23 июня 2021
25 июня 2021
26 июня 2021
28 июня 2021
Пресса
  • Июнь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
  • Июль
10.12.2020
Ничего случайного. Новый компаньон
«Угрюмый край, туманный край»… Так называется вторая часть Первой симфонии Чайковского — «Зимние грёзы». Здесь каждое слово, словно в песне, на своём месте: дело происходило зимой, в угрюмом и туманном Пермском крае, в театре имени Петра Ильича Чайковского. Именно с этого произведения с многозначительным названием, написанного небесным патроном этой сцены, начался 5 декабря гала-концерт, посвящённый 150-летию Пермского театра оперы и балета.

G2i9lfkQ.jpeg
Зарина Абаева, хор и оркестр театра
Фото: Андрей Чунтомов


Концерт в полной мере отвечал понятию о большом гала: выступили все коллективы театра и ведущие солисты плюс приглашённые звёзды, которые представляли три главных музыкальных театра страны — Большой, Мариинский и МАМТ имени Станиславского и Немировича-Данченко. Главный режиссёр театра Марат Гацалов, выступивший в качестве постановщика концерта, сказал, что задумывал это представление как оду театру. Насколько ода прозвучала — мнения разделились. Те, кто был морально готов к традиционному дивертисменту, были в восторге от выступлений, которые хотелось долго и со вкусом обсуждать; те же, кто соскучился по креативным вечеринкам, ушли разочарованные.

Хочется присоединиться к первым. Концерт был отборный, номер к номеру. Раз за разом оркестр, хор, солисты доказывали, что они достойны лучших сцен мира. Среди гостевых выступлений было, по крайней мере, одно такое, что стоило всего концерта, — хотя бы ради него стоило в этот вечер прийти в театр!

Речь идёт о дуэте из балета Анжелена Прельжокажа «Парк», исполненном Екатериной Кондауровой и Романом Беляковым из Мариинского театра. Сложно вспомнить, что ещё столь же прекрасное мы видели на этой сцене. Танцевали с такой лёгкостью, что казалось, никаких усилий артисты не прикладывают, музыка — медленная часть 23-го фортепианного концерта Моцарта — сама их несёт; однако при этом Кондаурова выделывала нечто такое, что человеку не под силу физически. Слегка отталкиваясь от сцены, она падала на руки партнёру, успевая при этом перекрутиться вокруг своей оси в горизонтальном положении, в полёте. Это был не трюк, не аттракцион, а естественное движение — движение скорее души, чем тела.

Многие потом признались, что прослезились. Великая музыка, великая хореография и безупречное исполнение — абсолютное единство трёх идеальных составляющих.

Справедливости ради надо признать, что самый неудачный номер был тоже балетный и тоже гостевой — па-де-де из «Лебединого озера» в исполнении Ольги Марченковой и Егора Геращенко из Большого театра. Правда, добрая пермская публика исправно «отхлопала» далеко не идеальное фуэте, а в перерыве, обсуждая увиденное, активно сочувствовала дважды чуть не рухнувшему танцовщику: «Бедный, не привык к пермской сцене».

6z-1_G7A.jpeg
Картина «В царстве теней» из балета «Баядерка»
Фото: Андрей Чунтомов


Пермский балет представил бесспорный хит — акт «Тени» из «Баядерки». «Белый» кордебалет был безупречен. Этот красивый, ровный, чистый кордебалет — одно из главных достижений Алексея Мирошниченко на посту худрука пермской балетной труппы. Полина Булдакова — нынешняя прима и лицо Пермского балета — каждым своим движением доказывала, что не зря ей именно за Никию дали «Золотую маску». Отлично выглядел в паре с ней Георгий Еналдиев: стало очевидно, что он перерос амплуа прыгучего характерного героя и отважно занял пустовавшую нишу балетного принца, а вместе они смотрелись гармоничным и выверенным дуэтом.

О Мирошниченко напомнил и другой балетный номер — его знаменитый «Ноктюрн» на музыку Леонида Десятникова, который танцевали Александр Таранов и Ксения Ткаченко. Приятное воспоминание о том времени, когда Пермь участвовала в «Большом балете» на канале «Культура», и участвовала небезуспешно.

Порадовали и певцы, особенно Зарина Абаева, спевшая легендарную Casta Diva из «Нормы» Беллини. Молитва друидов своей богине — такая вещь, которую можно петь или божественно, или никак. Получилось практически божественно.

whm8hc5A.jpeg
Гарри Агаджанян, оркестр театра
Фото: Андрей Чунтомов


Совсем не случайно на сцене появились Надежда Павлова и приглашённый солист Андрей Бондаренко: это были лёгкие превью предстоящей премьеры «Дон Жуана» в постановке Марата Гацалова и дирижёра Артёма Абашева, в котором Павлова будет петь Донну Анну (как и в предыдущей постановке, режиссёрши Валентины Карраско и Теодора Курентзиса), а Бондаренко — заглавную партию. Вообще, всё было не случайно: так, второе отделение началось с трагической арии Сусанина из оперы Глинки «Жизнь за царя», спетой Гарри Агаджаняном, — именно с этой оперы начиналась история пермского театра.

Об этой 150-летней истории, в частности, о том, что театр был построен на деньги, пожертвованные жителями города, и управлялся общественностью, неоднократно вспоминали в течение вечера, в частности, в небольших видео, где менеджеры театра делились собственным зрительским опытом и воспоминаниями о знакомстве с театром.

Несмотря на то, что вечер был длинный — два отделения концерта с перерывом длились почти три часа — он оставил впечатление динамичности и незатянутости. Режиссура была энергичной, на конферанс времени не тратили, названия номеров возникали в виде титров на занавесе, и даже титры эти были выполнены элегантным шрифтом и без опечаток. Вообще, не было тех досадных мелочей, которые раздражают придирчивого зрителя. Программка, комплименты публике в виде бутылочек с водой и зефирок — всё было безупречно.

Поздравительные речи тоже не затягивали, лишь в финале на сцене появился губернатор Дмитрий Махонин и зачитал телеграмму от президента РФ Владимира Путина.

Продуманно использовалось не только время, но и пространство. Раз концерт — оркестр должен быть на сцене, а как его там разместить, если там танцуют, да ещё и с полным кордебалетом? Понятно, что никак, поэтому были убраны два первых ряда кресел, закрыта оркестровая яма, и на получившейся таким образом площадке разместился оркестр. Это был отличный подарок зрителям: музыканты были совсем близко, и в кои-то веки можно было рассмотреть не только дирижёра, но и каждого из оркестрантов.

PEks6PYQ.jpeg
Артем Абашев
Фото: Андрей Чунтомов


Наблюдение за оркестром — особое удовольствие, которого обычно лишены зрители оперно-балетных гала, а тут всё было подано практически на блюдечке. Близость оркестра к зрителям, впрочем, создавала и некоторые сложности: трудно было выбрать, смотреть на Оксану Кардаш и Ивана Михалева, танцующих «Таис» Ролана Пети на музыку Массне, или на скрипачку Елену Райс, солирующую в оркестре?

Кстати, Иван Михалев — опять-таки не случайное имя в программке: выпускник Пермского хореографического училища хорошо знаком пермским любителям балета по конкурсу «Арабеск», и приятно было наблюдать, как он вырос, став солистом Московского музыкального театра им. Станиславского и Немировича-Данченко.

Тихие молитвы и мощные симфонии: оркестр и хор радовали эмоциональностью и тонкостью исполнения. Долго аплодировать публике не давали: занавес опускался и словно отрезал зрителей от сцены; лишь раз удалось вызвать солистов на дополнительный поклон — зал не отпускал со сцены Полину Булдакову и Георгия Еналдиева. Зато в финале, когда на поклон вышли все исполнители, их приветствовали долго и громко.


Текст: Юлия Баталина
«Новый компаньон»

поиск