08 декабря 2019
Сегодня
10 декабря 2019
12 декабря 2019
13 декабря 2019
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
18 января 2020
23 января 2020
24 января 2020
Пресса
  • Декабрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
  • Январь
14.02.2014
Rondo: Теодор Курентзис: греческое пламя

Об этом не осмеливался мечтать даже сам Караян: компания Sony записывает в российском городе Перми цикл произведений Моцарта. Его звездой стал греческий дирижер.

Список его постановок впечатляет: «Реквием» Моцарта в Новосибирске, «Макбет» Верди на сцене Парижской оперы, «Дидона и Эней» Пёрселла вскоре в Берлине, первое сценическое исполнение оперы Мечислава Вайнберга «Пассажирка» на фестивале в Брегенце, Равель с музыкантами Мюнхенской филармонии, Сибелиус с оркестром Северогерманского радиовещания, Шостакович с камерным оркестром имени Малера, «Леди Макбет» на сцене оперы Цюриха и опера Стравинского «Персефона» в Королевском театре в Мадриде. Только из Sacre du printemps («Весны священной») в юбилейном 2013 году в Манчестере и на международном театрально-концертном фестивале Ruhrtriennale ничего не получилось, ввиду огромных, не воплощаемых в реальность мечтаний театрального режиссера Ромео Кастеллуччи. Пока так.
 
Но между тем на всех возможных, достаточно престижных музыкальных мировых площадках за дирижерским пультом стоит худой грек с большим носом, бледный, с развевающимися волосами, с удовольствием носящий плащ графа Дракулы с разлетающимися рукавами, и кажется, что он подчиняет себе оркестр искусными движениями, собирает и высвечивает самые разнообразные музыкальные краски.

Фигаро с мороза

Без сомнений, Теодор Курентзис, афинянин, хорошо приспособившийся к российскому холоду, очаровывает. После небольших и малоизвестных звукозаписывающих компаний к нему обратилась Sony Classical. Компания имеет на него большие планы: симфонические версии «Весны священной» и «Свадебки» уже записаны и даже проделана студийная работа. Глобальный игрок, и по сей день управляющий  музыкально-театральным архивным наследием CBS Columbia Mas-terworks, RCA, Ariola, BMG и немецкой компанией Harmonia Mundi, в этот раз поехал, конечно, за записями нового цикла произведений Моцарта — Да Понте ни в Зальцбург или Вену, ни даже в Мюнхен, Милан, Париж или Берлин, он привез техническую группу в Пермь — город, открывающий путь на Урал, самый восточный миллионный город в Европе. Что же бы на это сказали Караян, Вальтер Легге, Карл Бём, Невилл Маринер и даже сам Николаус Харнонкорт?  В далекой России оркестр, настроенный на 415 герц, струнные инструменты и бесклапанные рожки и трубы, превосходно звучащие и поражающие виртуозностью при температуре -20°C. Деревянные духовые и впечатляющее нон-вибрато в предгорье Урала. И ко всему этому рыжеволосая и недосягаемо высокая на своих высоченных каблуках Симона Кермес, примадонна, Crazy Queen of Baroque с черепом на кольце, королева барокко с саксонским акцентом, даже принявшая православие ― все для Курентзиса ― стала дивой, исполняющей Моцарта в манере, нисколько не напоминающей Шварцкопф.

И, наконец, началась запись Cosi fan tutte. Еще раз все переводят дух, неумолимо разбирается каждый такт, отрабатывается снова и снова, и при этом чувствуется, как важно жить, парить, пульсировать  этой сыгранной музыкой. Теодор Курентзис еще более сосредоточен; в конце концов, он хочет такого Моцарта, который заставляет думать, но при этом поднимает в воздух, который очаровывает и не отпускает, который ясен и которого не понять.

Дорабелла в унтах

Тот факт, что Малена Эрнман в этой звучащей атмосфере юга, играя Дорабеллу, обута в меховые сапоги, Симона Кермес в роли Фьордилиджи ― в перчатках, и даже молодой Константин в роли старого циника, кутается в теплый пуловер, в этой раз это не замысел режиссера, а перепады температур за окном и в теплом театральном зале. Затем подходят так же тепло одетые Кеннет Тарвер в роли Феррандо, Кристофер Мальтман (Гульельмо) и Анна Касьян (Деспина), похожая на грузинскую Чечилию Бартоли. В этот день много репетируют, так как в Перми, за 3000 км от Вены, города первого сценического исполнения, и за 1000 км от Москвы время тоже деньги.  В 2012-м здесь начали работу с  показанной сейчас «Свадьбы Фигаро», в 2015-м трилогия должна завершиться с появлением оперы «Дон Жуан».

Наряду с месторождениями медной руды и металлургической промышленностью у провинциальной метрополии  Перми есть также и знаменитый сын ― импресарио Сергей Дягилев, основоположник Русского балета.

Тем не менее открытый в 1870 году оперный театр назван именем известного композитора, родившегося недалеко от Перми, — П. И.Чайковского. Во время Второй мировой войны сюда была эвакуирована труппа Санкт-Петербургского Мариинского театра, и некоторые певцы, музыканты и танцовщики остались здесь в качестве руководителей. Пермский театр оперы и балета, после Московского и Санкт-Петербургского, а также театра в Новосибирске, теперь относится к числу самым значительным сцен России. Долгий путь для компании Sony оказался ненапрасным.

Так как звукозаписывающая компания оплачивает только работу певцов и дирижера, (специально для этого случая привезенных), то  оркестр, хор и помещения предоставляет театр: на две недели в январе здесь практически все было перестроено, балет отправлен на гастроли. В зрительном зале с установленными креслами, с несколькими микрофонами, оркестр образует круг вокруг дирижера, солисты и хор располагаются на сцене перед закрытым занавесом. При звукозаписи все должны быть в наушниках, Курентзис хочет, чтобы каждый слышал себя, как из динамика.

Жесткие репетиции, изящное пиано

В соседнем помещении разместились пульты техников. В не очень теплом репетиционном помещении под крышей каждый день с одиннадцати до часа ночи без перерыва отрабатывается с концертмейстером секстет Моцарта. В обитой плюшем комнате дирижера, где постоянно готов самовар с чаем, Теодор Курентзис в перерывах принимает гостей.  Такая обстановка почти напоминает ранние девяностые, когда готовилась запись серии пластинок Philips в Санкт-Петербургском Мариинском театре с дирижером-звездой Валерием Гергиевым в закрытом театре в стиле барокко, в условиях, которые не одобрил бы профсоюз.

Греку 41 года от роду очень нравится в России не только потому, что он учился здесь и стал одним из последних выдающихся учеников легендарного дирижера из Санкт-Петербурга Ильи Мусина.  Здесь, как нигде, понимают его жесткий характер. Все здесь являются крепостными на службе композитора. Даже давно отработанную, много раз проигранную «Дидону и Энея» Курентзис поздней ночью отшлифовывает такт за тактом со своим хором musicAeterna, который он создал, так же как и оркестр.  Звучание аккуратно и изящно, плавно, в чарующем пиано. Теодор Курентзис мог добиться успеха на Западе, но остался в России.  В Перми он, его музыканты, вместе с другим дирижером, хором и оркестром, финансируются губернатором и нефтяным концерном.

Его работа — это не только дородная классика, но одновременно и старинная, и современная музыка. И в то время, как он под влиянием таких значительных деятелей искусства, как Жерар Мортье, должен был постоянно ограничивать свои выступления на Западе, благодаря редким появлениям его известность только возрастала, а в Новосибирске, где он возглавлял оперу с 2004 по 2010 год, он основал параллельно и свой оркестр старинной музыки.

Он может помериться силами с лучшими фигурами западного музыкального мира. И с новой постановкой «Фигаро» Курентзис и его коллектив, конечно же,  занимают свое место.

Свежая кровь

Замечательный день Моцарта.  Живость, подвижные темпы,  резкие акценты и безусловная воля вокруг человеческой честности до последних нот речитатива ― все это отличает новую «Свадьбу Фигаро». Дирижер и оркестр демонстрируют сильные преимущества нового старта русского цикла Моцарта — Да Понте, вся воля музыки, исполняющейся строго по историческим канонам, исходит от дирижерского пульта.  Большинство певцов, не известных широкому кругу зрителей, играют сильные роли, хорошо различимые по тембру и сложению. Как благородная шоколадная глазурь, обволакивает тонкая вокальная игра красок Симоны Кермес в роли Графини.

Маттиас Зилер | Rondo

поиск