26 февраля 2020
27 февраля 2020
11 марта 2020
12 марта 2020
15 марта 2020
17 марта 2020
18 марта 2020
22 марта 2020
26 марта 2020
29 марта 2020
30 марта 2020
Журнал
  • Февраль
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
  • Март
01.06.2010
PermOnline: Онегин снова в доме Чайковского

В постановке этого спектакля приняли участие три лауреата национальной театральной премии "Золотая маска": музыкальный руководитель и дирижер Александр Анисимов, режиссер-постановщик Георгий Исаакян и художник-постановщик Вячеслав Окунев. Силы немалые.

"Евгений Онегин" Пушкина, как и "Евгений Онегин" П.Чайковского, как справедливо пишет постановщик спектакля Георгий Исаакян, разошлись на цитаты. Они настолько на эти цитаты разошлись, что очень трудно собрать воедино, во-первых, сам роман (признаемся, далеко не все его перечитывали после школы), во-вторых, великую музыку, которая тоже бесконечно путешествует во времени мелодическими фразами, любимыми ариями, дуэтами, которые, кажутся до того знакомыми, что хочется замурлыкать про себя вслед за солистами. Трудно найти сейчас какую-то идею, способную объединить все эти цитаты в единый текст. При этом, идея не должна быть столь радикальна, как идея Дмитрия Чернякова, который пару сезонов назад поставил "Онегина" в Москве, переполошив всю музыкальную публику. Но Исаакян живет в Перми, и ему до сих пор аукается радикальная "Кармен". (Мне, впрочем, спектакль вовсе не кажется радикальным, но я понимаю и любителей оперного канона, которые хотят Кармен с кудрями, цыганскими юбками и все такое).

В общем, такую идею Исаакян нашел. Это идея - литературности русской культуры, идея погруженности жизни персонажей в книги, письма, послания, в бесконечные мечтания о чем-то нездешнем, вычитанном из романов. Конечно, русская культура литературоцентрична. В этом Исаакян прав, безусловно. И ставил бы он "Онегина" в драматическом театре, ему бы пришлось гораздо проще с идеей помещения всех героев в библиотеку классического русского поместья. А именно так и решено место действия режиссером и художником спектакля Вячеславом Оуневым. В оперном же спектакле все оказывается намного сложнее. Ибо не весь объем романа присутствует в оперном либретто и соответственно в музыке. Прямо скажем, в опере пушкинские герои ничего не читают, не беседуют о прочитанном, и вообще литературой заняты мало. Хотя в тексте буклета (составитель Л.Деменева) пушкинские тексты либо прямо, либо косвенно указывают на литературные пристрастия героев.

Несмотря на некоторую умозрительность мысли, сценография все равно очень хороша. Огромные книжные шкафы, напоминающие пушкинские, выстраивают разные пространства, легкой стремительной вязью идут по заднику пушкинские черновики, все графично, все в черно-белой гамме, искусство силуэта тоже представлено, особенно в третьем действии. И сама цветовая гамма тоже создает ощущение книжного текста. Черное на белом - мы, согласитесь, привыкли именно к такому цвету любимых страниц. 

Я посмотрела только один состав исполнителей. Так что полного впечатления составить не могу. Евгений Онегин в исполнении молодого солиста Эдуарда Морозова показался мне в этой истории героем, совершенно безвинно терпящим всяческие невзгоды. Одна придумала себе любовь, начитавшись Ричардсона и Руссо, а он честно ей объяснил, что не при чем. Другой взревновал не по делу, тоже будучи не чужд литературе. И заставил себя убить. Словом, Онегина здесь не то, чтобы жаль, но как-то ему очень сочувствуешь. И понимаешь, что эта проклятая литература до хорошего не довела.

Ленский в исполнении Даниила Соколова показался слишком "оперным", очки его не спасали, хотя придумана эта деталь забавно и точно. Но разбалованная тем, что у Георгия Исаакяна невозможно выйти на середину сцены и спеть арию, я удивилась тому, что Ленский-Соколов все время норовил это сделать. Очень глубока и драматична была Татьяна в исполнении заслуженной артистки России Татьяны Полуэктовой во втором и третьем действии, и совсем, как мне показалось, не удалось ей первое, в котором все-таки надо быть легкой, по-девичьи трогательной и неопытной. Удивительно человечен и очень понятен оказался Гремин в исполнении Александра Погудина.

Любопытно то, что замысел режиссера погрузить оперу в идею текста, текста как такового, неважно, музыкального или литературного, дала какое-то неожиданное остранение, некую дистанцию, которую хочется использовать и по отношению к самому спектаклю, как к тексту театральному. Повернуть этот текст и так и этак, посмотреть разные составы, которые ведь тоже будут представлять разные тексты. Надеюсь, это удастся сделать в июне.

Автор: Татьяна Тихоновец

поиск