09 декабря 2022
10 декабря 2022
11 декабря 2022
12 декабря 2022
13 декабря 2022
14 декабря 2022
16 декабря 2022
17 декабря 2022
18 декабря 2022
21 декабря 2022
22 декабря 2022
25 декабря 2022
27 декабря 2022
28 декабря 2022
29 декабря 2022
30 декабря 2022
31 декабря 2022
01 января 2023
02 января 2023
03 января 2023
04 января 2023
05 января 2023
06 января 2023
07 января 2023
08 января 2023
11 января 2023
12 января 2023
13 января 2023
14 января 2023
15 января 2023
18 января 2023
19 января 2023
21 января 2023
22 января 2023
28 января 2023
29 января 2023
31 января 2023
Пресса
  • Декабрь
    08
  • Январь
02.12.2014
Санкт-Петербургские ведомости: «Дягилев. P. S.»: до новых встреч!

Заключительным аккордом программы фестиваля «Дягилев. P. S.» стали гастроли балетной труппы Пермского театра оперы и балета, показавшего две работы из творческого наследия труппы «Русский балет Сергея Дягилева» — «Свадебку» Игоря Стравинского в интерпретации Иржи Килиана и «Шута» Сергея Прокофьева в постановке Алексея Мирошниченко.

Эти спектакли во многом оправдывают название самого фестиваля, балетный репертуар которого (невротический опус Уэйна Макгрегора FAR или агрессивные бои шаолинских монахов «Сутры») был весьма далек от замыслов, стиля и поисков великого импресарио.

У балета Стравинского «Свадебка» удивительная сценическая судьба — он то надолго исчезал из репертуара балетных трупп, то внезапно возрождался, напоминая о поисках и достижениях русского хореографического искусства Серебряного века. Суровая и терпкая музыка «Свадебки», впервые поставленной в 1923 году Брониславой Нижинской в труппе Дягилева, вдохновляла многих известных хореографов, среди них прославленного балетмейстера Иржи Килиана. Решение предоставить пермскому балету право поставить «Свадебку» Килиан принял не случайно: хореограф восхищен высоким техническим уровнем труппы, которая исполняет свои спектакли под живую музыку. Килиан с огромным уважением относится к самой истории пермского балета, возникшего в советские времена в закрытом индустриальном центре России.

Художник спектакля Джон Макфарлейн оформил «Свадебку» лаконично и строго — крестьянская изба сложена из крупных бревен, прочно и на века. Жизнь семейного гнезда течет по издавна установленным законам, освященным заповедями предков. Хореографические узоры балета легки и прозрачны. Дуэты Жениха (Иван Порошин) и Невесты (Инна Билаш) светились радостью, застенчивой скромностью. Хореограф избегает традиционного налета драматизма и наполняет спектакль светом и чистотой чувств героев. Каждый эпизод балета метафоричен, пластические сочетания тел танцовщиков напоминают то иконописные полотна, то вольные, раскрепощенные полеты птичьей стаи. Юмором пронизаны танцы кордебалета. Тонко, без малейшего намека на вульгарность создан финал балета: раскрываются тяжелые створки дубовой двери, и перед зрителем возникает спальня, едва освещенная мерцанием свечей, куда входят новобрачные. И как обет звучат в хоре, сопровождающем спектакль, слова жениха: «Ах, ты душка женушка, поживем мы с тобой, харашинушка, чтобы люди нам завидовали».

Балет «Шут» — редкое явление на балетной сцене. Впервые поставленный в труппе Дягилева в 1921 году балетмейстером Тадеушем Славински в великолепном оформлении выдающегося художника Михаила Ларионова, балет был надолго забыт в отличие от музыки Прокофьева, которая нередко исполняется в форме сюиты из балета.

Алексей Мирошниченко, выпускник Академии русского балета им. А. Я. Вагановой, художественный руководитель пермского балета, взялся за трудную задачу — возродить забытый шедевр. Суть забавной сказки ясно обозначена на расписном аванзанавесе Михаила Ларионова: «Русская сказка о том, как молодой шут надул семь старых и глупого купца». В хореографическом решении Мирошниченко много живого, талантливого, остроумного, проявлен хороший художественный вкус. Известно, что музыка Прокофьева нелегка для танца, но хореограф отанцовывает каждый ее такт, визуальные пластические картинки мгновенно сменяют одна другую. Эпизоды балета — проделки Шута, кукольные драки, семейные свары — основаны на остроумном сочетании классического и народно-характерного русского танца. В роли Шута великолепен Александр Таранов. Превосходно владея техникой, он говорит со зрителем метафорами поз и движений, мимики и пластических пауз.

В «Шуте» Мирошниченко заявил о своем пристрастии не только к танцу как таковому, но и к балетному зрелищу, где синтезируются самые разные средства выразительности — гротеск, эксцентрика, буффонада. Хореограф создал балаганный лубок, веселый, яркий, который надолго запомнит петербургская публика.

Игорь Ступников | Санкт-Петербургские ведомости

поиск