17 октября 2019
19 октября 2019
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
  • Ноябрь
04.12.2012
Театр готовится к премьере оперы «Малахитовая шкатулка»

9 и 11 декабря в 12:00 и 15:00 Пермский театр оперы и балета представит первую в текущем сезоне премьеру для всей семьи — оперу-сказ «Малахитовая шкатулка» на музыку композитора Дмитрия Батина, главного хормейстера театра. Билеты на декабрьские показы новой оперы разлетелись еще до старта официальной рекламной кампании. Причины ажиотажа понятны: во-первых, «Малахитовая шкатулка» будет интересна зрителям любого возраста, во-вторых — автор оперы на уральскую тему — пермский композитор.

Постановщики спектакля отмечают главную черту знаменитых сказов Бажова — их многослойность. Опера также построена на эклектике стилей, фактов, образов. Бытовые сцены соседствуют с фантастическими, предметы из реальной жизни — с выдуманными, метафорическими. Все это сделано сознательно, чтобы расширить пространство для воображения. «Малахитовая шкатулка» — второе оперное произведение Дмитрия Батина, поставленное на сцене театра и вторая совместная работа композитора с режиссером Ольгой Эннс (первым была опера «Призраки Рождества», премьера 2010 года).

В основу либретто положены два сказа Павла Бажова из знаменитого сборника «Малахитовая шкатулка». В прошлом веке волшебные истории о могущественной Хозяйке Медной горы и уральских старателях-камнерезах были излюбленным материалом для кинематографистов (Александр Птушко, Константин Ершов) и композиторов (Сергей Прокофьев, Кирилл Молчанов), но в последние годы интерес к ним угас.

Сегодня композитор и главный хормейстер Пермской оперы Дмитрий Батин заново открыл самобытную красоту и поэтичность сказов Бажова. Режиссер Ольга Эннс и художник Галя Солодовникова поставили «страшную сказку для семейного просмотра», создав на сцене волнующую пограничную атмосферу двух миров — бытового и фантастического.

Дмитрий Батин, композитор, хормейстер-постановщик:

— Тематика уральских сказов Бажова по духу близка музыкальному наследию Николая Римского-Корсакова. В операх «Снегурочка», «Садко», «Ночь перед Рождеством» очень тесно сосуществуют два мира: фантастический и бытовой. Но, в отличие от Римского-Корсакова, у Бажова уклон идет в сторону быта, описаны судьбы людей из народа, жестокое и несправедливое отношение к крестьянам.

В опере Хозяйка Медной горы поначалу очень холодная, отстраненная, и в музыке это передают красивые, но колючие интонации. Во втором действии в ней просыпаются материнские чувства, и я в гармониях и оркестровке постарался добавить теплоты. Хозяйка Медной горы становится более очеловеченной, а ее холодность передается Танюше.

Ольга Эннс, режиссер-постановщик:

— В опере «Малахитовая шкатулка» мы будем разговаривать со зрителями современным сценическим языком, в котором есть место и дизайнерским решениям, и видеопроекции, и гротеску, и ироническим подтекстам.

В спектакле нет четких исторических рамок: он построен на эклектике стилей, фактов, образов. Бытовые сцены соседствуют с фантастическими. Есть предметы из реальной жизни, а есть выдуманные, метафорические. Все это сделано сознательно, чтобы расширить пространство для развития идеи.

Мне кажется, наш спектакль получился очень многослойным, при этом достаточно легким и веселым. В этом немало помогает музыка оперы: запоминающаяся и в то же время с разнообразными реминисценциями из мировой классики и популярных мелодий. Ни детям, ни взрослым скучать не придется.

Галя Солодовникова, художник-постановщик:

— В любом спектакле художественное решение — это метафора, а в ориентированном на взрослую аудиторию, — целая совокупность сложных смыслов. Так что ты всегда должен помнить о том, что твой прием может получить множество интерпретаций. Что касается спектакля для детей, то в нем дополнительных подтекстов в разы меньше. Например, в «Малахитовой шкатулке» я работаю в белом граненом, холодном стиле. Взрослого зрителя это может навести на сложные ассоциации, в то время как юная публика увидит, прежде всего, красоту. На самом деле это то, чего бы мне хотелось от зрителей в первую очередь.

Мне хотелось сделать дизайнерское, а не «нарядное» решение — через интересные пропорции пространства, через большие плоскости, а не множество мелких деталей. Поэтому в нашем спектакле образ Хозяйки Медной горы выражается через геометрию — камней, сталактитов, самоцветов. Чтобы она ассоциировалась не только с малахитом как драгоценным камнем, а вообще воспринималась как душа гор.

поиск