30 июня 2022
Сегодня
01 июля 2022
03 июля 2022
05 июля 2022
07 июля 2022
12 июля 2022
13 июля 2022
14 июля 2022
19 июля 2022
20 июля 2022
21 июля 2022
22 июля 2022
29 июля 2022
03 августа 2022
04 августа 2022
26 августа 2022
30 августа 2022
31 августа 2022
01 сентября 2022
04 сентября 2022
06 сентября 2022
07 сентября 2022
10 сентября 2022
11 сентября 2022
14 сентября 2022
15 сентября 2022
17 сентября 2022
18 сентября 2022
21 сентября 2022
22 сентября 2022
24 сентября 2022
25 сентября 2022
28 сентября 2022
29 сентября 2022
30 сентября 2022
Журнал
  • Июнь
    30
  • Июль
  • Август
  • Сентябрь
22.02.2022
Мигран Агаджанян: «Чтобы расти, нужно уметь работать с разными дирижерами». Интервью. Музыкальная жизнь


imgonline-com-ua-Black-White-5tHdbbsiTu6qtB.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Тридцатилетний Мигран Агаджанян — тенор с международной славой, основатель Молодежного симфонического оркестра Санкт-Петербурга, востребованный дирижер, только что получивший пост главного дирижера в Пермском театре оперы и балета. Ая Макарова поговорила с Миграном Агаджаняном об оперном театре и об опере как театре.

Пианист, дирижер и певец — это три разных Миграна? Кто вы?

Я музыкант. В какой-то момент я растерял форму как пианист, а вот певец и дирижер — это один и тот же Мигран. Я одинаково смотрю на музыку, но суть у профессий разная. Дирижер может пригласить большое число людей — оркестр, солистов, хор – взглянуть на музыку, к которой они привыкли, с другого ракурса. Самое большое удовольствие — когда они оценивают эту новую идею. Я не сторонник тоталитарного режима, идеи должны быть убедительны. Это рискованно, но если люди будут понимать, что они делают и зачем, результат будет в разы лучше.

Певец, артист может переживать другую жизнь. Это и драйв, и школа жизни. Когда твой персонаж сделал за оперу кучу ошибок, мотаешь это на ус. А чувства, эмоции, которые переживают герои! Они меняют тебя как человека.

То есть для певца главное — не пение?

Не должно быть заметно, что человек вышел петь. Должно бросаться в глаза, что он играет, переживает роль.

Всегда одинаково? 

Я за тщательный подход, за репетиции, но ничто не должно превращаться в рутину. В опере должно быть место спонтанности. Ругать певца за импровизацию просто-напросто глупо, нужно сохранять свежесть в отношении к материалу. Спектакль — это живой процесс, певцы обмениваются энергией, и дирижер должен чувствовать, что делается спектакль, а не просто исполняется музыка.

А оперный и симфонический дирижер — одна профессия или разные?

Оперный дирижер должен хорошо понимать специфику жанра, задачи, которые стоят перед певцом. А еще хорошо бы знать языки, чтобы текст имел для тебя смысл. Я заметил, что люди, которые много дирижируют оперой, иначе показывают духовикам, потому что там, как и у певцов, есть проблема дыхания, и дирижерский ауфтакт должен быть особенным.

Режиссер в опере нужен?

Безусловно. Нельзя превращать оперу в концерт, необходимо действие. Но он не должен искажать отношения между героями. Однажды я работал с режиссером, который вообще не интересовался оперой, которую ставит. Ему был нужен только эпатаж. Конечно же, на премьере его освистали, и что вы думаете? У него в тот же вечер появилось еще двенадцать контрактов. Беспроигрышная ситуация.

Режиссер должен помогать понять материал, для этого нужно самому как следует изучить первоисточник. Потом уже можно перенести действие в современность или в будущее, можно оригинальничать, но сначала — пойми, с чем имеешь дело. Иначе дело не будет сделано талантливо.

В Мариинке я пел в «Сицилийской вечерне» Арно Бернара. Мне очень понравился спектакль, потому что он соответствовал оригиналу. Или, знаете — «Кармен» с гориллой? Это спектакль Барри Коски, сам он пианист, и это сразу видно. Спектакль замечательный, Коски чувствует музыку, никогда не идет ей наперекор. Оригинально, интересно, но очень традиционно. А гориллу он просто использовал, чтобы все запомнили этот спектакль. Ты сразу знаешь, о какой «Кармен» речь.

imgonline-com-ua-Black-White-jEBjEuCth2Ls.jpg

Фото: Андрей Чунтомов


Кто главнее, режиссер или дирижер?

Кто талантливее, тот и главнее.

Вы сами бывали дирижером-постановщиком?

Нет, впервые буду на «Норме» в Перми.

Не страшно становиться главным дирижером оперного театра?

Нет. Я не думаю, что это что-нибудь изменит в моем подходе к делу. Надеюсь, меня не ждет колоссальное количество бюрократии… Не собираюсь нарочито проявлять свою власть, я просто буду куратором, дирижером, который больше всех работает с оркестром и труппой. Самое лучшее появление нового руководителя — это незаметное появление. Конечно, у меня есть свои идеи, но они касаются художественных задач, а не административных.

Вам нравится Пермская опера?

Я уже познакомился с коллективом, продирижировал две «Богемы». Коллектив в прекрасной форме, это замечательные музыканты, которые при этом еще и умеют работать вместе. Мне бы хотелось, чтобы им сотрудничество со мной тоже было в радость.

Тени предшественников не пугают?

Сравнение неизбежно, но ничего страшного в этом нет. Громких заявлений и обещаний я не люблю, свое право находиться на этом посту я буду доказывать своей работой. А судить меня — в первую очередь коллективу, пермской публике и руководству театра. Я благодарен и Теодору Курентзису, и Артему Абашеву за то, что они сделали.

А петь в Перми не собираетесь?

Лучше бы не смешивать. Но посмотрим.

Новая должность не пойдет во вред вашей карьере тенора?

Не вижу здесь большой проблемы, особенно сейчас. Из-за пандемии все стало гораздо сложнее, очень много отмен. У меня есть контракты, в том числе и на Западе, но Пермский театр — моя основная работа. Если мне нужно будет уезжать, буду обсуждать с директором, если не буду занят премьерой — буду отпрашиваться.

Много планируете премьер?

Моих — не больше двух в сезон.

Некогда?

Нет, я мог бы и больше, но мы должны приглашать хороших специалистов на конкретные проекты. Коллектив не должен быть игрушкой одного дирижера, чтобы расти, нужно уметь работать с разными людьми. Кроме того, необходима компетентность. Я не стесняюсь признаться, что есть репертуар, в котором я не силен. Например, как певец я никогда не имел дела с Вагнером, за пультом тоже не стоял, и немецкий мне не дается — в отличие от английского, французского и итальянского. Зато уж Верди я из рук не выпущу.

А пока театр будет готовить «Летучего голландца», уедете петь на Запад?

Ни за что! Буду сидеть на репетициях и учиться.



Текст: Ая Макарова, журнал Музыкальная жизнь.

поиск