23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
  • Ноябрь
03.09.2014
«Дон Жуан» — финал «Трилогии Моцарта — Да Понте в Перми»

Don Giovanni/ «Дон Жуан» — заключительная часть проекта «Трилогия Моцарта — Да Понте в Перми». Начиная с 2011 года этот крупный проект, приведший к возникновению такого культурного феномена, как «пермский Моцарт», оставался в руках дирижера Теодора Курентзиса, но при этом представлял варианты разных режиссерских решений. В случае с «Дон Жуаном» речь идет о новом взгляде на Моцарта и его заглавного героя — и это взгляд женский.

Премьеру готовит режиссер из Аргентины Валентина Карраско, которая в 2013 году справилась с вагнеровским «Кольцом нибелунга» (Буэнос-Айрес), а в мае 2014-го сделала «Поворот винта» Бриттена (Лион). Будучи участницей знаменитой каталонской труппы La Fura dels Baus, воспроизводящей душу музыки в эффектных сценических образах, Валентина Карраско планирует населить сцену пермского театра манекенами и людьми, скованными корсетами и бандажами, среди которых единственным по-настоящему живым и свободным человеком оказывается Дон Жуан. 

Валентина Карраско, режиссер–постановщик оперы DON GIOVANNI/ «ДОН ЖУАН»:
— Дон Жуан идет на риск — и побеждает. Это очень редкое качество. Он не является образцом для подражания, это точно, но может быть напоминанием о том, как прожить жизнь, не загоняя себя в рамки. Дон Жуан не зажат внешними факторами, он единственный в нашей постановке не носит бандажей или протезов, которые служат метафорой социальных ограничений. 

Самый знаменитый моцартовский шедевр Валентина Карраско стилизует под киножанр «нуар» периода расцвета в 1940-х — 1950-х, вдохновляясь при этом и работами сюрреалистов, которые исследовали тему глубинных желаний и бессознательных влечений.

Для музыкального руководителя постановки Теодора Курентзиса это новое, после московского триумфа четырехлетней давности (Большой театр России, 2010, режиссер-постановщик Дмитрий Черняков), обращение к великой партитуре Моцарта. Сейчас главный интерес для театральных критиков и поклонников дирижера составляет вопрос: чем будет отличаться эта трактовка маэстро от предыдущей? Напомним, что на тот момент решение Курентзиса сыграть с оркестром Большого театра «Дон Жуана» в аутентичном стиле, имело эффект разорвавшейся бомбы. 

 «Дон Жуан» под управлением Теодора Курентзиса — принципиальный прорыв: часть оркестра Большого, участвовавшая в постановке, теперь готова верно исполнить любой старый репертуар». (Петр Поспелов, «Попали в жилы», Ведомости, 01 ноября 2010)

«…Курентзис представил собственную метафизику. Моцарт ведомого им оркестра был тотальным: обворожительным, горьким, легким и страшным, взнуздывающим нервы и бесконечно гармоничным.
Курентзис по-своему прописал психологические портреты персонажей и, очистив от мусора, сделал почти физически осязаемой энергетику «оперы опер». Когда Дон Жуан бьется в инфаркте под взглядами так и не подошедших к нему людей, вся гармония и весь ужас мира сгущаются в пространстве сцены. Такого спектакля Большой еще не видел». (Лейла Гучмазова, «Дон Жуан жив». Итоги, 01 ноября 2010)

«Дав оркестру реставрированный нотный текст, Курентзис добился того, что партитура переливается всеми цветами моцартовской радуги». (Елена Черемных, «Дон Жуан умер от неожиданности». INFOX.ru, 01 ноября 2010)

В Перми музыканты оркестра musicAeterna на аутентичных инструментах играют так, словно только что шагнули в современность из XVIII века. Группа континуо под управлением Жори Виникура на хаммерклавире, с поддержкой виолончели и лютни сопроводит исполнение речитативов. Группа струнных экипирована жильными струнами и смычками исторических моделей — для большей глубины и точности звукоизвлечения. Классические модели флейт, гобоев, фаготов и кларнетов создадут самобытное тембральное пространство, а натуральные валторны и трубы с поддержкой барочных литавр наполняют его объемным и выразительным звуковым рисунком. Группа из трех сакбутов (предок современного тромбона), которые редко использовались в оркестровом репертуаре эпохи Венского классицизма, сопроводит финальную сцену гибели Дон Жуана.

Вокальный ансамбль представлен двумя в равной степени сильными и яркими составами солистов. На заглавную партию приглашены итальянский баритон Симоне Альбергини, прошлогодний Фигаро из предыдущей постановки «Трилогии Моцарта — Да Понте в Перми», и его соотечественник Андре Шуэн. В роли Донны Анны выступят Ивона Соботка из Польши и Надежда Павлова, солистка Пермской оперы. Одной из Церлин станет Фани Антонелу (Греция/ Германия) — Сюзанна (и Барбарина) в прошлогодней пермской «Свадьбе Фигаро». Фани Антонелу, кроме того, участвовала в записи Le nozze di Figaro под управлением Теодора Курентзиса, которая недавно была отмечена премией ECHO Klassik как «Лучшая запись года: опера XVII—XVIII вв». Второй Церлиной станет Дарья Телятникова. Она, а также Борис Рудак (Дон Оттавио) и Анжелика Минасова (Донна Эльвира) — это представители нового поколения российских оперных певцов, сотрудничающих с ведущими российскими театрами и успешно выстраивающих свою зарубежную карьеру. Костяк вокального ансамбля составляют многоопытные Гарри Агаджанян (Лепорелло), Наталья Кириллова (Донна Эльвира), Михаил Наумов (Командор) и другие.

Симоне Альбергини, исполнитель партии Дон Жуана:
— Дон Жуан выделяется своей свободой, он единственный у кого нет моральных цепей и физической скованности. Дон Жуан для всех персонажей оперы — это человек, на которого они все хотят быть похожими. У него есть смелость действий, которой не хватает дону Оттавио и Мазетто, свобода о которой, возможно, мечтает Церлина. С этой точки зрения, Дон Жуан — хамелеон. Он осознает свои способности, он использует их, вовлекая всех в свою игру.

Премьерная серия спектаклей «Дон Жуан» намечена на 21, 22, 24, 25, 27 и 28 сентября.

поиск