19 мая 2019
Сегодня
22 мая 2019
04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Июнь
31.01.2012
Новый Компаньон: Два часа сплошного Рахманинова

Известно, что у художественного руководителя Пермского театра оперы и балета Теодора Курентзиса взаимоотношения с русской музыкой непростые. Из наших соотечественников ему близок Шостакович, позволяющий выдать на концерте фирменный драйв, а вот Чайковский и Рахманинов — авторы, к творчеству которых MusicAeterna обращается нечасто. Поэтому программа, подготовленная курентзисовским оркестром под руководством главного дирижёра театра Валерия Платонова, стала для MusicAeterna «проверкой на гибкость».

В первом отделении большого двухчасового концерта, состоявшего сплошь из произведений Сергея Рахманинова, у зрителей возникло подозрение, что эксперимент не вполне удался: симфоническая поэма «Князь Ростислав» оркестру явно не давалась. Там, где нужно было играть с величавой монаршей сдержанностью, привыкший к бешеным курентзисовским темпам коллектив выдавал вялую тягомотину. Да и со знаменитой синхронностью исполнения вышла промашка: кое-где музыканты «разошлись». Поэтому и аплодисменты после «Ростислава» были холодно-вежливыми.

Меломаны наверняка задумались: если так слабо звучит красивая, сюжетная и лёгкая для понимания симфоническая поэма, то что же будет во втором отделении, когда будут играть центральное произведение — Симфонию ?1? Она знаменита тем, что мало кому даётся. С этой симфонией связана драматическая история: первое исполнение под руководством Александра Глазунова было настолько провальным, что у Рахманинова случилась трёхлетняя депрессия. Первая симфония Рахманинова — это всегда вызов и для дирижёра, и для оркестра. Валерий Платонов на этот вызов ответил достойно — собрался сам и заставил собраться музыкантов.

Во втором отделении MusicAeterna показала, на что способен хорошо подобранный и сыгранный оркестр — здесь была и высочайшая техничность (наверняка во времена Рахманинова и Глазунова так не играл никто, просто не умели ещё), и удивительная синхронность, и полное понимание музыки. А понимание здесь требуется особенное: симфония потому так сложна для исполнения, что мелодическое богатство в ней огромное, но единого мелодического стержня нет, что мешает ей стать симфоническим шлягером вроде, например, Второго концерта для фортепиано с оркестром того же Рахманинова. Длинное и разнохарактерное произведение не так-то просто собрать воедино, придать ему завершённость, создать музыкальный сюжет. И то, что это удалось, — огромная победа дирижёра.

К достоинствам исполнения Первой симфонии оркестром MusicAeterna под руководством Валерия Платонова относится удивительное понимание симфонизма, когда, не отвлекаясь от общего, слаженного и мощного, звучания оркестра есть возможность насладиться каждой партией. Невозможно не отметить группу духовых, которые для Рахманинова всегда очень важны, а также первую скрипку — молодого Андрея Провоторова, достойно исполнившего роль концертмейстера.

Первая симфония Рахманинова — это музыка, что называется, «не для всех». Как её ни исполняй, шоу не получится, слишком она сложна. Выбор Платонова — это оммаж пермской публике, ведь рассчитана музыка на знатоков. И таких, как оказалось, немало: в финале второго отделения зал зашёлся в аплодисментах и криках «Браво!» и был достойно вознаграждён — «на бис» был исполнен проникновенный, светлый и бесконечно трогательный «Вокализ» Рахманинова.

Источник

поиск