23 мая 2019
Сегодня
04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
  • Июнь
24.10.2011
Известия: ?Любовь ? единственная причина, чтобы жить?

Теодор Курентзис — о культурном шоке, копании в старинной музыке и поисках идеальной женщины

24 октября в Москве, в Концертном зале имени Чайковского, а 25 октября в Петербурге пройдет премьера новой симфонической программы Теодора Курентзиса с оркестром Musica Aeterna. В афише — сочинения Жана-Филиппа Рамо. С одним из самых эпатажных дирижеров современности побеседовала корреспондент «Известий».

— Рамо — ныне не самый популярный автор. Почему вы решили обратиться к его музыке?

— Рамо — выдающийся композитор, без участия которого музыка не была бы такой, какая она сейчас есть. Невозможно представить Россию, не знающую Руссо. Невозможно представить Россию, не знающую Вольтера. Так почему же Россия не должна знать Рамо?

— А нужна ли старинная музыка современному обществу?

— Мне кажется, старинная музыка ближе, чем романтическая, современному обществу. Она не тонет в борьбе со стрессом, дает энергию. Это как рок-музыка, которая тоже нужна обществу сейчас. Но в более сияющем, художественном виде.

— В свое время музыка Рамо произвела шокирующий эффект в Версале.  Вы тоже любите удивлять.

— Шокировать публику никогда не хорошо. Я в принципе не провокатор. Многие думают, что я эпатажный. На самом деле нет. Я просто выхожу делать то, что чувствую в этот момент. И если чего-то и должна ожидать публика, то прежде всего большого тока энергии. Потому что это экстраординарное действие. Культурологический шок. И все дело в исполнителях. Обычно так не играют. Например, мой оркестр играет стоя, им просто мешают стулья. И это невероятное наслаждение смотреть, как играют эти музыканты.

— Недавно вы переехали в Пермь. Зачем?

— Здесь очень хорошо. Люди могут слушать по-настоящему качественную музыку. Такое мы могли бы делать в Большом театре, например. Могли бы. Но там это никому не надо. Людям сейчас нужно, чтобы все постоянно двигалось вперед. Show must go on. А копаться в старинной музыке — никому это не надо. Но Перми это надо. Поэтому  в Москву и Санкт-Петербург мы приезжаем оттуда.

— Говорят, 25 октября вы впервые посетите Санкт-Петербург после окончания консерватории. Волнуетесь?

— Это неправда. Я играл там в 2004 году. Но все равно — что мне волноваться? Это они должны волноваться, а не я. Город как город. Играем — хорошо.

— Откуда вы черпаете вдохновение?

— Из любви к музыке. Я люблю музыку и жизнь. И стараюсь следовать ее механизмам, психологии. За новыми просторами, новыми ароматами. Если я чувствую пусть какой-то маленький нюанс в сочинении, то берусь за это дело и устремляюсь вглубь музыки. А там уже, конечно, возникает и концепция.

— Что для вас значит любовь?

— Это единственная причина, чтобы жить. Это жертвоприношение. Абсолютное бескорыстие. Натурально человек должен любить только себя. Это его самосохранение. Он есть, и зачем ему нужны другие? А вот эта странная магия — человек начинает любить кого-то другого и готов умереть за него — это потрясающе. Потому что нарушает нравственную догму одиночества, дает смысл надеяться, что это будет бесконечно.

— Можете описать образ идеального человека?

— Иисус Христос. Это идеальный образ.

— А если идеальная женщина?

— А что вообще такое идеальная женщина? Вот Иисус Христос — это и идеальный мужчина, и идеальная женщина, там нет разницы. Ведь когда мы говорим об идеальном — мы говорим о единственном. То есть что это образованная, умная… А это все не так важно. Идеальных людей не существует. Но это совсем не значит, что это плохо. Они все равно прекрасны. Я когда-то искал идеальную женщину. А теперь должен сказать, что был дураком. Идиотом... 

Источник

поиск