26 февраля 2020
Сегодня
27 февраля 2020
11 марта 2020
12 марта 2020
15 марта 2020
17 марта 2020
18 марта 2020
22 марта 2020
26 марта 2020
29 марта 2020
30 марта 2020
04 апреля 2020
07 апреля 2020
08 апреля 2020
09 апреля 2020
11 апреля 2020
12 апреля 2020
15 апреля 2020
16 апреля 2020
17 апреля 2020
18 апреля 2020
19 апреля 2020
22 апреля 2020
24 апреля 2020
25 апреля 2020
26 апреля 2020
28 апреля 2020
29 апреля 2020
30 апреля 2020
03 мая 2020
07 мая 2020
11 мая 2020
14 мая 2020
15 мая 2020
16 мая 2020
19 мая 2020
21 мая 2020
22 мая 2020
Пресса
  • Февраль
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
  • Март
  • Апрель
  • Май
27.09.2011
Новый Компаньон: Французская ?Кармен?

В Пермском театре оперы и балета начался 140-й сезон, и чувствуется, что в связи с торжественностью даты к формированию репертуара здесь относятся очень тщательно. К центральному событию первой половины сезона — премьере оперы Моцарта Cosi fan Tutte («Так поступают все женщины») — зрителей готовили постепенно. Не случайно первой оперой, исполненной после открытия сезона, стала «Кармен» в постановке прежнего художественного руководителя театра Георгия Исаакяна, но с «тюнингом» от его преемника Теодора Курентзиса.

Опера «Кармен» — один из самых нашумевших исаакяновских спектаклей. В 2006 году он выдвигался на «Золотую маску» и вызвал настоящую критическую бурю. Вольности, допущенные Исаакяном на сцене, так возмутили критическое сообщество, что по уровню скандальности пермская опера почти сравнилась с «Детьми Розенталя» в Большом театре. В то же время менее нервные наблюдатели не смогли не оценить стильность постановки и её внутреннюю логичность, а также красивый голос, темперамент и великолепные внешние данные пермской Кармен — Надежды Бабинцевой.

Исаакян отказался от цыганских юбок и цветов в волосах, непременных в традиционных трактовках «Кармен». Действие его спектакля происходит во Франции времён фильмов «новой волны». Кармен — не размашистая испанка, а сдержанная, загадочная, внешне холодноватая француженка, в которой тем не менее проглядывает внутренний огонь. В качестве примет эстетики кино 1960-х годов — бытовые детали на сцене, прежде всего так возмутившая многих сантехника.

Исаакян всячески подчёркивает, что «Кармен» — французская опера, написанная по французской повести. Испания — не более чем условность, а суть — история экзистенциальной войны мужского и женского начал.

При таком подходе кому нужен стандартный текст либретто? Поскольку к словам никто и не прислушивается, исполнение оперы по-французски выглядит просто логическим продолжением «офранцузивания» всей истории.

Внешне постановка ничуть не изменилась: основной интерес Курентзиса, конечно, связан с музыкой. Здесь были предприняты самые серьёзные усилия. Любовь маэстро к громкому и энергичному звучанию оркестра вполне оправдала себя, когда зазвучала знаменитая увертюра. Отлично, очень бодро звучал хор (хормейстер Дмитрий Батин в финале получал букеты и аплодисменты вполне заслуженно).

Первое же появление Кармен вызвало некоторое недоумение в зале: Наталья Буклага, которую Курентзис предпочёл Надежде Бабинцевой, исполнила культовую хабанеру тихо-тихо, на самом рискованном пианиссимо. При этом она так старательно модулировала, что, казалось, вот-вот сознание потеряет от внутренних усилий. Было понятно, чем певица пленила маэстро: она спела очень точно и чисто. Но темперамент Кармен пропал полностью — Буклага была сдержанной и даже зажатой. По части голосового богатства новая Кармен большого впечатления не произвела: её голосовые возможности уступают выучке и старательности. Зато выглядела Буклага очень по-французски в ярко-красном мини на высоких каблуках — длинноногая, стройная, с отличной причёской в стиле 1960-х.

«Хозе» Михаил Векуа, «позаимствованный» из Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко, был её противоположностью: пел он красиво, играл темпераментно, заразительно, а выглядел забавно, что, впрочем, ему легко простили. Все понимали: у Векуа в Перми нет ни одного конкурента — с тенорами в театре всегда были проблемы. Обаятельный певец заработал в финале бурные зрительские овации, так же как и баритон Максим Аниськин из Новосибирска, певший партию Тореадора. Появление француженки Анны Касьян в роли Микаэлы сенсацией не стало, хотя и её «разогретая» публика принимала очень тепло.

Нельзя сказать, что «Кармен» стала выглядеть по-новому. Но ощущения старого, заигранного спектакля точно не было. Даже те, кто видел эту постановку не единожды, ощутили свежий интерес, будто речь шла о настоящей премьере.

Источник

поиск