10 декабря 2019
Сегодня
12 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
18 января 2020
23 января 2020
24 января 2020
Пресса
  • Декабрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
  • Январь
28.10.2011
Санкт-Петербургские ведомости: Наслаждение в постскриптуме

Фестиваль «Дягилев. P.S.», позиционирующий себя как фестиваль новых имен, открыл петербуржцам дирижера Теодора Курентзиса, который выступил в нашем Александринском театре впервые с оркестром MusicAeterna с большой программой из музыки Жан-Филиппа Рамо.

Грек Теодор Курентзис учился в нашей Консерватории у Ильи Мусина, ассистировал Валерию Гергиеву, но в итоге уехал отсюда в Новосибирск. Петербург долго не мог принять у себя музыканта, о котором последние лет пять без устали говорят и пишут все московские критики, соревнуясь в самых красноречивых эпитетах. Курентзис выступал музыкальным руководителем премьеры «Воццека» Берга в постановке Дмитрия Чернякова в Большом театре, «Макбет» Верди в Новосибирске в постановке того же режиссера, записал на CD «Дидону и Энея» Перселла в аутентичной манере. О деяниях Курентзиса, его могучем дирижерском потенциале наслышаны и в Европе, где он неоднократно заявил о себе на разных площадках. Сейчас он трудится на благо нового имиджа Перми и перетащил туда за собой из Новосибирского оперного театра целый оркестр.

Наконец, благодаря новому фестивалю Курентзис дебютировал в Петербурге. Название фестиваля «Дягилев. P.S.» настолько емкое, что позволяет включать в его концепцию если не все, то очень многое, поскольку в постскриптуме, или послесловии, можно рефлексировать уже не столько о главном, сколько о том, что за ним последовало. В широком смысле феномен Дягилева, безусловно, связан с мыслью о мощном лидерском подвижничестве и открытии новых горизонтов в искусстве.

Балетов на фестивале в этом году немного – больше выставок и концертов. Так, «Дягилев. P.S.» открылся концертом из никогда не исполнявшихся произведений Владимира Дукельского, о котором наша газета уже писала. Музыка Дукельского оказалась если и не лишенной изобретательности, то чересчур «многословной», как бы неотредактированной, к тому же исполненной не слишком талантливо.

Чего никак нельзя было сказать о концерте Теодора Курентзиса, ставшем главной музыкальной сенсацией фестиваля. Здесь пересеклись сразу несколько красивых мотивов. Это был вечер дебютов – дирижера, певицы, оркестра, и можно назвать его и вечером премьер, поскольку почти нет сомнения, что многие вещицы Рамо не исполнялись в Петербурге пару сотен лет. Публика реагировала единодушным крещендо оваций.

Теодор дирижировал буквально всем телом, не без театральности, но добиваясь максимального эффекта. Его состояние передавалось в зал как электричество. Он представил оркестр сплошь из молодых музыкантов, собранный не в столицах, а в регионе, по традиции называемом провинцией. Тем не менее оркестр своими высокими техническими характеристиками дал фору и московскому Pratum integrum, и тем более нашему Оркестру Екатерины Великой, за долгие годы так и не оправдавшему возложенные на него ожидания. Музыку, написанную более двухсот лет назад – заводные ригодоны и тамбурины, фрагменты опер и инструментальные ансамбли, – они исполнили с небывалым драйвом. В этом проявилось искусство Курентзиса, научившегося добиваться звучания гипнотической силы. Это особенно остро почувствовалось во время финальной медленной скорбно-просветленной арии, ввергнувшей зал в транс своими едва слышными призрачными пианиссимо.

Феей Курентзиса и всего концерта была сопрано Барбара Ханниган с ее гибким инструментальным голосом. Она спела Рамо впервые в России и впервые же выступила с Курентзисом. Петербург был третьим городом на карте их тура после Перми и Москвы, поэтому в голосе чувствовалась усталость. Но всем своим видом певица показывала, какое наслаждение получает от совместного творчества.

Любопытно, что в тот же вечер на своих площадках давали концерты два других ученика Ильи Мусина – Валерий Гергиев и Юрий Темирканов, словно устроив проверку своим постоянным слушателям. Большинство которых, увы, изменили им в пользу нового поколения.

Источник

поиск