11 мая 2021
Сегодня
13 мая 2021
14 мая 2021
18 мая 2021
19 мая 2021
21 мая 2021
22 мая 2021
Журнал
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
  • Июнь
06.11.2020
«Арабеск» победителей
Многое оказалось неожиданным в проведении «Арабеска-2020»: его перенос с апреля-мая на октябрь-ноябрь; сокращение нового — осеннего — срока на три дня; отсутствие публики в зрительном зале — за исключением вечера открытия, когда, состоялась премьера «Анюты» на музыку Валерия Гаврилина в хореографии и с участием Владимира Васильева, и начального вечера первого тура; количество — не в пример заявленному весной — участников — всего 34 в основной программе и 76 в конкурсе современной хореографии.

Известные всем обстоятельства непреодолимой силы внесли в привычный распорядок разнобой: спутали маршрутные карты, посеяли смятение в рядах конкурсантов, огорчили поклонников балета, вынужденных наблюдать за состязанием по трансляции, а не «вживую». Обе дирекции – «Арабеска» (директор Елена Завершинская) и Пермского академического театра оперы и балета имени П.И. Чайковского (генеральный директор Андрей Борисов) выправляли ситуацию, что называется, на ходу, мастерски и безболезненно улаживая возникавшие вопросы и проблемы. Их умения и профессионализм — пример беззаветного служения делу. Дорогого стоит.

Встречи с танцем не разочаровали, хотя во многом и поменялся формат: вот главный и неоспоримый итог всего предприятия — единственно ожидаемый и подтвержденный усилиями тех, кто с танцем связал судьбу и профессию. Тут аргументы «против», наподобие тех, что по результатам соревнования не был вручен Гран-при, и многие награды не нашли обладателей, — не убеждают. Победили по сути все, кто приехал на «Арабеск», смотрел его программу в зале (только члены двух жюри и некоторые педагоги-репетиторы), на гаджетах и телеэкранах (зрители, поклонники и болельщики), сами участники, проявившие волю, стоицизм и вкус к продвижению на театральный Олимп. Получилось ровно так же, как получается всегда: лучшие осилили марафон, удостоились внимания, почувствовали аромат лавра на челе, «запостили» в социальные сети фотографии своих дипломов и медалей. Им и тем, кто их опекал, — поклон и аплодисменты.

Tzvj8aqg.jpeg
Гала-концерт конкурса «Арабеск-2020»
Фото: Андрей Чунтомов


Даже в усеченном виде «Арабеск-2020» оказался примечательным, не потерял собственного лица, запомнился яркими выступлениями, получившими отклики (и — лайки) даже через бликующие стекла мобильный устройств, на которые принимались сигналы из осенней столицы мирового балета — Перми. В премьерном представлении «Анюты» на сцену вышел Владимир Васильев — художественный руководитель конкурса и постановщик балета: в 80 лет он исполнил роль отца героини, и спектакль благодаря участию первого танцовщика ХХ века зазвучал особо: словно вся история, поведанная Антоном Чеховым в его «Анне на шее», оказалась пересказанной от лица Петра Леонтьевича, учителя чистописания и рисования в гимназии, запившего с горя после смерти жены и сделавшегося несчастным, потерянным, бесприютным. Васильев дал портрет со штрихами и нюансами высокой мхатовской школы, танцевальная речь его персонажа и тех, о ком она велась, звучала чеховскими словами: «…Петр Леонтьич запивал сильнее прежнего, денег не было, и фисгармонию давно уже продали за долг. Мальчики теперь не отпускали его одного на улицу и все следили за ним, чтобы он не упал; и когда во время катанья на Старо-Киевской им встречалась Аня на паре с пристяжной на отлете и Артыновым на козлах вместо кучера, Петр Леонтьич снимал цилиндр и собирался что-то крикнуть, а Петя и Андрюша брали его под руки и говорили умоляюще: — Не надо, папочка… Будет, папочка…»

3WuPmrpg.jpeg
Балет «Анюта». Петр Леонтьевич — народный артист СССР Владимир Васильев.
Петя и Андрюша, братья Анюты — учащиеся Пермского хореографического училища Марат Нурмухаметов и Дмитрий Павелкин.
Фото: Андрей Чунтомов


Васильев-артист — целый мир, прикоснуться к которому — счастье каждому, кто соединил или собирается соединить жизнь с театром. В пермской «Анюте», показательной ансамблевой культурой обеих трупп — балетной (главный балетмейстер Антон Пимонов) и оркестровой (главный дирижер Артем Абашев), случилось главное: худрук конкурса, поставивший балет по Чехову и исполнивший в нем важную партию, обозначил параллели и меридианы творчества, и больше того — безграничного движения самой артистической души. «Анюта» с Васильевым стала важным уроком для всех участников «Арабеска-2020», и они старались этот урок усвоить и отразить в каждом из трех туров и на конкурсе современной хореографии.

Получилось пока не всё, но многое очертило перспективы, проявило задатки, наметить пути.

Практически все лауреаты и дипломанты прошедшего биеннале, чьи выступления заботливо описаны членами жюри прессы Виолеттой Майниеце, Ольгой Розановой и Александром Максовым, хорошо обучены и телесно воспитаны, но иным пока не достает того, что называется «танцевальностью», в понятие которой исконно вкладываются свобода и музыкальность движения, живописность связующих элементов и переходов, непрерывность линии изложения хореографического текста. Он, текст, порой крошится на куски и фрагменты, теряет целостность, обрывается коротким дыханием, существует вне музыкальной формы, напоминает азбуку, а не речь.

Общая проблема для современного балетного театра, очевидно, произрастает из затянувшегося ученичества, где прилежание зачастую довлеет творчеству и несколько угнетает выразительность танца. Конкурс на то и конкурс, чтобы на это указать. И — указывает, обращая внимание на достижения и возможности своих лауреатов: Кубаныча Шамакеева (золотая медаль, приз Георгия Зорича «Танцовщику за чистоту техники и артистичность исполнения» и Премия жюри прессы), Лири Вакабаяси (серебряная медаль и Премия жюри прессы), Субедея Дангыта (серебряная медаль), Камиллы Исмагиловой, Александры Криса, Расмуса Алгрена и Марата Сафина (бронзовые медали), Натальи Пивкиной и Ксении Ринг (дипломы) — по старшей группе; Виктории Снигур, Дианы Товтын, Ивана Сорокина (серебряные медали), Дарьи Чугуновой и Ульяны Мокшевой (бронзовые медали), Анастасии Каплиной, Богдана Плешакова и Тамилы Шишкаловой (дипломы) — по младшей группе.

lXbGO79g.jpeg
Победители основного конкурса: Субедей Дангыт (второе место в старшей группе)
и Камилла Исмагилова (третье место в старшей группе)
Фото: Андрей Чунтомов


Примечательно, что Приз имени Натальи Дудинской «За верность традициям русской балетной школы» присужден Пермскому государственному хореографическому училищу, что одновременно указывает и на прочную связь двух школ — пермской и петербургской, и на их особенности: чистоту стиля, музыкальность, выразительность исполнения.

Особая глава «Арабеска» – конкурс современной хореографии, в котором могут состязаться и хореографы, и исполнители, — панорама так называемого свободного танца, базирующегося на различных исполнительских техниках и направлениях: от модерна и contemporary до контактной импровизации и стрип-пластики.

Осенняя встреча в Перми показала, что художественный конфликт «современщиков» с «классиками» ослаб и почти сошел на нет. Первым уже нет нужды отстаивать свое равноправие со вторыми (география альтернативных видов танца предельно расширилась: теперь это не только Москва, Петербург, Пермь, Екатеринбург и Челябинск, но и многие другие города России, что показал конкурс), а приверженцы Терпсихоры, управлявшей балетом вплоть до начала ХХ века, с удовольствием идут на «соседние» территории, где ни выворотность, ни строгая координация, ни телесная муштра не только не мешают, а только помогают в совершенстве осваивать «экспериментальную» пластику и самые смелые в ней экзерсисы.

_ZT758hg.jpeg
Ильдар Тагиров (вторая премия среди исполнителей конкурса современной хореографии и диплом жюри прессы
за хореографию и исполнение)
Фото: Андрей Чунтомов


Современный танец собрал свой словарь — не менее значительный, чем у классического балета. Его, современного танца, класс, где воспитывается и тренируется тело, приобрел и наработал грамоту, структурно не уступающую классу вагановскому. Вузы открыли соответствующие кафедры и программы обучения contemporary dance, традиционные хореографические школы и кампании принимают в педагогические штаты дипломированных специалистов.

При этом современный танец — понятно по «Арабеску-2020» — испытывает сейчас дефицит художественных идей, равно как и одаренных хореографов, которые бы такие идеи продуцировали. Ставят много, охотно, забористо, но пользуются одними и теми же лекалами, приемами, решениями, сводя поиск в области пластики и движения к иллюстрации музыкального материала, однотипного по выбору у многих: либо барокко, опера и «хиты» классики, либо звуковые сканы мультимедийных композиций, доступных в сети, и не всегда показанные к танцевальной перефразировке саунд-трэки.

Во время просмотра конкурсных выступлений часто возникал вопрос: для чего поставлен тот или номер, что автор им хотел сказать граду и миру? Никто не отрицает современного танца в «неоклассическом» стиле, то есть танца абстрактного, выразительного — танца ради танца, и такие опыты вызывают интерес, если в них ощущаются все те же музыкальность, структурность, речевая хореографическая выразительность. Подобные на «Арабеске-2020» были, и их отметило жюри. Но вот такие, где изначально важны нарратив, характеры, взаимоотношения персонажей, содержательное развитие идеи, резонирующая текущему времени мысль, — практически сливались в невнятный и довольно мутный поток высказываний на тему вообще, избегали конкретики, штрихов и нюансов, прятались за многозначительными названиями, абсолютно не выражавшими увиденного зрителем как процесса и результата, осмысленного автором.

То же можно сказать и об исполнителях современного танца, вспомнив чеховского доктора Дорна: «Блестящих дарований теперь мало, это правда, но средний актер стал гораздо выше». Станцевать, знаем мы, можно решительно всё — от лунной дорожки на ночном море до Млечного пути в звездном небе, что уж говорить о человеческих чувствах, еще не так давно вопиющих, рвущихся наружу «мунковским криком» от несовершенства мира, страдания человека, вывихов времени и извилин жизни. С «можно решительно всё» нынче — проблемы. И корень их — все в тех же иллюстрации, обозначении событий, чувств, эмоций, тогда как ждешь погружения в глубины мироздания, путешествий в тайники души, ждешь артистических исповедей и проповедей, откровений и признаний, озарений и открытий.

VtzCHhRg.jpeg
«Наедине». Хореография Юлии Репицыной (первая премия за лучший номер современной хореографии,
а также диплом жюри прессы) в исполнении Лири Вакабаяси и Кубаныча Шамакеева
Фото: Андрей Чунтомов


Оба жюри конкурса отметило в последний день «Арабеска-2020» выступления, нашедшие отклик и наполненные вибрирующими смыслами, хореографической новизной, нетривиальными исполнительскими красками. Наибольшее внимание и интерес вызвали, пожалуй, две работы – два мини-спектакля. Это – «Наедине» Юлии Репицыной (первая премия за лучший номер современной хореографии, а также диплом жюри прессы) в исполнении Лири Вакабаяси и Кубаныча Шамакеева и «Ратютю» Ильдара Тагирова (вторая премия среди исполнителей и диплом жюри прессы за хореографию и исполнение).

«Наедине» — дуэт странников, обретающих путь под пронзительный голос дудука. Дуэт, где выбор совпадает с поиском, а дорога – с познанием. «Ратютю» — монолог отчаяния, но тоже – про выбор: от полной безысходности и болтающейся над головой человека петли — к перемене участи, когда петля становится лестницей в небо, и герой устремляется по ней к изучению себя и мира.

u3UnxmKA.jpeg
Гала-концерт конкурса «Арабеск-2020»
Фото: Андрей Чунтомов


Лестницу в небо и показал будущим звездам «Арабеск-2020», став примером и уроком в непростые для мира времена. XVI открытый российский конкурс артистов балета имени Екатерины Максимовой войдет в историю как конкурс победителей.


Текст: Сергей Коробков, председатель жюри прессы «Арабеска-2020»
поиск