13.04.2012
Коммерсант: Первая Вторая. Дмитрий Ренанский об исполнении Густава Малера Теодором Курентзисом в Перми

В канун Пасхи вместе с оркестром MusicAeterna Теодор Курентзис сыграет в Перми Вторую симфонию Густава Малера — эпическую фреску о смерти и воскресении, опус, как нельзя кстати подходящий для исполнения в Страстную субботу. Статусным этот концерт делает несколько вещей: во-первых — традиционный для отечественного музыкального процесса малеровский дефицит, во-вторых — прицельное попадание в контекст мировой малерианы, в-третьих — частные обстоятельства творческой эволюции греко-русского маэстро. Начать хотя бы с того, что всякое появление в афише Малера по-прежнему, как и десятилетия назад, становится событием концертной жизни нашей страны и в столичных городах, и в регионах — вне зависимости от того, какая из партитур и кем играется. Устойчивая малеровская традиция существует только в Петербурге благодаря усилиям Валерия Гергиева, да и в этом случае чаще приходится говорить о доблестном культуртрегерском подвиге, нежели обсуждать интерпретаторские нюансы.

В портфолио Курентзиса Малер до сих пор был представлен пунктирно. Да, в 2004-м Курентзис сделал небезынтересную Третью симфонию с НФОРом, в 2006-м на фестивале "Территория" — впечатляющую "Песнь о Земле", в 2008-м играл с "Новой Россией" Первую, а на прошлогодних "Дягилевских сезонах" в Перми звучали "Песни странствующего подмастерья". Но при этом имя дирижера куда привычнее ассоциировалось либо с условно старинным, либо с условно современным репертуаром. Между тем всегда было вполне очевидно, что они идеально подходят друг другу — Малер с его экстатическим мессианством и здоровой мегаломанией, и Курентзис с его умением пересочинить самую заигранную музыку. Вот, скажем, "Дидона и Эней" Перселла или моцартовский "Реквием": сколько лишь за последнее десятилетие появилось эталонных интерпретаций, но Курентзис выходит на сцену — и былым фаворитам остается только нервно курить в стороне. Отдельная история — Курентзис, занимающийся репертуаром, числившимся за маэстро старого образца и строгого режима. Из этой руды выплавлены его главные шедевры: "Немецкий реквием" Брамса, Шестая Чайковского — вполне вероятно, что этот упоительный список продолжит и Вторая Малера.

Все-таки именно малеровская музыка в значительной степени сформировала тип демиурга-диктатора, доминировавший в дирижерском искусстве ХХ века,— и повлияла на общую для исполнительства большей части столетия то ли гиперромантическую, то ли уже постромантическую эстетику. Эта ушедшая в безоговорочное прошлое традиция знала как минимум два пика — в первой (Вильгельм Менгельберг, Бруно Вальтер, Эдуард ван Бейнум) и во второй (Рафаэль Кубелик, Леонард Бернстайн, Бернард Хайтинк) половине века. В последние же годы сформировалась установка на ревизию подходов к наследию композитора: почву для нее еще в девяностые своими суховато-объективистскими интерпретациями подготовил Пьер Булез. Сегодня передовая малеровского фронта проходит вдоль границы деятельности старинщиков-аутентистов вроде Филиппа Херревега и Роджера Норрингтона с одной стороны и дирижеров нового поколения, играющих симфонии Малера на современных инструментах, но с учетом обширного опыта historically informed performance.

На этой же территории работает и Теодор Курентзис. И контекст, определяющий восприятие его нынешнего малеровского проекта,— недавние трактовки Ивана Фишера, Дэниела Хардинга и Пааво Ярви. Заочно кажется, что пермскому исполнению Второй ничто не позволит затеряться на столь представительном фоне — с производственной точки зрения, с учетом имеющихся в распоряжении Курентзиса административных возможностей и финансовых ресурсов. Условия, в которых происходили все его столкновения с музыкой Малера, представляются компромиссными, теперь же на реализацию амбициозного начинания брошены силы со всей Европы. По сложившейся традиции MusicAeterna будет укомплектован международным составом приглашенных музыкантов — в Пермь, в частности, выписан легендарный немецкий ансамбль German Brass: Курентзис решил усилить им важную в драматургии симфонии (и до предела расширенную Малером) медную группу оркестра. На сольные вокальные партии ангажированы петербургское сопрано Анна Нечаева и шведское контральто Мария Форсстрем, в начале сезона уже успевшая поработать с Курентзисом над постановкой моцартовской оперы "Так поступают все".

А вот лететь в столицу Урала для того, чтобы стать очевидцем этого во многих отношениях исторического события, вовсе необязательно — он будет вживую транслироваться через интернет.

Источник

поиск