04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
  • Июнь
05.08.2015
NewsKo: «Золотая маска» для Питера Селларса»

Начинается всё в Марселе: огромный мультикультурный город-порт — ещё и место проведения великолепного фестиваля современной хореографии. От Марселя фестивальная эстафета движется на север: Экс-ан-Прованс, Авиньон, Оранж… Фестиваль здесь в каждом городе, и не какой-нибудь «калейдоскоп» из всего подряд: каждый фестиваль — по делу, если уж джаз, то на всю Европу, если уж фортепианный фестиваль, то лучший в мире.

Фестиваль музыкального театра в Экс-ан-Провансе не нуждается в особых представлениях. Участие в нём — честь для любого музыкального театра, и то, что художественный руководитель Пермского театра оперы и балета Теодор Курентзис и хор MusicAeterna стали хедлайнерами фестиваля 2015 года, — это ещё один знак мирового признания.

С 13 по 17 июля в Экс-ан-Прованс съехались топ-менеджеры пермского театра — исполнительный директор Галина Полушкина, генеральный менеджер Марк де Мони, главный хормейстер Виталий Полонский, руководитель пресс-службы Василий Ефремов, который и рассказал «Новому компаньону» о событиях фестиваля.

Экс — это, говоря по-пермски, Прованс-Прованс. Небольшой городок, сохранивший дух провинциальной, деревенской Франции. Узкие улочки, маленькие площади и букет сногсшибательных ароматов — свежие булочки, пряные травы. Трижды в неделю работают рынки — фермерский и блошиный, и оба полны соблазнов. Экс позиционирует себя как город Сезанна, и везде можно взять специальную карту «сезанновских мест», пройти по «сезанновскому маршруту».

Знаменитый фестиваль гнездится в историческом архиепископском дворце: весь дворец — офис фестиваля, а сцена находится во дворе, под открытым небом.

Представления начинаются очень поздно, спектакли идут с 22:00 до 1:00. Когда зрители выходят с территории дворца, исторический центр города погружён в кромешную тьму, лишь на главной улице Мирабо от фонтана до памятника королю Рене (тому самому, из «Иоланты») — витрины, реклама, припозднившиеся туристы. И — наконец-то прохлада! Каменный город остывает быстро, и после +36 градусов днём гулять по ночному Эксу очень приятно.

Хор MusicAeterna прожил по частным квартирам Экса целый месяц, поскольку репетировал две фестивальные оперные постановки — «Альцину» Генделя и «Похищение из сераля» Моцарта.

Постановка «восточной» оперы Моцарта вызвала на фестивале небольшой скандал. После серии террористических атак, прошедших во Франции в связи с «Шарли Эбдо» и не только, директор фестиваля Бернар Фоккруль изъял из спектакля все «острые» сцены, придуманные режиссёром Мартином Кушеем: с флагом ИГИЛ, с казнью…

В связи с этим была отпечатана специальная «извинялка», разложенная по всем программкам.

Это, впрочем, ничего не говорит об эстетическом качестве постановки, которое было превосходным. Минималистические декорации — бесконечная пустыня на заднем плане и единственный предмет на засыпанной настоящим песком сцене, шатёр — расцвечивались мастерской световой партитурой, так что пустыня меняла цвет в зависимости от смены времени суток точно так, как это бывает на самом деле.

«Альцину» в Эксе поставила знаменитая Кэти Митчелл, модная звезда оперной режиссуры и постоянный участник фестиваля, ведь именно с Экса началась её карьера.

В этой постановке «Альцина» совсем не похожа на спектакль, который в своё время поставил в Перми Георгий Исаакян. Пространство сцены у Митчелл разделено на четыре комнаты, находящиеся на двух этажах. На первом этаже — жильё колдуний Альцины и Морганы. Когда колдуньи находятся в своих апартаментах — это страшные ведьмы, а стоит им выйти «в люди» — красавицы! На втором этаже — мастерская, где Альцина и Моргана превращают любовников в чучела животных. Удивительно, но мастерская действовала! Заходит в машину человек, а выезжает с другой стороны чучело. Просто чудеса!

Спектакль был такой зрелищный, что временами, по признанию Ефремова, зрители отвлекались от музыки, о Генделе забывали! Впрочем, прекрасная музыка быстро напоминала о себе, ведь в спектакле участвовал безупречный Фрайбургский барочный оркестр и невероятные солисты: знакомая пермякам Анна Прохаска в роли Морганы, не менее звёздная Патриция Петибон в роли Альцины и сам Филипп Жарусски в роли Руджеро (в Перми эту партию, написанную для контратенора, исполняли певицы).

В обеих неординарных постановках пермский хор занял весьма достойное место, о чём говорят многочисленные восторженные рецензии французской прессы, которые особо отмечали настоящий «барочный» звук пения.

А вот в дилогии «Иоланта» Чайковского / «Персефона» Стравинского хору выступить не пришлось. Знаменитая постановка, сделанная Теодором Курентзисом и режиссёром Питером Селларсом для Королевского театра в Мадриде, была адаптирована для Франции Лионским театром, и Бернар Фоккруль, проявив патриотизм, настоял на том, чтобы хор был лионский.

На «Иоланте» пермяки встретили старого знакомого: будущий интендант Зальцбургского фестиваля Маркус Хинтерхойзер специально приехал, чтобы посмотреть постановку Курентзиса и Селларса, которые в 2017 году будут ставить на его фестивале «Милосердие Тита» Моцарта.

MusicAeterna не только участвовала в спектаклях, но и блестяще выступила с несколькими концертными программами. В католическом костёле исполнили программу церковной музыки. На этот концерт прибыл композитор Филипп Эрсан, поскольку хор исполнял фрагменты его произведения Tristia, написанного по заказу Пермского театра оперы и балета.

Второй концерт состоял из произведений Игоря Стравинского и Генри Пёрселла. Дирижировал Теодор Курентзис, который сделал из концерта настоящий спектакль: он так сплёл произведения двух композиторов, что они шли как единое целое, и фестивальной публике даже не пришло в голову аплодировать в паузах. Хор пел, по признанию очевидцев, невероятно и при этом всё время двигался! Разве что лёжа не спели…

Наконец, ещё один концерт-сюрприз прошёл неофициально. Его подготовку проводили в страшном секрете от Питера Селларса. В перерывах между репетициями режиссёру говорили что-нибудь вроде: «Питер, погуляй пока, у нас тут дела…» Дело в том, что Селларс не смог приехать в Москву на вручение Национальной театральной премии «Золотая маска», и Теодор Курентзис привёз его «Маску» в Экс. Вручение обставили торжественно, позвали всех главных людей фестиваля, в том числе Бернара Фоккруля.

Церемония проходила в полумраке, как любит Курентзис, премию вынесли танцоры, занятые в «Иоланте». Звучала музыка Пёрселла. Поскольку была сплошная импровизация, «собирали» программу «на коленке», и единственный доступный хаммерклавир оказался без ножек. Хаммерклавирист играл лёжа…

Пермский театр оперы и балета расстаётся с Экс-ан-Провансом ненадолго: в феврале там будет гастролировать балетная труппа с «Жизелью» и новой постановкой «Лебединого озера».

поиск