15 октября 2019
Сегодня
17 октября 2019
19 октября 2019
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
  • Ноябрь
21.04.2018
Без Гран-при

Третий завершающий тур конкурса – самый праздничный, самый долгожданный – и для участников, и для зрителей. На сцене снова господствует классический танец. Какое же впечатление оставил этот завершающий этап на «Арабеске – 2018»?


Автор – Эдвард Тихонов

Фото Эдварда Тихонова


Соревноваться продолжили 34 участника: 11 в младшей и 22 в старшей группе. Сюрпризов не случилось – ни хороших, ни плохих. Технический уровень оставался высоким, как на протяжении всего конкурса. Кто-то слегка сдал, кто-то выступал лучше, чем прежде. Но явный лидер так и не объявился, как и яркая индивидуальность, встречаться с которой хотелось бы снова и снова...

Младшие, пожалуй, выступили даже интереснее взрослых. Меня всегда привлекает школа, ее особенности, сквозь кои просматривается потенциал будущих артистов. 

Среди юниоров неоспоримо лидировали пермские мальчики. Каждый из участников выступил в своем, удачно для него определенном педагогами амплуа. У каждого хороший рост, отличная фигура, необходимые для балета данные. И главное – выучка, ясный жест, элегантная исполнительская манера. Даже бравурные вариации они танцуют без неуместного сценического форте, выпячивания трюков.

Элегантно вариацию Люсьена из «Пахиты» провел Данила Хамзин. Смотрелся французским офицером на испанском балу, а не цирюльником Базилем с набережной Барселоны из «Дон Кихота», каким его представляли некоторые взрослые конкурсанты, не задумывавшиеся о биографии персонажа, а только воспроизводившие приблизительный хореографический текст. 


Автор – Эдвард Тихонов

Фото Эдварда Тихонова


Музыкально, что на конкурсе редкость, вариацию Колена из «Тщетной предосторожности» станцевал брат Данилы Алексей Хамзин. Музыкальность среди танцовщиков сегодня на вес золота. Порой просто поражаешься, как можно не попасть в музыку Пуни, Дриго, Адана, специально написанную для балета. Темпераментом, актерскими данными обладает Иван Суродеев. Свидетельство тому – его Армен из «Гаянэ».  Пермский па де катр мальчиков – украшение младшей группы, за что отдельное спасибо школе и ее педагогам. А вот подбор репертуара для высокой, длиннорукой и длинноногой Марии Малининой оказался не очень удачным. Несколько неуклюже девушка смотрится в изящной, капризно-женственной свадебной вариации принцессы Авроры, рассчитанной на другие данные, другую индивидуальность. Не лучше ли было станцевать фею Сирени из пролога той же «Спящей красавицы»?

Репертуарный выбор для самых маленьких участниц просто поражает. Не по годам профессионально танцует, хорошо выучена милая 13-летняя японка Каваи Хомаре. Она уверенно прошла все туры. Но зачем такой балетной крохе танцевать вариацию коварной соблазнительницы Одиллии из «Лебединого озера»? Девочка старательно, даже безупречно выполняет все комбинации. Но вариация в целом напоминает пародию, будто, надев мамины высокие шпильки и длинное платье, тинэйджер отправился на важный дипломатический прием. Каждому возрасту свои танцы. В балете – тоже. 

Схожие чувства вызывает вариация из Гран па классик в исполнении маленькой москвички Марии Полуниной. Хореограф Виктор Гзовский поставил ее для блистательной французской примы Иветт Шовире, элегантной француженки и настоящей дамы. Ну, есть же в интернете запись, как Шовире разучивает со взрослыми артистами Парижской оперы это парадное па-де-де, поясняя его суть. Милые педагоги, проявите любознательность, профессионализм и осторожность. Зачем подставлять талантливых детей? Они еще успеют порадоваться премьерскому репертуару: всему свое время.


Автор – Эдвард Тихонов

Фото Эдварда Тихонова


Спокойно, очень достойно Медоруиз «Корсара» станцевала кореянка Ким Ю Чин. В ней видна будущая балерина. Менее удачным, чем на других турах, оказалось выступление Елены Исеки из Германии. Лидер младшей группы, Китри Елена станцевала не очень удачно. Жизнерадостно-игривая в «Венецианском карнавале» из балета «Сатанилла», в «Дон Кихоте» она показалась несколько тяжеловатой. Сказалась усталость или Китри не совсем ее партия.

Стабильно, но без понимания, что в па д'эсклавиз «Корсара» важен игровой элемент, выступили москвичка Екатерина Клявлина (младшая группа) и Юрий Выборнов (старшая группа). Редакция, которую они танцевали, отличается от традиционной. Особенно поразила финальная поза балерины на полу. Надо ли говорить, что балеринами пол «вытирать» негоже, тем более в классическом номере. Зачем менять хореографический текст не в лучшую сторону? И стоит ли его вообще менять? Лучше внимательно посмотреть записи редакций Большого или Мариинского театров и следовать канону. Есть разночтения, но они не столь существенны. В них сохранен смысл и сюжет этого игрового па-де-де.

Что до изменений хореографического текста известных вариаций и дуэтов, то ими часто грешат взрослые конкурсанты и их педагоги. Соревнования по фигурному катанию напоминают выступления корейских и японских артистов, особенно мужчин. Наши тут тоже не без греха, хотя должны быть образцом для подражания относительно недавно освоивших школу классического балета стран. Существует «джентльменский набор» из пяти-шести прыжков и вращений, которые непременно появляются в вариациях филиппов, базилей, рабов, актеонов, солоров, к ним в последние годы прибавился бог ветра Вайю из балета «Талисман». Любому, даже бегло знакомому с историей балета, известно, что Мариус Петипа ко всему этому отношения не имеет, что очевидно по подбору движений. Таких бравурных прыжков и вихревых вращений в его времена просто не существовало. Стоит их сравнить с вариациями Голубой птицы из «Спящей красавицы» или из па-де-труа «Пахиты», чтобы все поставить на свои места. По разным поводам и причинам многие современные мужские соло возникли в ХХ веке. Вырванные из контекста спектаклей, они превратились в виртуозную абстракцию, обязательную программу «балетных фигуристов». А их мало волнует сам танец, переходы между движениями, смысл и музыкальность.

Как курьез запомнился Актеон из «Эсмеральды», пляшущий на одном из туров с луком в руках. Исполнитель, наверно, даже не подозревал, что в дуэте Дианы и Актеона есть сюжет?! Полезно знать содержание номера, который танцуешь, и осмыслять взаимоотношения, вести диалог, а не только заботиться о вращениях и думать о трудных поддержках.

Великими виртуозами были Владимир Васильев, Михаил Барышников и другие. Но каким выразительным, музыкальным, координированным был их танец! Даже не всегда идеальные записи передают содержательность их искусства. Сейчас же выступления лауреатов и победителей конкурсов не вызывают подобных эмоций, хотя соискатели наград и демонстрируют на сцене более лихие трюки, чем их великие предшественники. Конкурс – не спортивное соревнование, а состязание артистов! Виртуозность важна, но не в ней одной смысл балета. Поэтому не запоминаются даже выступления призеров – все будто озабочены одним и тем же.

К обнаженной виртуозности, однако, отнюдь не стремились бразильские конкурсанты, но в их не всегда совершенном и идеальном по технике танце чувствовались артистизм, изящество поз, чуткое партнерство, что сразу выделило их из общего «списка». С первого тура запомнились Луанна Гондим и Маркос Яго. Они вдохновенно исполнили па-де-де из «Щелкунчика», с пониманием – «Жизель». Таких артистов всегда ждут в театрах, и на конкурсах их исключительная принадлежность к высокому искусству всегда чувствуется.


Автор – Эдвард Тихонов

Фото Эдварда Тихонова


Хорошими внешними данными, мягким полетным прыжком отличается конкурсантка из Монголии Булган Рэнцэндорж, исполнившая па-де-де из «Жизели». Но поразили ее индифферентность, непроницаемость, отсутствие любых эмоций. Их ведь немало в партии Жизели-вилисы. Любовь к Альберту удерживает ее душу на земле, не позволяет ей навсегда покинуть этот мир. В конкурсном дуэте отсутствовала душа, осталась лишь ее внешняя оболочка. Тут молодой талантливой балерине есть над чем призадуматься, над чем поработать. 

Красиво, женственно, технично танцуют молодые представительницы Японии и Кореи. Но не настало ли этим стремительно развивающимся «балетным странам» сделать следующий шаг: поработать над смыслом исполняемого хореографического материала. Индивидуальность у участниц есть, что выявили современные номера. Они хорошо владеют телом и разными современными танцевальными техниками. Но ведь и в классическом репертуаре востребована личность – без нее выступления смотрятся набором последовательных, хоть и изящных па– и только.

Яркое актерское дарование, экспрессивный танец привели к победе демихарактерного танцовщика из Новосибирска Никиту Ксенофонтова. Исполняя па д'эсклав из «Корсара», он по-купечески широко торговал непокорной рабыней. Танцевал соло свободно, очень убедительно и ярко. Его полюбили зрители, жюри, критика. 

Жизнерадостная вариация Жанны из «Пламени Парижа» в исполнении кореянки Сон Чон Ын завершила юбилейный пятнадцатый конкурс «Арабеск» имени Екатерины Максимовой. Хотя в классическом танце всего четыре арабеска, Пермь придумала свой замечательный – конкурсный, и он оказался весьма удачным. 

Гран-при, оставшийся на этот раз невостребованным, заслуживают все члены жюри, его председатель Владимир Васильев, организаторы и спонсоры. Без них так долго стоять в «пермском арабеске» – 30 лет! –было бы невозможно.

Пермский «Арабеск» всегда устремлен вверх, в будущее. Счастье для настоящего балета. 

Виолетта Майниеце, член жюри прессы.

поиск