24 февраля 2024
25 февраля 2024
28 февраля 2024
29 февраля 2024
01 марта 2024
02 марта 2024
03 марта 2024
05 марта 2024
06 марта 2024
08 марта 2024
10 марта 2024
12 марта 2024
13 марта 2024
16 марта 2024
17 марта 2024
28 марта 2024
29 марта 2024
30 марта 2024
31 марта 2024
02 апреля 2024
03 апреля 2024
06 апреля 2024
07 апреля 2024
09 апреля 2024
10 апреля 2024
13 апреля 2024
14 апреля 2024
16 апреля 2024
18 апреля 2024
19 апреля 2024
20 апреля 2024
21 апреля 2024
22 апреля 2024
23 апреля 2024
24 апреля 2024
25 апреля 2024
26 апреля 2024
27 апреля 2024
28 апреля 2024
30 апреля 2024
03 мая 2024
05 мая 2024
07 мая 2024
08 мая 2024
10 мая 2024
18 мая 2024
19 мая 2024
26 мая 2024
29 мая 2024
30 мая 2024
31 мая 2024
Журнал
  • Февраль
    23
  • Март
  • Апрель
  • Май
10.01.2024
«Слово о полку Игореве» ещё раз стало балетом. Пермский театр оперы и балета им. П. И. Чайковского показал премьеру «Ярославны»
Пермский академический театр оперы и балета им. П. И. Чайковского под Новый год показал одну из самых ярких и запоминающихся премьер этого сезона. Балет на музыку Бориса Тищенко «Ярославна» поставил Алексей Мирошниченко, одиннадцать лет (с 2009 по 2020) возглавлявший труппу Пермского балета, а с сентября этого года, после почти трехгодичного перерыва, вновь ставший её руководителем. Впервые после своего скандального ухода в 2022-ом продирижировал оркестром и Артем Абашев, ставший музыкальным руководителем новой постановки.

99f0360e2e446becfa45a1ef2370cebf.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Из досье «МК»: «Слово о полку́ Игореве» (полное название «Слово о походе Игореве, Игоря, сына Святославова, внука Олегова») — памятник литературы Древней Руси, поэма, написанная, судя по всему по горячим следам, и рассказывающая о неудачном походе русских князей во главе с Игорем Святославичем Новгород-Северским на половцев в 1185 году.

Текст «Слова», включённый в рукописный сборник XVI века, был случайно обнаружен только в конце XVIII века А. И. Мусиным-Пушкиным, а первая публикация его состоялась в 1800 году. При этом рукопись погибла, вскоре после публикации, и это наряду с уникальностью «Слова» стало поводом для гипотез о литературной мистификации. Однако в современной науке подлинность этого произведения не подвергается сомнению.

Надо сказать, что «Слово о полку Игореве» повлияло на творчество Гоголя, Блока, Есенина и многих других поэтов и писателей, легло в основу ряда картин (в том числе В. М. Васнецова и В. Г. Перова), и музыкальных произведений. Самое известное — опера Бородина «Князь Игорь». Но одним их самых уникальных балетных творений второй половины XX века является балет «Ярославна», поставленный хореографом Олегом Виноградовым в 1974 году на музыку ученика Шостаковича Бориса Тищенко в Малом (ныне Михайловский) оперном театре в Ленинграде.


1e3958a4666375e40b7a012037a1a118.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Виноградов выступивший в своем балете не только, как хореограф, но и как сценарист, а также художник спектакля, пригласил на постановку знаменитого руководителя Театра на Таганке режиссера Юрия Любимова. Спектакль по тем временам был смелым, новаторским, значительно расширявшим границы классического балета и представлял собой смешение самого балета, пантомимы и хорового пения.

По цензурным соображениям композитор был вынужден отказаться от первоначального названия своего сочинения – «Затмение», отражающий трагический взгляд автора на историческую ситуацию того времени, когда затмение разума руководителей Руси, выразившегося в княжеской усобице, стало одной из первопричин закабаления страны при вскоре последовавшем татаро-монгольском нашествии.

«Больше всего нареканий городского худсовета вызывал тогда финал спектакля. Постепенно, незаметно для глаз, задник в глубине сцены, на котором были письмена «Слова», тлел и к концу почти весь выгорал. Несколько строк оставалось на самом верху. На фоне истлевшего внизу «листа Слова» появлялась орда (женский кордебалет), сливаясь по цвету костюмов с черно-коричневой гарью задника, и мелко топотала пуантами» - свидетельствует очевидец премьерных показов спектакля.

Спектакль попытались тогда запретить, но за него заступились и крупнейший специалист по «Слову о полку Игореве» академик Дмитрий Лихачёв, являвшийся консультантом постановки, и актер Кирилл Лавров, а главное сам Дмитрий Дмитриевич Шостакович, чей авторитет был непререкаем. Выдержав 120 показов, спектакль побывал даже на гастролях на знаменитом Авиньонском театральном фестивале, а несколько лет спустя перенесен в Новосибирский театр оперы и балета.

Этот уникальный спектакль так и остался в истории театра. Но интерес к партитуре Бориса Тищенко особенно возрос в последнее время. Через сорок лет после постановки Виноградова в 2017 году в Мариинском театре к «Ярославне» Тищенко обратился хореограф Владимир Варнава, а спустя 6 лет после него, в качестве первой постановки после своего возвращения в театр «Ярославну» выбрал и Алексей Мирошниченко.


49458b0669761c249e707b2e5498143f.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


- Перед нами композитор высокого таланта, глубины, культуры и образованности. Его музыка образная, чувственная, и при этом очень сложная и для оркестра, и для балета. Но другой к этому литературному первоисточнику я не могу представить, как невозможно представить себе в другом звучании «Лебединое озеро» или «Щелкунчик», - говорит Алексей Мирошниченко.

Особую роль в партитуре Тищенко имеет хор, расположившийся в соседних со сценой ложах бенуара с левой и с правой стороны, и поющий на старославянском подлинный текст «Слова о полку Игореве». А в режиссерской интерпретации Мирошниченко и музыкального руководителя постановки, дирижера Артема Абашева он уподобляется хору в древнегреческой трагедии, как бы комментирующему события, происходящие на сцене. А в особо трагические моменты, похожему на плачь русских плачей-воплениц, оплакивающих не только убитых на поле брани, но и разоренную губительной междоусобицей, погорелую Русь.

«Хожу по Руси… И в Кирилловом был… и в Ферапонтовом побывал… А путь-то по каналу монастырскому как предивен! А башни монастырские! Отлетает Русь, отлетает. Сынок…Отлетает… Вот и спешу походить-поездить последнее материно благословение и последний вздох Руси принять. А ты? Неужели и фресок Дионисия не видал? Как же можно?» – вспомнились мне после просмотра балета слова великого русского поэта XX века, старшего друга, «пестуна», учителя, наставника, «сопостника и сомысленника» Сергея Есенина в поэзии, крупнейшего знатока древнерусского искусства Николая Клюева, обращенные к своему собеседнику почти сто лет назад.

Не смотря на пессимизм Клюева, одной из сложнейших и таинственнейших фигур русской поэзии, не отлетела Русь, сбереглась, и авторы нового прочтения балета Тищенко не просто побывали в Феропонтовом монастыре, но и фрески древнерусского иконописца Дионисия, как признается один из создателей балета художник по костюмам Татьяна Ногиннова, послужили для неё основным источником вдохновения.

И если спектакль Виноградова-Любимова был оформлен как отображенные на заднике «древлие» рукописи «Слова о полку Игореве», то в спектакле Мирошниченко художник-постановщик Альона Пикалова за основу оформления взяла «фактуру простой грубоватой ткани, льняного полотна». «Занавес - это полотно, сплетенное из нитей-полотен. Как если бы мы смотрели на ткань через микроскоп и видели, как она сделана. Наше полотно проходит несколько трансформаций по ходу действия спектакля: от чистого и нового до разорванного и обгоревшего», и тоже напоминает «древлюю» рукопись, памятную нам по спектаклю-предшественнику.

Фактура оформления «Ярославны» - дерево, лён, холсты, которые как раз и изготавливаются из различных тканных материалов, таких как лён.


71c55971474b7bc8d6575a7a235db7b9.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


- На Руси холст считался проводником в мир мёртвых. Когда умирал человек, в окно выстилали холстину, чтобы по ней душа покойного могла прийти поесть; также холстиной оборачивали гроб и хомут лошади в похоронной процессии. Почему покойного наряжали в новую чистую холстину? Потому что ему предстояла новая жизнь, но уже в другом мире» - гпоясняет хореограф Алексей Мирошниченко, в процессе постановки «перелопативший» огромный объем литературы связанный с жизнью в древней Руси, её обычаями и традициями.

Даже либретто писано Алексеем Мирошниченко в стиле древнерусских летописей, с включенными цитатами из «Слова» и других «древлих» источников.

Многие сцены балета у хореографа даются, кинематографическим крупным планом, когда зрителю показываются эти обряды и обычаи во всей своей поэтичности и красе. Вообще просматривая его постановку, возникает ощущение, что перелистываешь драгоценную «древлюю» рукопись иллюстрируемую миниатюрами, писанными самим летописцем, «придивных словес наполненную».

Например, сцену усобицы русских князей в первом акте, когда по слову либретто «и снова усобица, и ещё один князь отправился к праотцам, и много гибнет дружинников, воевод и простого люда», Мирошниченко укрупняет, останавливая действо и показывая встречу убитого князя или дружинника с духами предков, появляющимися на сцене в сопровождении главного славянского тотемного зверя: медведя-оборотня с человеческим туловищем и медвежьей головой, которые помогают переходу умершего человека в мир иной… Со времен крещения Руси к тому времени не прошло и двухсот лет, и старославянские языческие верования и культы, зачастую соседствовали с христианскими, и наполняли жизнь человека того времени.

Поразительна в этом смысле и сразу следующая за сценой этого языческого перехода человека в другой мир, сцена «Похороны кукушки», когда согласно либретто «стонет Русская земля, поганые опять города потоптали, а женщины кукушками плачутся, передают весточку в Ирий (то есть благодатное, волшебное место пребывания Богов и Предков П.Я.) любимым своим, братьям и сыновьям».

«Символика кукушки у древних славян связана с женским началом и обликом души. Ей рассказывали о чаяниях и надеждах, доверяя сокровенное. Маленькая и простая соломенная кукла играла важную роль, она являлась проводником в те миры, где решалась судьба, и помогала найти своё счастье» - написано на грамоте, прикрепленной к такой соломенной куколке, которую Алексей Мирошниченко подарил мне на память о премьере. И выходящие в прекрасно поставленном к этой сцене танце и прикрепляющие к городским стенам своих куколок четыре девушки, таким образом уподобляются современным людям прячущем в «Стене плача» в Иерусалиме, свои записочки. Так постановщик актуализирует и перекликает свой спектакль с сегодняшним днем.


1c896ba077856ff8519d00b1a6088684.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Тема смерти и отлетающей души, как и у других народов, важна была в поэтике и мировоззрении древних славян, и Мирошниченко отдает ей дань, показывая в своем спектакле не только духов предков, но и облачных дев, ангелов, черных и серых воронов, свиту смерти.

Так уже во втором действии зритель видит интересно поставленный танец «облачных дев», которые забирают убитых на поле брани себе в женихи: «а русалки-облачные девы пришли себе женихов выбирать, знают уже, что почти вся дружина им достанется». Или последующая сцена сна Святослава Всеволодовича (Марат Сафин, в другом составе Николай Ланцев), тоже пропитанная поэтикой «Слова» и других древнерусских сказаний, и показывающая Великого князя Киевского в окружении ангелов, садящегося в сани, являющиеся символом смерти и погребения: «Сидя в санях, помыслил я в душе своей и похвалил Бога» - читаем мы, например, в «Поучении Владимира Мономаха».

Такими поэтичнейшими, лирическими и образными отступлениями, основанными на верованиях и обрядах древних русиичей, по слову того же поэта Клюева «как баржа пшеничная, нагруженных народным словесным бисером и жемчугом», прослоено действие в балете Мирошниченко. И эти сцены, как в «древлих» русских былинах, являются основным выразительным средством хореографа, подающимися как метафора, символически отображающая мир наших предков и благодаря этой символичности и образной подаче, оказывающаяся навсегда запечатленной в нашей памяти.

Это и тема мирной жизни, представленная в виде стоящего за бороною мирного пахаря в Прологе, и заканчивающийся знаменитой сценой Затмения первый акт: «Игорь възре на светлое солнце и виде от него тьмою вся своя воя прикрыты», что языком либретто Мирошниченко переводится так: «Но взглянул Игорь на светлое солнце и увидел. Что как месяц оно сделалось, будто ночь стала, а всё его войско тьмой покрыто, да вороньё налетело» (1мая 1185 года как говорят нам астрономы, действительно было солнечное затмение). Почти супрематический, как у Малевича, черный диск с нимбом в красном квадрате на заднике и выстроенный клином женский кордебалет, представший в виде черных воронов, окруживший сбившихся и лежащих на земле воинов – запоминающаяся метафора этой сцены.

Балет по «Слову о полку Игореве» не зря называется «Ярославна». Самая важная тема спектакля - это тема любви и верности. Мы практически не видим тут Игоря в стане врагов. (Кстати, в действительности, как рассказывают нам современные историки, Игорь содержался в плену не слишком строго, скорее, на правах почетного гостя - потому и смог бежать. Он был по матери внуком хана Аепы, то есть наполовину половецкой крови, а в прежние времена вообще являлся союзником хана Кончака, бился вместе с ним против общих врагов. Поэтому и сын Игоря Владимир, князь Путивльский (эту партию в спектакле прекрасно исполняли в разных составах Александр Таранов и Илья Будрин), не бежал вместе с отцом из половецкого стана, а остался, женившись на дочери хана Кончака.

Половцы, как и в спектакле Олега Виноградова (а с ним у новой постановки намеренно много перекличек), представлены женским кордебалетом.

Виноградов утверждал, что в музыке слышит цоканье копыт (это так и есть) – значит, должны быть пуанты. Вообще, это по преимуществу мужской спектакль. Посмотрите на список главных партий – там сплошь князья. У каждого должна быть своя дружина. Поэтому нам ничего не остается, как отдать партию половцев девушкам. Интересно, кстати, что образный штамп, будто половцы на вид почти татары, сформировался из-за оперы Бородина. В действительности половцы были почти светловолосыми. По древнерусски «половый» - это цвет сушенной травы. Однако в этой постановке мы не стали ничего менять, потому что законы жанра обязывают нас соблюдать визуальный контраст. И мы решили оставить половцев темноволосыми, – говорит Мирошниченко.

Но половецкий хан Кончак, конечно, мужчина, и в двух составах, что мне удалось увидеть, эту партию лихо и энергично исполнили Тарас Товстюк и Роман Тарханов. Дуэты Игоря и Ярославны являются центральными и во втором акте, когда Ярославна является Игорю во сне, и в третьем. Самая грандиозная из метафор спектакля – знаменитый «Плачь Ярославны», который тоже становится хореографическим аналогам словесных метафор и пронизан выразительной хореографической лексикой.

Дуэт Георгия Еналдиева (Игорь) и Дианы Куцбах (Ярославна) танцевально крепко спаян и почти безукоризнен. Георгий Еналдиев опытный и обожаемый местной публикой, великолепный премьер пермского театра, на которого может положится любая балерина. Он, как и Алексей Мирошниченко, тоже в этом сезоне вернулся в родную труппу. Но дух захватывало и от того, как выкладывался в роли князя Игоря Сергей Угрюмов (педагог-репетитор Сергей Мершин), артист, которого в крупной партии я увидел впервые. Их дуэт с Полиной Ланцевой (Булдаковой) тоже станцован и органичен.

Остается добавить, что новую постановку пермского театра смело можно назвать главным балетным событием уходящего года. Вызывает удивление лишь одно: почти три года бесспорно один из самых талантливых и выдающихся хореографов современности Алексей Мирошниченко был свободен от своих обязательств, и ни Большой, ни Мариинский, ни один из других столичных московских и питерских музыкальных театров не догадался пригласить его на постановку, причём, сетуя на явное оскудение балетного репертуара, и нежелание западных балетмейстеров продлевать контракты на свои постановки в России.


Текст: Павел Ященков, Московский комсомолец

поиск