Журнал
  • Август
    01
    02
    03
    04
    05
13.04.2020
«Пермь располагает к солнечной музыке». Обзор произведений к Концерту симфонической музыки

Сегодня, 13 апреля, в трансляции из Пермского театра оперы и балета зрители увидят запись Концерта симфонической музыки. В программе прозвучат произведения Иоганна Себастьяна Баха и Георга Фридриха Генделя.

В преддверии трансляции мы предлагаем вам ознакомиться с историями сочинений, вошедших в программу концерта.


Мартин Зандхофф, дирижер и куратор концерта:

— Бранденбургские концерты — это собрание исполнительских и художественных приемов, существовавших на момент их написания, уровень мастерства, который был распространен во времена Баха. Автор смешал все известные ему музыкальные формы и вывел на их основе новый язык. Я полжизни играю эту музыку, и все равно каждый раз она удивляет меня своей технической сложностью, структурой, эмоциями — и в этом для меня гений Баха.

Однажды я сказал, что в Перми мне хочется делать солнечные программы, «программы-антидепрессанты». Поэтому в программе возникли еще два сочинения Баха. В первом отделении — Концерт для гобоя, скрипки, струнных и бассо континуо ре минор, и во втором — Magnificat.

Magnificat — это гимн, невероятная по силе молитва, обращенная к Богу; одна из самых компактных, но и концентрированных работ композитора. Мы исполняем вторую из написанных Бахом версий — ре мажор. В традиции восточной христианской церкви Magnificat является частью утренней службы, на Западе эти песнопения венчают дневные и, как правило, воскресные службы. Продолжительность сочинения немногим более получаса, но за это время мы слышим все краски хоров и меланхолических арий, их перемежающих. В отличие, например, от страстей по Матфею или Иоанну, в Magnificat арии достаточно короткие. 

После двух инструментальных произведений Баха в первом отделении мы исполняем Первую сюиту из цикла «Музыка на воде» Генделя. Наряду с «Музыкой для королевского фейерверка», которую мы играли в январе 2015 года, этот цикл принадлежит к серии «пленэрных» сочинений, то есть предназначенных для исполнения на открытом воздухе. О «Музыке на воде» известно, что в 1717 году король Великобритании Георг I, которого не слишком жаловали его подданные, в попытке расположить их к себе организовал речную прогулку по Темзе. Любой из горожан мог тогда попасть на одну из 15 барок, чтобы послушать музыку. Как-то раз в музее я наткнулся на картину, посвященную этому событию, и там на одной лодке можно было насчитать примерно 50-60 музыкантов. Гендель написал «Музыку на воде» специально для концерта под открытым небом, и, по моим ощущениям, в естественных условиях она должна была звучать просто фантастически. Мне кажется, было бы неплохо однажды сыграть и «Музыку фейерверка», и «Музыку на воде» на Международном Дягилевском фестивале — это был бы настоящий праздник.


Иоганн Себастьян Бах
Бранденбургский концерт № 1 фа мажор, BWV 1046
1721

Six Concerts à plusieurs instruments («Шесть концертов для нескольких инструментов») — так озаглавил Бах свой цикл, признанный сегодня музыкальной «хрестоматией, в которой можно найти любой исполнительский прием». Название «Бранденбургские» концертам дал уже в XIX веке исследователь творчества композитора Филипп Шпитта, случайно обнаружив рукопись в нотном архиве маркграфа Кристиана Людвига Бранденбург-Шведтского.

Согласно одной из гипотез, маркграф обратился к Баху с просьбой написать что-нибудь для своего оркестра, услышав в 1719 году его игру в Майнингене или Карлсбаде. Спустя два года, в надежде на место придворного руководителя оркестра, композитор преподнес инструментальный подарок и с присущей ему скромностью написал в посвящении: «Покорнейше прошу Вас не судить их несовершенство со строгостью музыкального вкуса, тонкого и деликатного, которым, как всем известно, Вы обладаете». При жизни композитора «несовершенные» опусы, предвосхитившие, однако, рождение классической симфонии XVIII столетия (Арнольд Шеринг), так и не были исполнены. Возможно, потому что опережали свое время и были технически сложны для оркестра маркграфа.

Первый из шести концертов уникален прежде всего тем, что существует в двух версиях. Более ранняя — Sinfonia, BWV 1046a — была трехчастной, в отличие от поздней в четырех частях. Измененный вариант композитор дополнил вторым Allegro, сольной партией скрипки пикколо, а также полонезом в финальной части. Другая любопытная особенность этого сочинения в его жанровой синтетичности. Так, в Первом концерте присутствуют черты кореллиевского concerto grossi (в баттл с оркестром в данном случае вступают две валторны) и его разновидности concerto da chiesa (поворот к партитности (balletto) в завершающей фазе цикла), а также аллюзия на «музыку Страстей» в скорбном Adagio и прообраз будущего симфонического менуэта в финальной части. 

Дирижер: Карл Рихтер


Иоганн Себастьян Бах
Концерт для гобоя, скрипки, струнных и бассо континуо ре минор, BWV 1060R
1736

Как и многие произведения Баха, Двойной концерт был заново открыт лишь в ХХ веке и впервые опубликован в 1970 году издательством Bärenreiter. Его принято считать утерянным оригиналом Концерта BWV 1060, в состав которого предположительно входили две скрипки или скрипка и гобой. Партитура сочинения была восстановлена на основе Концерта для двух клавиров № 1 до минор (BWV 1060). Возможность транскрипции клавирного концерта Баха в скрипичный биографы композитора обосновывают следующим образом.

С 1729 года Бах возглавлял Музыкальное студенческое общество при Лейпцигском университете, участвуя в его концертах в качестве дирижера и солиста. Для этих выступлений композитор создал концерты для одного, двух, трех и четырех клавесинов с оркестром. В процессе изучения творчества Баха оказалось, что большинство этих произведений не что иное, как авторские переработки ранее написанных сочинений для других инструментов (судя по характеру и фактуре сольных партий, главным образом скрипичных концертов).

Примечательно, что, осуществляя транскрипции скрипичных концертов для клавира, Бах, как правило, ограничивался почти буквальным перенесением скрипичной партии в клавесинную с добавлением в левой руке басового сопровождения и тональной транспозицией произведения на тон ниже. Альфред Швейцер справедливо замечает, что «в сущности, все произведения Баха созданы для идеального инструмента, заимствующего от клавишных возможности полифонической игры, а от струнных все преимущества в извлечении звука». А значит, его скрипичные концерты легко транскрибируются в клавирные и наоборот.

Дирижер: Николаус Арнонкур


Георг Фридрих Гендель
Сюита № 1 фа мажор, HWV 348 (из цикла сюит «Музыка на воде»)
1715—1717

Цикл из трех сюит «Музыка на воде» — одно из самых популярных сочинений Генделя. С первых нот оно покоряет слушателя легким и развлекательным характером музыки в лучшем смысле слова, который обусловлен, в том числе, исполнением на лоне природы. Среди почти двадцати пьес цикла обнаруживаются веселые и изящные танцы — бурре, менуэты, хорнпайпы, ригодон, несколько медленных частей с обозначением «ария», — которые задают тон праздника.

К празднику Гендель и сочинил «Музыку на воде», которая впервые была исполнена 17 июля 1717 года — во время торжественной речной прогулки короля Георга I (1660—1727) по Темзе в сторону Челси. Возле королевской барки, как сообщала ежедневная британская газета The Daily Courant, в тот вечер расположилась барка с 50 музыкантами, игравшими на разнообразных инструментах: трубах, валторнах, гобоях, фаготе, флейтах, скрипках, альтах и контрабасах. Более того, многим лондонцам, пожелавшим послушать сюиту-дивертисмент, разрешили спустить на воду свои лодки и баржи. Демократично настроенный монарх был настолько восхищен музыкой, что приказал повторить концерт дважды: до и после ужина.

Любопытно, что композитор не оставил никаких указаний о точном порядке частей внутри сюит, и в посмертном издании «Музыки на воде» 1788 года они были сгруппированы в зависимости от тональности и звучащего инструмента. На премьере, вероятно, медленные, часто тихие части исполнялись, когда барки короля и оркестра находились рядом, а громкие, оживленные части — когда барки отплывали друг от друга. Сегодня практикуется свободная перестановка частей.

Дирижер: Герберт фон Караян


Иоганн Себастьян Бах
Magnificat ре мажор, BWV 243
для солистов, хора и оркестра

Бах прибыл в Лейпциг в 1723 году как церковный музыкант и учитель. Это означало, что он обслуживал как кантор две главные церкви города, обучал мальчиков в школе при церкви св. Фомы, а также отвечал за музыкальную часть служб в целом ряде других храмов. В соборах св. Фомы и св. Николая он был обязан на регулярной основе представлять кантаты, страсти и другие вокальные сочинения.

В течение десяти лет положение композитора в обществе постепенно менялось. Баха всё еще воспринимали как сугубо религиозного автора, однако его основные сочинения уже «изменили направление» от церкви к концертному залу, или, по крайней мере, — от литургии к внелитургическим формам, когда церковные пространства использовались как концертные. И тем не менее крайне важно помнить, слушая «Рождественскую ораторию», страсти, Magnificat или маленькие пасхальные кантаты, что все эти сочинения были созданы прежде всего для богослужения. Каждое из них выполняет особую функцию в рамках литургии и взаимодействует с другими ее элементами, такими как: гимны, псалмы или проповедь.

Первым масштабным сочинением после вступления Баха в должность лейпцигского кантора в мае 1723 года стали не страсти или оратория, а Magnificat на латинский текст Песни Девы Марии из первой главы Евангелия от Луки. Этот текст — часть повествования о визите Марии к ее старшей родственнице Елизавете, носящей под сердцем Иоанна Предтечу. Елизавета предчувствует великую судьбу будущего младенца Марии и прославляет ее. В ответ Мария произносит слова, которые и легли в основу Magnificat: «Magnificat anima mea Dominum / Величит душа Моя Господа…».

Выбор этого текста не был обусловлен исключительно желанием Баха. Скорее, это была необходимость, связанная с литургическим календарем. Деятельность композитора в Лейпциге началась 30 мая 1723 года, и первым большим праздником, который ему предстояло «обслужить», стало Посещение Девы Марии, пришедшееся на 2 июля 1723-го. Разумеется, не было острой необходимости обязательно писать самому новое сочинение — Бах мог воспользоваться богатым репертуаром, оставшимся от его предшественников (как он не раз поступал позднее), однако композитор решил предстать перед публикой с новой композицией собственного сочинения. Как показывают исследования, его Magnificat — это действительно абсолютно новая работа, в которой не использовано ничего из написанного в Веймаре и Кётене.

Magnificat — музыкальная вершина Вечерни, имеющей в Христианской церкви давнюю традицию, уходящую корнями в начало Средневековья. Служба изначально включала (и в католической традиции по-прежнему включает) ряд определенных псалмов и молитв, кульминацией которых становится пение Magnificat. Заканчивается он, как и полагается, молитвой Святой Троице: «Gloria patri et Filio… / Слава Отцу, и Сыну, и Святому Духу…» Эта традиция сохранена и в латинском, и в германском вариантах Magnificat Баха. 

Текст Magnificat пронизан духом ожидания явления Христа. При этом у Баха он символизирует не только приход Иисуса, но и его собственное прибытие в Лейпциг в 1723 году. Композитор представил себя новой аудитории наиболее выгодным и торжественным образом: за счет особого звучания труб, довольно большого ансамбля, масштабных концертных номеров, лиричных арий, а также сладкого, почти любовного дуэта. Некоторые из этих элементов были даже усилены во второй редакции, например, в дуэт альта и тенора «Et misericordia / И милость Его» были добавлены флейты-траверсо (которых в 1723-м у Баха в распоряжении не было).

Кроме того, Бах продемонстрировал потрясающее чутье драматического потенциала текста Magnificat: восхваление, слияние радости и смирения, гордость, возрастание почтения и божественной благодарности. Разумеется, Бах не был первым, кто пошел по этому пути. Еще в начале XVII века Клаудио Монтеверди показал, каким драматичным может быть текст Песни Марии, и использовал этот мощный потенциал в своих сочинениях.

Однако баховский Magnificat в дополнение к выразительному потенциалу текста являет еще и величайшее чувство музыкальной архитектуры. Первая и заключительная части, как арка из двух мощных колонн, обрамляют композицию. Внутри этой арки Бах чередует торжественное концертное тутти и камерную интимность арий солистов. Почти всегда за концертной частью следуют две арии, это правило нарушается лишь для финальных трех частей, образующих кульминацию, находящую разрешение в возвращении музыкального материала первой части.

Характерно, что открывающий Magnificat номер носит прежде всего инструментальный характер. Он не только начинается с продолжительных (30 тактов) фанфар, в которые позднее в излюбленной Бахом технике «встраивается» хор, но и завершается 15-тактовой инструментальной постлюдией. Бах восхваляет Господа через оркестровое звучание, используя инструменты, которые наиболее ясно выражают могущественное торжество Всевышнего: трубы и литавры. Во времена Баха это были «королевские» инструменты и современные композитору слушатели без труда считывали эти коннотации.

Magnificat — потрясающий пример того, как композитору удалось сохранить баланс между интерпретацией текста и самодостаточностью музыки, между драмой и драматургией.

Дирижер: Николаус Арнонкур
Австрия, 2000 год


Тексты: Ирина Архипенкова, Анна Фефелова

поиск