22 августа 2019
29 августа 2019
31 августа 2019
01 сентября 2019
04 сентября 2019
07 сентября 2019
08 сентября 2019
11 сентября 2019
14 сентября 2019
15 сентября 2019
17 сентября 2019
19 сентября 2019
22 сентября 2019
24 сентября 2019
26 сентября 2019
29 сентября 2019
Пресса
  • Август
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Сентябрь
11.05.2017
Ведомости: В Пермском театре оперы и балета сыграли премьеру «Богемы»

Широкий, из кулисы в кулису, срез студенческой мансарды – центральный образ постановки, которую придумали немецкий режиссер Филипп Химмельманн и сценограф Раймонд Бауэр. Выстуженное жилище с аркой-окном время от времени лифтом уезжает вверх, освобождая место уличным демонстрантам с рукописными плакатами «Вся власть воображению!», «Запрещать запрещено», «Поэзия на улицах», военно-духовому оркестру и хору детей. Эпизод в кафе, где эффектно скандалит Мюзетта в фиолетовых клешах, сменяет картина задворок с разбросанными ящиками и разгоняемыми проститутками. На плохо опознаваемый Париж 1968 г. все четыре акта сыплет снег.

Греясь вином у растопленного стихами камина, четверо друзей-студентов перекидываются короткими фразами, стульями и подушками. Богемное бунтарство и противостояние обществу, на которые намекает буклет, режиссер приправил молодежным легкомыслием.

Концы с концами не сошлись. Вот в освещенной электричеством мансарде гаснет свечка в руках Мими. Вот ради умирающей героини продается плащ Коллена и серьги Мюзетты, но в аптеке так и не куплен антибиотик. Парижский быт 1960-х позволил Мими умереть от того же, от чего она умирала 120 лет назад в драме Анри Мюрже «Жизнь богемы», – от бедности и простуды.

После «Травиаты» с рафинированной режиссурой Роберта Уилсона вторая пермская серия про кашляющую бедолагу выглядела, мягко говоря, карикатурой. Певцов подобрали молодых и статных, но разнокалиберных вокально. В мужском квартете выделился разве что баритон Марселя (Константин Сучков). Шевелюристый итальянец Давиде Джусти сыграл Рудольфа не пылким влюбленным, а безвольным свидетелем чужой драмы. Знаменитая Che gelida manina показалась нескончаемо долгой: рыхлый и глуховатый тенор только верхними нотами сообщал «грезам и иллюзиям» любовную поэзию. Зарина Абаева честно отыграла Мими в знакомом образе умирающей певицы Антонии из «Сказок Гофмана». В долгой агонии на полу авансцены ей пришлось обращаться к невидимому в кулисном мраке Рудольфу – его забыл подсветить художник по свету Хенниг Штрек.

Единственной сделанной от и до ролью стала Мюзетта в эпатажно-темпераментном исполнении Надежды Павловой. А главным событием премьеры – ведомый Теодором Курентзисом оркестр MusicAeterna. Он и снабдил партитуру Пуччини художественной многомерностью, глубиной и открывательской свежестью, благодаря которым вторая – после «Травиаты» – до дыр заигранная итальянская опера слушалась словно в первый раз.

Елена Черемных | Ведомости

поиск