23 января 2021
26 января 2021
05 февраля 2021
06 февраля 2021
07 февраля 2021
10 февраля 2021
12 февраля 2021
13 февраля 2021
14 февраля 2021
16 февраля 2021
17 февраля 2021
20 февраля 2021
26 февраля 2021
27 февраля 2021
Журнал
  • Январь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
  • Февраль
26.11.2020
«Голос — это не только вокальные данные, но и характер». Интервью с Василием Ладюком
Новый солист Пермской оперы Василий Ладюк — о том, почему он работает в Перми, как проходило его профессиональное становление и как живется классическому вокалисту в статусе мировой звезды.

vasiliy-ladyuk.jpg
Василий Ладюк
Фото из личного архива


Завтра, 27 ноября, вы впервые выступите в качестве солиста в роли Евгения Онегина на сцене Пермского театра оперы и балета. Как все-таки получилось, что вы пришли работать в Пермь?

Ничего необычного. На протяжении нескольких месяцев мы обсуждали варианты сотрудничества с гендиректором театра Андреем Борисовым, предлагали какие-то планы, обменивались мнениями — чего ему от меня хотелось бы, что было бы мне интересно, и я решил: почему бы и нет? Почему бы не посотрудничать?

Сейчас я начинаю работать здесь, а Борисов, наоборот, отбыл в Москву. Такая вот рокировка.

Я считаю, что в нестоличных театрах работать — это нормально. Теодор ведь работал здесь, и его ничего не смущало, потому что он занимался своим делом, воплощал в жизнь свои проекты. Я очень надеюсь, что помимо поддержки репертуара театра, который на сегодняшний день испытывает трудности, но это — дело наживное, я мог бы реализовать здесь какие-то свои замыслы. Я уверен, что под эти знамена встанут многие мои друзья — певцы, дирижеры, режиссеры. Возможна реализация самых амбициозных планов на пермской земле.

У меня в Москве пять лет подряд проходил фестиваль Opera Live, не прошел только в этом году — по известным причинам. Почему бы не проводить его в Перми?

У этого сотрудничества есть какие-то параметры? Собираетесь ли вы жить в Перми постоянно, завести здесь квартиру, собаку, машину?

Мне недавно позвонил мой друг, дирижер «Новой оперы» Дмитрий Волосников, пермяк, и спросил: «Правда ли, что тебе дали квартиру в центре города и ты уже жену туда перевез?»

Ну, слухи слухами, но пока мы договорились о нескольких выступлениях в год. Я был бы не против петь здесь чаще, но просто не могу — очень много обязательств. Мы долго не могли согласовать дату моего первого выступления в Пермской опере, дважды сдвигались сроки: то здесь что-то менялось, то у меня не получалось.

Вы планируете участвовать в новых постановках или будете петь тот репертуар, который у вас уже наработан?

Да, планируется, что я буду участвовать в возобновлении «Богемы» в сентябре 2021 года. Это, конечно, уже знакомая мне партия — Марчелло, но я открыт и для других, пусть неожиданных, предложений.

Баритон — странный голос. Он не высокий и не низкий...

Самый лучший голос!

Возможно! Но он все время норовит превратиться то в бас, то, напротив, в тенор. Вот Пласидо Доминго — начинал как баритон, потом стал известнейшим тенором...

А завершает опять как баритон!

vasiliy-ladyuk (1).jpg
Василий Ладюк
Фото из личного архива



Как вы нашли в себе этот голос? Как вы себя с ним ощущаете?

А я ничего не определял и в себе не находил. То, что я занимаюсь вокалом — это результат череды некоторых случайностей, а, может быть, закономерностей, кто знает... Я учился на дирижера-хоровика в Академии хорового искусства и даже не думал петь, тем более соло. Основатель академии, Народный артист СССР Виктор Сергеевич Попов очень настоятельно меня убеждал и убедил пойти в аспирантуру и начать петь.

В то время вокальную кафедру возглавил Дмитрий Юрьевич Вдовин. Не могу сказать, что все было просто и легко: Вдовин меня переучивал с хоровой манеры пения на сольную оперную, и долгое время мало что получалось. Я приходил на занятия, и через десять минут от голоса оставались ошметки. Из всех педагогов кафедры практически никто в меня не верил, кроме него, и он внушал эту веру мне самому. Я ему беспрекословно подчинялся, и через год потихоньку все стало вставать на свои места, начало получаться. Дальше пошли конкурсы и, собственно, профессиональная карьера.

Я мог бы любую теноровую партию спеть — тесситура позволяет. Правда, чтобы держать эту тесситуру, надо голос развивать вверх, а я никогда об этом не думал. Певческий голос — это не только вокальные данные, но и менталитет, характер. Я — баритон по складу характера.

Какие ваши любимые партии, любимые проекты, о которых приятнее всего думать, вспоминать?

Не буду оригинальным: я люблю то, над чем я работаю в данную минуту. Конечно, люблю новое, когда делаешь что-то не по накатанному, без опыта. К сожалению, из-за пандемии у меня в марте не состоялся дебют в «Бале-маскараде» Верди в партии Ренато. Наверное, это сейчас то, что хочется реализовать в ближайшее время.

Очень немного классических вокалистов в России, которых знают и любят широкие массы, а не только меломаны-завсегдатаи. Вы — как раз такой певец. Вы ощущаете себя суперзвездой? Как вам живётся в этом статусе?

Спасибо, но я не думал о себе с такой позиции. Я не просыпаюсь утром с ощущением: «Я — звезда!» Когда ко мне подходят за автографами, я скорее смущаюсь, чем получаю удовольствие. По мне, так лучше еще раз выйти на сцену и спеть.

По-моему, век оперных звезд, именно настоящих звезд, — это прошлый век, и он уже прошел, увы. Вот Доминго — это еще звезда, звезда прежде всего по масштабу своей личности, и сейчас не найти никого, кто мог бы встать с ним на одну ступень.

А вообще, сейчас в моде демократичность. Надо быть проще.

Вы поете не только классику, но и популярный репертуар. Что это за проекты?

Лет пять или шесть назад появился проект, который мы назвали «Песни нашей Родины». Все произошло от нашей дружбы с Александрой Николаевной Пахмутовой. Понятно, что я ее знал всегда, а она меня не всегда знала... Нас познакомил Виктор Сергеевич Попов. Творчество Магомаева, Гуляева, Кобзона, Лещенко — это тоже классика. Девятого мая мы слушаем песни, которым больше 70 лет, и они не устаревают. Они нас трогают. Так почему бы не попробовать? Не копировать великих певцов, а пропустить через себя, вложить что-то новое и посмотреть, как эти песни заиграют. Мне кажется, что это получается.

Где вы заняты сейчас помимо Перми?

Слава Богу, Большой театр, в отличие от многих мировых сцен, еще работает. Недавно был «Севильский цирюльник», в декабре сыграем «Дон Паскуале». Если Италия не сломается окончательно, то в январе улечу в Модену, в театр Лучано Паваротти, петь оперу Верди «Дон Карлос».


Текст: Юлия Баталина
Новый компаньон
поиск