02 декабря 2020
Сегодня
17 декабря 2020
18 декабря 2020
23 декабря 2020
24 декабря 2020
25 декабря 2020
27 декабря 2020
28 декабря 2020
29 декабря 2020
30 декабря 2020
31 декабря 2020
Пресса
  • Декабрь
    01
    02
  • Январь
26.10.2011
Ведомости: Уральские парижане

«Рамо-гала» пермского производства под управлением Теодора Курентзиса порадовал Москву сочетанием научной дотошности замысла и залихватской удали воплощения.

Это первая вылазка в Москву оркестра MusicAeterna (теперь его название пишется в одно слово), сделанная не из Новосибирска, а из Перми. Теперь оркестр приписан к Пермскому театру оперы и балета, которым в прошлом году стал руководить Курентзис. В составе оркестра несколько знакомых по новосибирскому составу лиц, но в целом оркестр новый. На струнных инструментах играют российские музыканты, снявшиеся на работу в Пермь из разных городов. На духовых — почти одни иностранцы, преимущественно с немецкими или скандинавскими именами. Хотя аутентичному исполнительству в России уже много лет, но должного количества духовиков, хорошо играющих на старинных инструментах, у нас все еще нет. Это и понятно — ведь наш аутентизм по большей части компромиссен. MusicAeterna — контрактный интернациональный оркестр с пермской пропиской — единственный у нас стопроцентно аутентичный, кто может занять всю сцену Зала Чайковского.

Курентзис и его подопечные привезли программу в высоком смысле музейную — фрагменты из театральных сочинений Рамо. Французского гения середины XVIII века, сочинявшего и серьезные оперы, и изящные дивертисменты, и пышные оперы-балеты, у нас играют мало, а с таким размахом еще не играли никогда. Программа составилась из множества сочинений Рамо, которым рукоплескали в свое время Париж и Версаль, — тут были фрагменты из «Бореад», «Галантных Индий», «Зороастра», «Платеи», «Празднеств Гебы» и других сценических творений, а также популярные в детских музыкальных школах пьесы «Кукушка» и «Тамбурин».

Диапазон аффектов Курентзис и MusicAeterna предъявили впечатляющий. Голландская солистка Барбара Ханниган, приглашенная звезда проекта, умело настраивала свое милое сопрано то на заунывный, гипнотический тон арии из оперы «Ипполит и Арисия», где ей, словно из высшего мира, регулярно отвечал грустный фагот, то на озорной, ироничный тон «Платеи», где полагалось колоратурить и актерствовать. Нейтральных по настроению номеров почти не было, большая часть была подобрана специально, чтобы доказать: Рамо в свое время действительно надавал пощечин общественному вкусу. Стоило минуту прозвучать какому-нибудь тихому вступлению, как начинался очередной гавот и ригодон, в котором о хороших манерах думали не больше, чем на деревенской усадьбе. Литавры грохотали, смычки с азартом налетали на струны, звук трубы взлетал под потолок, а сам маэстро подавал пример музыкантам, топая и отплясывая на дирижерском подиуме. На бисах программы веселье перелилось через край: Курентзис прыгал, колотя в барабан, а Барбара Ханниган смешила публику, изображая заправского дирижера.

Ну вот и славно: пермяки (а кто же они еще?) показали Москве научную реставрацию истинно парижского стиля. Спасибо за науку!.

Источник


поиск