Апельдорн) и т.д. Я в своё время поездил по подобным мероприятиям и знаю, как они устроены.

Плюс к тому я понимаю, что не у всех российских композиторов есть возможность путешествовать по Европе и оплачивать подобные курсы.

Вике понравилась идея, и она сразу предложила подготовить презентацию проекта для города Чайковского Пермского края — ансамбль давно туда ездит и местная администрация всегда проявляла активную заинтересованность в сотрудничестве.

В этом же городе уже давно проводится детский конкурс композиторов (от школьного возраста до 18 лет) — благодаря сотрудничеству с ансамблем конкурс стал международным.

То есть город активно и убедительно подтверждает своё право носить имя русского классика.

— Зачем лично тебе это надо?

— Конечно, незачем. Только время отнимает от работы — сижу пишу оперу и приходится всё время отрываться, то на письмо ответить, то запрос куда-то послать.

Просто я понимаю, что такая академия необходима в принципе. И вижу, что никто этого не делает. Подумал, предложил, сделал. Я сам бы преподавал с удовольствием, но почему-то создавать такую структуру под удовлетворение собственных преподавательских амбиций мне кажется... слова не подберу... самообманом. Из серии «сам себя не похвалишь — никто не похвалит».

Меня недавно позвали преподавать на подобные курсы в Европу — это приятно.

— А что за оперу ты пишешь?

— «Носферату». Большая опера — судя по всему, вплотную к двум часам подойду, с большим оркестром, хором и четырьмя солистами. Это заказ Теодора Курентзиса.

Оригинальное либретто Димитриса Яламаса (с которым мы уже делали «Лакримозу» и ещё одно либретто — камерной оперы «Астероид 62», про любовь).

Вообще команда постановки целиком греческая — режиссёр Теодорос Терзопулос, художник — Янис Кунелис. Продукция Пермского театра оперы и балета. Ещё намечены постановки в Москве, в Афинах и в Мадриде, идут переговоры с другими театрами. Я только на днях закончил первую сцену, сейчас сижу над второй...

— А про что она?

— Про что — сказать одновременно просто и сложно... Про кровь. Про тайну крови как символа жизни и смерти одновременно.

Носферату — воплощение нашего внутреннего страха смерти/крови. Он сидит в каждом из нас, или, как вариант, мы все — внутри него.

Опера — это своего рода путешествие к Носферату, в его мир, который оказывается лабиринтом слов, звуков, образов, смыслов.

Действие происходит вне времени и вне места. Я бы мог даже в двух словах пересказать сюжет, но это вряд ли будет исчерпывающим описанием оперы.

В первой сцене мы погружаемся в мир Носферату — или его мир рождается на наших глазах. Он складывается из букв и слов, из химического состава крови и списка человеческих болезней.

Это своего рода алфавит/лабиринт Носферату. Ведут нас по этому лабиринту два персонажа — три Грайи (в одном лице, эту «тройную» партию будет исполнять Наташа Пшеничникова) и Корифей. В конце первой сцены эти персонажи призывают жертву — Персефону.

Во второй сцене они её похищают при помощи семи семян граната, как это было в мифе. Третья сцена — свадьба Носферату и Персефоны, которая одновременно оказывается похоронами Персефоны, и здесь строки из заупокойной мессы, реквиема, которые исполняются мужским хором, перемешаны с хулиганскими частушками, которые исполняются женским хором, своеобразным «апокалиптическим хором подружек невесты».

На фоне этих хоров Носферату обучает Персефону своему алфавиту. В последней, четвёртой сцене исчезают все, кроме Носферату, когда он остаётся наедине со зрителями и обращается к зрителям — или обращается в зрителей...

— И в чём технические особенности этого спектакля?

— Режиссура Терзопулоса скупа и интровертна, это всегда предельная концентрация на внутреннем напряжении материала — словесного и телесного, без отвлечения на внешнее.

Движения актёров выстраиваются в чёткие геометрические структуры, которые организуют пространство сцены. Тут нет ничего случайного и ничего лишнего.

Кунелис — один из основателей арте повера и просто великий художник, я чувствую глубокое творческое родство с моими соавторами. И это очень приятно, но не имеет ровно никакого отношения к академии, с которой мы начали наш разговор.

— Как отнеслись к вашей идее на родине Чайковского?

— Когда мы предложили свой проект городу, нас тут же поддержали. В первую очередь это заслуга начальника управления культуры Галины Новиковой — она по-настоящему заинтересована в культурных инновациях, кстати, композиторский конкурс тоже целиком её инициатива. Она представляет действительно новый, современный тип руководителя, который хочет преобразить свой город и сделать его известным. Потом мы устроили презентацию академии на очередном экономическом форуме в Перми, где нам также дали зелёный свет.

— И в чём суть работы академии?

— Я разработал программу академий, исходя из потребностей композиторов, которые мне известны по собственному опыту. В итоге получилось нечто похожее на композиторские курсы в Руайомоне, за тем исключением, что у нас помимо композиторов преподают и музыканты, — мы поставили цель воспитать в регионе собственный ансамбль современной музыки.

— Если совсем коротко, то как академия будет действовать?

— В двух словах академию можно описать так: на академию присылают заявки композиторы до 30 лет включительно. Из присланных заявок жюри, состоящее из композиторов и музыкантов ансамбля, отбирает 12 студентов и трёх стажёров.

Студенты приезжают на академию и в течение 12 дней под руководством приглашённых профессоров и в тесном контакте с музыкантами пишут сочинения для ансамбля, которые исполняются на концертах в Чайковском, в Перми и в Москве. Стажёры посещают мероприятия академии, но не пишут сочинения.

— Кого вы приглашаете в качестве преподавателей?

— В качестве профессоров мы приглашаем самые яркие композиторские имена среднего поколения — мне кажется очень важным сократить возрастную дистанцию между педагогом и учеником.

В этом году это 50-летний итальянский композитор Пьерлуиджи Биллоне, музыка которого сегодня оказывает очень заметное влияние на молодое поколение композиторов во всём мире, но ещё ни разу не исполнялась в России, и 38-летний Франк Бедроссян — один из самых активно востребованных в мире французских композиторов, профессор Университета Беркли в США.

Своё желание преподавать в следующие годы уже подтвердили многие европейские звёзды актуальной композиторской сцены.

— Как будущие композиторы будут проводить время?

— Академия — это две недели очень интенсивных занятий, на отдых времени не останется. По собственному опыту помню, насколько важны для молодых такие встряски — заряда хватает на год как минимум.

Помимо индивидуальных занятий и репетиций, в ходе академий профессора будут читать лекции, ансамбль сыграет несколько концертов, в которых в том числе прозвучит музыка профессоров.

Ну и конечно, очень важно само общение между студентами.

— Вас услышали? Идея оказалась востребованной?

— На первую же академию было прислано 53 заявки из 20 стран — это очень солидная цифра для пилотного проекта. Уже в следующем году мы ожидаем около 300 заявок — идею академий активно поддержало Международное общество современной музыки, которое имеет секции практически во всех странах мира.

География студентов очень обширна — композиторы из Ростова-на-Дону, Омска, Кемерова, Нижнего Новгорода, Санкт-Петербурга, Москвы, из Австралии, Англии, Италии, Канады, Украины, Франции, Швеции.

Что крайне важно для студентов — академия для них абсолютно бесплатна, включая все внутрироссийские переезды.

— Было что-то подобное в нашей стране?

— Подобных мероприятий в России ещё ни разу не было, пока что это было доступно только для тех, кто может себе позволить выезжать в Европу.

Теперь же, наоборот, студенты со всего мира подают заявки и приезжают в город Чайковский.

Мы действительно на две недели превращаем город Чайковский в международный центр современной музыки. Надеемся, что со временем (со скорым временем!) город Чайковский встанет в один ряд с немецким Дармштадтом, французским Руайомоном, австрийским Грацем и превратится в Мекку для молодых композиторов всего мира.

Очень надеюсь, что нам удастся расширить академию, чтобы можно было приглашать больше студентов, больше педагогов и музыкантов.

— То есть Чайковский, таким образом, оказывается включённым в пермский культурный проект?

— Конечно, всё это стало возможным только благодаря искренней заинтересованности и поддержке администрации Чайковского муниципального района и Министерства культуры, молодёжной политики и массовых коммуникаций Пермского края. Нам помогает и французское посольство в Москве, и Министерство культуры РФ. К тому же приезд Пьерлуиджи Биллоне встроился в культурную программу Года Италии и России.

— Кто разрабатывал программу занятий в академии и принял на себя основной груз организационных проблем?

— Художественное руководство осуществляю я сам, разработка программы, общение со студентами и педагогами — я впервые взвалил на себя подобную малотворческую деятельность, скажу честно — тяжело.

Но цель, безусловно, оправдывает затраченные на её достижение силы и время. Я знаю по себе, насколько это необходимо для молодых композиторов.

Виктория Коршунова, директор ансамбля, занимается организацией мероприятий в ходе академии, логистикой, ведёт все организационные переговоры с Чайковским и Пермью.

Самое активное участие в организации проекта принимает пермский композитор — председатель пермского отделения Союза композиторов России Игорь Машуков, он является исполнительным директором академии.

Ну и опять-таки в самом Чайковском это Галина Новикова.

— Когда всё запланированное случится? Назови даты.

— В этом году академия пройдёт с 26 августа по 10 сентября. Концерты в Чайковском — 27 августа, 6 и 8 сентября, в Перми — 9 сентября (причём концерт пройдёт в фойе Пермского театра оперы и балета) и в Москве в Камерном зале филармонии — 12 сентября. 10 сентября в Перми ещё будет концерт Московского ансамбля с музыкой профессоров.

— Это закрытое мероприятие или есть возможность приехать на академию любопытствующим?

— Конечно! Можно присылать заявки на адрес академии (moscowensemble) — мы поможем с размещением. Стоимость проживания и питания совсем невысокая. У свободных слушателей будет возможность посещать открытые мероприятия академии — концерты и лекции. Подробная информация есть на нашем сайте — www.academy.iscmrussia.ru. 

Источник

поиск