24 мая 2019
Сегодня
04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
  • Июнь
22.03.2013
Московский комсомолец: Шутовские пляски на «Золотой Маске»

Пермский академический театр оперы и балета представил на двухдневных гастролях в Москве свои новые спектакли. В российском балетном пространстве пермская труппа продолжает оставаться среди лидеров, что подтвердил и нынешний приезд на «Золотую маску».

В первой программе знаменитый балет Килиана на музыку Стравинского «Свадебка» сочетался с новой работой Раду Поклитару «Геревень». Другой спектакль двухдневных гастролей — тройчатка под названием «В сторону Дягилева». Первое отделение включало в себя две поздние работы Баланчина, исполненные пермскими артистами вполне прилично, что называется, не ниже «допустимой санитарной нормы». Впрочем, привязка к Дягилеву, действительно открывшему этого хореографа на заре его юности, довольно натянутая.

Балет «Шут», идущий во втором отделении, напротив, имеет к Дягилеву самое непосредственное отношение — импресарио осуществил премьеру в Париже в 1921 году, а заказал музыку Прокофьеву и того раньше. Время это для Дягилева было очень непростым — он только что расстался со своим любовником и хореографом Леонидом Мясиным. Никого другого, кто мог бы осуществить хореографию этого спектакля, на примете в тот момент не было, поэтому танцы придумывал (случай в истории хореографии уникальный) художник, создававший для балета декорации и костюмы, — Михаил Ларионов. 

В помощь ему Дягилев отрядил и танцовщика труппы Тадеуша Славинского. Объемные экстравагантные костюмы были довольно тяжелыми, поэтому спектакль напоминал больше современную инсталляцию — балетные артисты просто перемещались по сцене, меняя позы и ансамбли. Спектакль вошел в анналы истории, конечно, не своей хореографией, которой, по сути, и не было, а как раз бьющими в глаза яркостью и сочностью красок костюмами и декорациями. Их основоположник таких концепций в живописи, как лучизм, инициатор нашумевших в то время выставок «Бубновый валет» и «Ослиный хвост», сделал в авангардно-лубочном стиле. Алексею Мирошниченко (выдвинут на «Маску» как лучший хореограф) удалось невероятное — в ветхие мехи влить молодое вино новой хореографии. Костюмы, также сделанные по мотивам ларионовских, художник Татьяна Ногинова придумала, конечно, другие. В них можно свободно танцевать, поэтому хореограф смог дать волю своей фантазии.

Получился отличный спектакль с пронизанной юмором хореографией, веселый, яркий, запоминающийся. Совершенно очаровательно в роли молодого Шута смотрелся знакомый нам по телевизионному проекту «Большой балет» Александр Таранов (он и исполнительница партии Шутихи Ляйсан Гизатуллина выдвинуты на «Маску» в исполнительских номинациях). Он не просто танцевал довольно сложный хореографический текст, но жил в своей роли естественно, с чувством свободы.

Смотреть насыщенное танцами действо про то, как «молодой шут надул семь старых и глупого купца» (эта надпись красовалась на расписном ларионовском занавесе), по мотивам где-то раздобытых Дягилевым сказок Пермской губернии, увлекательно и интересно. Ровно так же увлекательно, как слушать музыку не слишком известного балета Прокофьева в блистательном исполнении оркестра под управлением маэстро Теодора Курентзиса (худрука театра), также выдвинутого на «Маску». 

Павел Ященков | Московский Комсомолец

поиск