19 октября 2019
Сегодня
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Ноябрь
25.09.2013
Теодор Курентзис: Давайте будем судить о дереве по его плодам

Сегодня в Пермском  театре оперы и балета – мировая премьера оперы композитора 17 века Генри Перселла "Королева индейцев".  Режиссером выступил американский новатор Питер Селларс, грезивший идеей этой постановки на протяжении 25 лет. За дирижерским пультом - Теодор Курентзис, известный дирижер, актер и музыкант, обладатель четырех наград  "Золотая маска",  который рассказал корреспонденту ИТАР-ТАСС о своих творческих планах и   заветной мечте, кстати, также непосредственно связанной со средневековьем.

 Давайте будем судить о дереве по его плодам - Теодор КУРЕНТЗИС
Фото: Антон Завьялов 
 
Два сезона вы работаете в Пермском театре оперы и балета. Каковы ваши впечатления от этой работы?

— Лучше, чтобы вы ответили на этот вопрос. По-моему, за эти два года театр получил самые большие достижения, чем за всю историю его существования, особенно если смотреть по количеству премьер и премий, которые мы получили, по команде звездных людей, которые приезжают сюда. Никогда не было такого ажиотажа. По количеству "Золотых масок" Пермский театр стал первым театром страны, выступив в 14 номинациях. Мы получили больше "Масок", чем Большой театр, больше, чем Мариинский. Это не просто так, это большая работа. Но не мне судить, как работать в Перми, лучше судить вам.

Какие у вас впечатления от самого театра, труппы?

— Я считаю, что приехал сюда именно для того, чтобы создать лучшую труппу в России. У меня действительно есть лучший хор и оркестр, сейчас работаю с солистами, чтобы соответствовать международным стандартам.

Пермские музыканты и артисты соответствуют этим стандартам?

— Вы знаете, таких пермских музыкантов очень мало, потому что нет консерватории. В нашем театре 80 процентов приезжих, это касается и оркестра. Мне важно, чтобы в театр шли работать именно коренные пермские музыканты. Для этого мы должны построить фундамент. Это город, который не имел музыкальных традиций, но здесь есть сильные балетные традиции. Мы должны построить и музыкальные. Это все начинается с качества продукции, которую мы выдаем во всех смыслах. Делать спектакль, чтобы удовлетворить госзаказ - мне это не надо, это не моя работа. Моя работа – делать качественные спектакли для людей, которые приходят в этот театр, чтобы это было, как в "Метрополитен Опера" или как в "Ковент-Гардене", в "Операхаус" в Цюрихе, чтобы люди могли смотреть спектакли высокого качества.

Чтобы это сделать, необходимо проделать очень большую работу, нужно построить крепкое образование, чтобы талантливые люди не уезжали учиться в Москву или Санкт-Петербург, а оставались в Перми. Теперь здесь есть самый звездный оркестр и хор в России, они могут остаться и работать, раньше такой возможности не было. Здесь престижно работать, поэтому у нас много москвичей и петербуржцев, которые предпочитают нас Большому театру - у нас другая перспектива. Для Большого театра самое лучшее – это выступления в Кремле, а у нас, например, есть эксклюзивный контракт с "Сони Классикс".

Наша примадонна Надежда Кучер в скором времени будет писать "Травиату" на "Сони Классикс" с MusicAeterna. Мы уже записывали "Cosi fan tutte", "Свадьбу Фигаро", "Ромео и Джульетту", сейчас будем записывать Бетховена. Мы играем в Берлинской филармонии, во всех главных залах мира. Другие российские оркестры тоже играют, но эксклюзивного контракта на "Золотой фонд" западного репертуара ни у кого больше нет. Я могу предоставить возможности молодым и талантливым людям, которые сразу сделают прорыв, не через количество и искусственный промоушн, а через качественную порядочную работу.

Мое главное желание – чтобы наш успех в Перми был вызовом для очередной "революции" периферии России, чтобы там поняли, что могут творить чудеса. Это даст возможность таким городам, как Нижний Новгород, Екатеринбург, Новосибирск немножко войти в конкуренцию.

Вы стремитесь подстегнуть конкуренцию?

— Конечно! Добрую конкуренцию. Сегодня с Пермью сложно конкурировать, хотя эти города больше, в том числе и по инфраструктуре, но у них нет такой стратегии.

Сейчас началась новая веха в пермском музыкальном образовании, на базе Академии культуры открылась консерватория. Может ли это как-то исправить ситуацию с качеством кадров в этой сфере?

— Вы знаете, это хорошее движение, но я отношусь к этому с некоторым скепсисом. Дело в том, что мне, честно сказать, не интересно, как называют это – консерватория или клуб любителей музыки, это не важно. Важно, кто преподает. Давайте будем судить о дереве по его плодам. Мне не важно, есть ли у человека диплом, если он большой профессионал и хорошо играет, я его беру. Поэтому менять название и оставлять то же самое содержание – чем это поможет?

А сами вы хотели бы поучить молодое поколение?

— Если нужна моя помощь – я всегда готов. Когда я говорил о консерватории, я говорил не потому, что я хотел лоббировать это в Перми, но я готов помочь, если я могу чем-то помочь. И когда я говорил о создании консерватории, я не рассчитывал быть ректором, я этого не хочу. Потому что если я делаю что-то, то я делаю это идеально, а у меня очень плотный график, я могу давать мастер-классы.

Вы бы хотели работать в каком-то более крупном театре?

— Я работал раньше и сейчас со многими работаю.

Грубо говоря, вы везде?

— Знаете, в мае мне предстоит выступление в "Ковент-Гардене", но я отменил его, чтобы сделать постановку "Иоланты". Я знаю очень немногих, кто пожертвовал бы "Ковент-Гарденом", чтобы сделать что-то подобное, но мне это очень важно. Очень редко я стал выступать с московскими оркестрами, я сказал, что буду выступать только с MusicAeterna, чтобы продвинуть наш бренд. Сейчас в мадридский театр "Реаль" я еду с MusicAeterna.

Сколько пермских музыкантов в MusicAeterna?

— Пермских… один человек. И он учился в Москве.

Как вам местная публика?

— Прекрасно! Очень люблю! Я рад и счастлив, что в Перми есть люди, которые действительно интересуются музыкой. И мне нравится то, что мы делаем, потому что это возрождает оперную культуру в России.

Вы не скучаете здесь по дому?

— Где у меня дом? В Греции? В Греции я жил 20 лет и остальные 20 я живу в России. Поэтому, когда я в Греции, я скучаю по России, когда я в России, скучаю по Греции.

Понимаете, русские и греки имеют очень много общего. Греки передали религию русским. Поэтому, когда я приехал в Россию, я приходил в храм и чувствовал себя на Родине. Все было для меня чужим, я не говорил на этом языке, но ходил в храмы и понимал, что здесь мой язык. Я приехал сюда в начале 1990-х годов, тогда вся религия была немного "новосветная", но это было так красиво. В свое время в России было очень большое влияние Византии, и мне это близко, потому что я в некотором роде константинопольский человек – моя бабушка из Константинополя. Доза Византии в моей крови весомая.

Вы и так уже мировая знаменитость. Есть ли, куда расти? Есть ли у вас мечта?

— У меня их много. Я вам скажу одну мечту, которую, вы не поверите, я мог бы осуществить, но как-то времени нет. Думаю, в этом году я пойду за ней - я буду создавать ансамбль средневековой музыки внутри театра. Это будет своего рода подразделение MusicAeterna-0. Мы все вместе будем работать над очень экспериментальным направлением средневековой музыки: от индийской и суфийской музыки до византийской.

Ансамбль будет исполнять музыку всех народов?

— Хочется, чтобы было именно так. Было бы счастьем, например, найти монгольскую музыку, ее средневековые корни, увидеть, где они соединяются с современностью, где есть нечто общее.

Есть ли сейчас музыканты, которые играют на средневековых инструментах?

— В MusicAeterna есть, все играют, и я тоже играю, мы все мультиинструменталисты. То есть все самоучки, на самом деле, потому что нигде нет такой академии. Это проект, и чтобы его реализовать нужно время, нужно отказаться от пары постановок. Но я просто очень давно мечтаю об этом! Мечтаю привезти сюда византийскую музыку, она очень похожа на старое Знаменское пение.

О чем еще вы мечтаете?

— У меня есть очень основательная мечта, которую я тоже очень хочу осуществить — чтобы мы все обратились к восстановлению храма Святого Николая Чудотворца, который находился напротив театра. Это просто шедевр архитектуры, который украшал  театральную площадь. Большевики полностью разрушили купола этого храма. Пермь была настолько православным городом, что очень сильно сопротивлялась коммунизму. После этого коммунисты просто отомстили городу. Сейчас это библиотека сельхозакадемии, она в ужасном состоянии, теперь там просто нарушение всех правил архитектуры. Моя мечта сделать так, чтобы люди знали, что это было храмом. Еще – чтобы убрали зоопарк с кладбища монахов. Как вы хотите, чтобы в городе развивались какие-то хорошие вещи, когда там, где кладбище монахов и всей элиты города, в том числе и Дягилевых, стоит зоопарк? Это просто месть городу. Вот это мои мечты.

Вопросы задавала Анастасия Пяткина | ИТАР-ТАСС

поиск