24 февраля 2024
25 февраля 2024
28 февраля 2024
29 февраля 2024
01 марта 2024
02 марта 2024
03 марта 2024
05 марта 2024
06 марта 2024
08 марта 2024
10 марта 2024
12 марта 2024
13 марта 2024
16 марта 2024
17 марта 2024
28 марта 2024
29 марта 2024
30 марта 2024
31 марта 2024
02 апреля 2024
03 апреля 2024
06 апреля 2024
07 апреля 2024
09 апреля 2024
10 апреля 2024
13 апреля 2024
14 апреля 2024
16 апреля 2024
18 апреля 2024
19 апреля 2024
20 апреля 2024
21 апреля 2024
22 апреля 2024
23 апреля 2024
24 апреля 2024
25 апреля 2024
26 апреля 2024
27 апреля 2024
28 апреля 2024
30 апреля 2024
03 мая 2024
05 мая 2024
07 мая 2024
08 мая 2024
10 мая 2024
18 мая 2024
19 мая 2024
26 мая 2024
29 мая 2024
30 мая 2024
31 мая 2024
Журнал
  • Февраль
    23
  • Март
  • Апрель
  • Май
09.02.2024
Габриэл Лопес: «Мне хотелось вновь оказаться в Перми»

Новый «старый» премьер Пермского балета Габриэл Лопес — о травме, чуть не лишившей его профессии, волонтерстве в бразильской школе и возвращении в Пермь спустя три года. 


2018-12-15_204641_[008].jpg

Фото: Антон Завьялов


— С какими чувствами ты уезжал из Перми в 2020 году? Что дал тебе Пермский балет?

— Очень много разных чувств связано с тем периодом. Это был пандемийный год. В декабре, за несколько месяцев до локдауна, я получил травму ноги, три месяца проходил реабилитацию. Когда в марте театр закрылся, я вернулся в Бразилию к родителям. Ничего не делал и много размышлял о том, что такое балет и зачем он мне нужен. Даже были мысли о том, чтобы совсем уйти из профессии и попробовать себя в чем-то другом.

Так я провел долгое время, после чего все же понял, что балет — неотъемлемая часть моей жизни. Тогда я начал бесплатно давать уроки детям из бедных семей, которые не могли оплачивать свое обучение в балетной студии. У меня перед глазами стоял пример России, где культуре и истории танца уделяется огромное внимание. В Бразилии такого понимания роли искусства в воспитании личности и развитии общества нет.

Занимаясь с детьми, я вспоминал, как много мне самому дало общение с Виталием Дмитриевичем Полещуком и Алексеем Григорьевичем Мирошниченко. Как они не просто разучивали со мной репертуар, а помогали расти над собой: учили, как держать себя не только на сцене, но и в жизни — быть артистом-личностью. И мне очень хотелось вернуться не просто в балет, а вновь оказаться именно в Перми. Я скучал по театру, по людям, но не знал, что предпринять. До тех пор, пока Алексей Мирошниченко не позвонил мне.

— Он позвонил тебе, когда ты уже работал в труппе Dance Alive National Ballet (штат Флорида, США). Как ты попал туда: сам отправил свое резюме или тебя пригласили?

— Когда я вернулся в класс, то спустя некоторое время попал на бразильский конкурс для учащихся балетных школ. Мне было приятно вновь оказаться «среди своих». Там мне и поступило приглашение в труппу Флориды. Это небольшая американская компания, но я был рад в принципе вернуться в балет. Я проработал там полтора года, это было неплохое время.

— Вернемся еще на несколько лет назад. Если, как ты говоришь, для Бразилии балет — искусство редкостное, то как ты вообще оказался в этой профессии?

— В Жоинвилле вот уже более двадцати лет работает Школа Большого театра в Бразилии. Когда мне было восемь, меня привела туда мама, которой очень нравится балет. А мой папа называл меня «Билли Элиот», потому что примерно в том же возрасте я увидел по телевизору этот фильм (про мальчика из шахтерской семьи, который мечтает стать артистом балета) и понял: «Да это же мой путь!»

— В какой партии ты сейчас, после возвращения, выйдешь на пермскую сцену?

— В партии Солора в «Баядерке».

— Та самая, за которую ты был номинирован на российскую театральную премию «Золотая Маска». Ты волнуешься?

— Очень. Меня вообще переполняют эмоции от возвращения в Пермь. Стоило мне выйти из аэропорта, как я сказал себе: «О боже, неужели я дома?» Здесь, в Перми, я повстречал замечательных людей, которые помогли мне сделать первые шаги в карьере. Здесь я дорос до номинации на такую значимую премию, как «Золотая Маска». И сейчас меня ожидает повторный дебют на пермской сцене в той самой партии Солора. Все мои чувства и не передать словами.

— Какие еще партии так же живо откликаются в твоем сердце?

— Я очень рад, что в репертуар театра вернется «Золушка» в хореографии Алексея Мирошниченко. Мне кажется, это потрясающий, если не сказать гениальный спектакль, сочетающий классические традиции танца с современными веяниями. В «Золушке» все это есть, вдобавок это еще и очень культурно насыщенный спектакль — он многое говорит об истории страны. И еще это очень смешной балет. Для меня он как захватывающее кино, которое волнует и не отпускает до последней секунды. А как решен финал! Так что я буду счастлив вновь танцевать партию Франсуа Ренара.

Еще мне, конечно, очень нравится партия принца Зигфрида в «Лебедином озере». К сожалению, я пропустил «Щелкунчика», но, думаю, все еще впереди. 

— Какие черты характера сформировал в тебе балет?

— Я люблю работать и учиться, поэтому стараюсь внимательно прислушиваться к советам и рекомендациям. Балет — особое искусство, это мировое достояние. Он воспитывает не только тело, но и душу. Я очень благодарен публике за внимание. Когда я думаю о том, что на меня смотрит около тысячи человек, то понимаю, что должен не просто развлечь их со сцены, а подарить им в ответ нечто такое, что глубоко их тронет.


Интервью: Наталья Вороненко
Перевод: Анастасия Колчанова

поиск