20.07.2009
?Экран и сцена?: Пароль: Дягилев

Во второй половине мая в Перми прошел четвертый международный фестиваль искусств «Дягилевские сезоны: Пермь - Петербург - Париж».

Пермь - Петербург - Париж. Три города в названии - три узловых пункта в судьбе Дягилева. Как обычно, эту цепочку лучше раскручивать с конца. В Париже Дягилев совершил мировую революцию в отдельно взятой сфере человеческой деятельности - балете. Столетие этой революции, носящей имя «Русских сезонов», отмечается в нынешнем году по всему миру. В Петербурге (колыбели всяких революций) Дягилев превратился в заметную фигуру культурной жизни, стал арбитром изящного, что стало отправной точкой всемирной славы. А Пермь... В Перми прошло его детство, и вполне естественно, что город, где большинство великих были либо в ссылке, либо в эвакуации, гордится именем своего всемирно известного земляка.

Фестиваль, посвященный Дягилеву, впервые прошел в 2003 году, и с тех пор каждые два года художественная жизнь города на Каме достигает точки кипения. Уже в самой форме проведения фестиваля заложена его уникальная особенность - сочетание классических традиций с современностью. С одной стороны, в программе фестиваля можно усмотреть аналогию с тремя классицистическими «единствами»: времени, места и действия. Хронологически «Дягилевские сезоны» спрессованы как возможно. Каждый из девяти фестивальных дней до отказа наполнен событиями. Единство места определяется близостью расположения фестивальных площадок, расстояние между самыми удаленными из которых преодолевается за 10-15 минут бегом (пешком получается ходить лишь глубокой ночью, когда затихает бурный ритм фестиваля). Наконец, за единство действия отвечает замечательная фестивальная команда, во главе которой стоят художественный руководитель «Дягилевских сезонов» Георгий Исаакян и директор фестиваля Олег Левенков. Благодаря их усилиям все пункты программы оказываются соединены логическими связями,

В то же время фестивалю свойственна столь любимая современным искусством симультанность, когда в одном месте идет встреча с Натальей Дмитриевной Солженициной, приехавшей на мировую премьеру оперы А. Чайковского «Один день Ивана Денисовича», а в другом в те же самые минуты свой акынский комментарий к фильму «Третья Мещанская» исполняет Псой Короленко. А спустя два часа аудитории этих столь непохожих событий перемешиваются на концерте «Два Чайковских», где звучит музыка Петра Ильича и Александра Владимировича. Встреча двух композиторов-однофамильцев организована силами мастера подобного эстетического эквилибра Алексея Гориболя и великолепного ансамбля певцов: москвичей Яны Иваниловой, Ларисы Костюк, Петра Мигунова и звезд Пермского театра оперы и балета Татьяны Куинджи и Сергея Власова. В первом отделении звучат вокальные циклы Александра Чайковского, от ранних и пылких баллад на старинные французские тексты до ироничного обращения «К жене...» на слова Олега Григорьева. Второе отделение представляет собой полное собрание вокальных ансамблей Петра Ильича Чайковского: шесть дуэтов, среди которых «Шотландская баллада» на слова графа Толстого (практически законченная мини-опера, жанр XX века!), патетический гимн «Природа и любовь» и, наконец, загадочный квартет «Ночь», написанный в последний год жизни композитора. В нем Чайковский использует как отправную точку тему клавирной фантазии Моцарта, наполняя ее собственным содержанием (вновь любимый композиторский прием XX столетия!).

Концерт «Два Чайковских», как и другие камерные вечера, проходил в торжественном интерьере Органного зала Пермской филармонии. В этом году у «Дягилевских сезонов» появился и противоположный полюс - Речной вокзал, который недавно превратился в музей современного искусства. На подходе к этому эффектному зданию сталинской архитектуры путников встречают деревянные столбы-истуканы - остатки проходившей здесь осенью выставки «Русское бедное». А внутри, среди ремонтирующихся залов, устроен импровизированный киноконцертный зал. Именно здесь давал свой киноперформанс Псой Короленко.

На экране - «Третья Мещанская», заново открытый в последнее время широкой публикой фильм Абрама Рома (1929). Рядом с экраном - пианино, за которым уселся тапер, который не только сопровождает видеоряд музыкой, но и берется комментировать происходящее на экране, постепенно входит в азарт, подает реплики за персонажей, поет, шаманит. Псой Короленко подвергает анализу советскую утопию, столкнувшуюся с мещанской проблемой - любовным треугольником. Это не просто умно и не просто смешно - умно и смешно одновременно, что делает выступление московского акына фактом серьезной (при внешней несерьезности подачи материала) культуры. Дягилев, наверное, был бы доволен.

Еще двумя важными точками на фестивальной карте стали Центральный выставочный зал и Пермская картинная галерея, в которых открылись выставки «Русский балет в фотографиях», «Кудымкор - локомотив будущего» и ретроспектива печатной графики современного немецкого художника Георга Базелица. «Русский балет в фотографиях» - это часть коллекции итальянского танцовщика Тони Канделоро, который давно увлечен изучением истории дягилевской труппы и ее наследников. Его собрание выставлено без особых затей, но с искренней любовью. И когда видишь в городе Дягилева необычные фотопортреты Анны Павловой или, к примеру, шарф, с которым танцевал своего фавна Леонид Мясин - голова идет кругом.

А в пяти минутах ходьбы - пример современного кураторского проекта. Выставка «Кудымкор - локомотив будущего» рассказывает о судьбе пермского авангардиста первых послереволюционных лет Петра Субботина-Пермяка. Куратор выставки Екатерина Деготь и художник Леонид Тишков не ограничиваются демонстрацией работ, но создают родственное им по духу экспозиционное пространство. Наши современники пытаются преодолеть свойственный им скептицизм и проникнуться атмосферой художественного подъема начала XX века. Первый день работы выставки совпал с проводимой по всему миру «ночью музеев», и вечерним посетителям галереи выпала возможность самим поиграть в художников-экспериментаторов, окунув кисти в краску и прямо тут же, в зале музея, нарисовать что-то свое в духе Субботина-Пермяка или ему наперекор.

И все-таки главным центром притяжения в дни фестиваля стал Пермский академический театр оперы и балета им. П.И. Чайковского. Исполнив на открытии фестиваля «Половецкие пляски» в постановке Фокина и отдав тем самым символический поклон историческим «Русским сезонам» (все-таки 100 лет, юбилей нешуточный), «Дягилевские сезоны» нынешние заглянули вперед. Мировая премьера оперы А. Чайковского «Один день Ивана Денисовича» - это не исключение в репертуарной политике театра, а ее правило. Первая в России постановка «Орфея» Монтеверди, только что удостоенная двух «Золотых масок», поставленная зимой духовная опера-оратория Рубинштейна «Христос», вечер одноактных балетов современных хореографов Юрия Посохова и Алексея Мирошниченко - это то, чем театр по праву гордится, чего не найдешь ни в одном другом городе. Характерно, что и приехавшие на фестиваль Большой и Мариинка привезли в Пермь не классику, а «Русские сезоны» Ратманского, «В комнате наверху» Твайлы Тарп и «Там, где висят золотые вишни» Уильяма Форсайта.

И каждый вечер в Перми звучало, как пароль: Дягилев. Что-что, а умение смотреть в будущее ему было присуще как никому.

Автор: Дмитрий Абаулин, газета "Экран и сцена" ? 12 (917)

поиск