Журнал
  • Июль
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
24.12.2019
«Мессия» выполнима: оратория Генделя в семи мифах

Оратория Георга Фридриха Генделя «Мессия» прозвучит на сцене Пермской оперы 27 декабря. Как произведение из условного пантеона академической музыки, оратория со временем обросла рядом стереотипов и мифов. Мы решили уравновесить их фактами, всмотревшись пристальнее в историю партитуры. 

MICHELANGELO_-_Manchester_Madonna_adjusted 1.jpg

Микеланджело, «Мадонна с Младенцем, Иоанном Крестителем и ангелами» (ок. 1497). Национальная галерея, Лондон / Wikimedia


Произведение на 2,5 часа — результат долгой работы

В действительности свое масштабное и сложное сочинение Гендель написал удивительно быстро. Как подсчитал журналист Майлс Хоффман, в «Мессии» примерно 250 тысяч нот. Учитывая, что композитор работал над партитурой чуть больше трех недель по 10 часов в день, получается, что они писал в среднем по 15 знаков в минуту. При этом, как отмечает музыковед Ричард Лакетт, в манускрипте оказалось поразительно мало ошибок.

«Мессия» — рождественская оратория

На самом деле она была представлена на Пасху, 13 апреля 1742 года. Выбор праздника не случаен: лишь первая треть текста посвящена рождению Спасителя, остальные две части — истории его смерти и воскресения. Однако к XIX веку оратория начала регулярно звучать в декабре, особенно на концертах в Америке. Как заметил на этот счет Лоуренс Каммингс, дирижер Лондонского Гендель-оркестра, такое смещение событийного контекста могло быть связано с перекосами в репертуаре: «Существует так много прекрасной пасхальной музыки и так мало великой духовной музыки, написанной к Рождеству».  

Это безусловный триумф Генделя

Современники композитора так не считали. Если первое исполнение оратории в Дублине вызвало фурор, то год спустя в Лондоне — ключевом городе в карьере Генделя — его новое творение встретили прохладно. Вероятно, здесь не обошлось без политики: вращаясь в придворных кругах, автор «Юлия Цезаря» и «Музыки для королевского фейерверка» то и дело оказывался в турбулентности аристократических интриг, захватывавших, помимо дворца и парламента, театры и церковные кафедры. На серии лондонских премьер Генделя не спас даже блестящий каст из звездной контральто Сюзанны Марии Сиббер, опытного тенора Джона Бирда, баса Томаса Райнгольда, а также сопрано Кристины Марии Авольо, Китти Клайв и Мисс Эдвардс.   

Perino del Vaga, Holy Family with Saint John the Baptist, c. 1528-37, © The Samuel Courtauld Trust, The Courtauld Gallery, London 1.jpg

Перино дель Вага, «Святое семейство с Иоанном Крестителем» (ок. 1528—1537). Галерея Курто, Лондон / The New Criterion


Эта музыка глубоко религиозна

Ослепительная торжественность «Мессии» тоже не убедила критиков. Либреттист  Чарльз Дженненс (на деле не только талантливый, но и глубоко верующий поэт) взял за основу достаточно разнородные библейские тексты: Апокалипсис, Первое послание апостола Павла к Коринфянам, а также Псалом № 2 в переводе Джона Мильтона — за что эстетические (политические?) противники могли легко зацепиться. К тому же обращение Генделя, снискавшего славу нашумевшими операми, к чувствительной сфере духовной музыки воспринималось консервативной частью публики со стойким недоверием. В итоге, после первых исполнений столичная пресса писала о неподобающей светскости новой оратории. Не желая играть с огнем [веры], Гендель был вынужден изменить название с «Мессии» на «Новую священную ораторию», а затем и вовсе отменить часть концертов.

«Аллилуйя» — самая торжественная часть оратории

С тем, что «Аллилуйя» — вершина произведения, сложно не согласиться. Как признавался сам Гендель, когда он завершил знаменитый хор, «открылись небеса» и он «увидел Творца». Другое дело, что со временем этот эпизод был освоен поп-культурой и превратился в своего рода музыкальный мем. Сегодня куда больше шансов услышать «Аллилуйю» как в составе саундтреков к рекламе и играм, сериалам и кино, от «Человека на Луне» Милоша Формана до аниме «Ночь на Галактической железной дороге».   

The-Entombment1.jpg

Микеланджело, «Снятие с креста» (1500). Национальная галерея, Лондон / Wikimedia


Однажды сам король Англии решил встать во время исполнения «Аллилуйи»

По легенде, во время лондонской премьеры король Георг II поднялся с места на исполнении «Аллилуйи», чтобы слушать божественный гимн стоя, — разумеется, зал не мог не последовать его примеру. Однако достоверных свидетельств того, что монарх вообще был на одном из первых концертов, не сохранилось. Сложно представить, что пресса того времени могла обойти вниманием его присутствие; к тому же этот эпизод был впервые упомянут письменно лишь спустя 37 лет спустя. Как бы то ни было, традиция слушать «Аллилуйю» на ногах дошла до наших дней.

«Мессия» — крайне популярное произведение. Оратория звучит повсеместно

Оратория звучит вживую часто, но отнюдь не везде. Если на рождественских вечерах в Западной Европе и особенно в США «Мессия» и сегодня исполняется весьма широко, то, скажем, до российской сцены шедевр Генделя добирается лишь временами. В афишах Перми «Мессия» тоже появляется редко, поэтому концерт 27 декабря — счастливое попадание в русло большого нездешнего феномена.
поиск