07 декабря 2022
Сегодня
09 декабря 2022
10 декабря 2022
11 декабря 2022
12 декабря 2022
13 декабря 2022
14 декабря 2022
16 декабря 2022
17 декабря 2022
18 декабря 2022
21 декабря 2022
22 декабря 2022
25 декабря 2022
27 декабря 2022
28 декабря 2022
29 декабря 2022
30 декабря 2022
31 декабря 2022
01 января 2023
02 января 2023
03 января 2023
04 января 2023
05 января 2023
06 января 2023
07 января 2023
08 января 2023
11 января 2023
12 января 2023
13 января 2023
14 января 2023
15 января 2023
18 января 2023
19 января 2023
21 января 2023
22 января 2023
28 января 2023
29 января 2023
31 января 2023
Пресса
  • Декабрь
    07
  • Январь
15.06.2012
КоммерсантЪ: Белые движения // Татьяна Кузнецова о балетах Стравинского в Перми

фестиваль прошумел и завершился, однако городу никуда не деться от своего великого уроженца: балетная труппа Пермского театра оперы и балета продолжает движение "в сторону Дягилева". Под занавес сезона она представляет очередной балет из репертуара "Русских сезонов" — "Свадебку" Стравинского, написанную им для четырех роялей, ударных, хора и солистов. В 1923 году в труппе Дягилева эту более чем необычную партитуру поставила Бронислава Нижинская — сестра Вацлава, не уступавшая знаменитому брату в балетмейстерской одаренности. Ее модернистская постановка оказалась так совершенна, что целых 42 года ни один серьезный хореограф не рисковал браться за "Свадебку", пока в 1965 году американец Джером Роббинс не нарушил негласное табу.

Вторым был Иржи Килиан. Он сыграл собственную "Свадебку" в 1982-м — и, поговаривают, не без личного отношения к теме. К тому времени его хореографический дар был в самом расцвете: Килиан уже 7 лет руководил Нидерландским театром танца (NDT), его постановки вывели эту труппу в первый ряд мировых ньюсмейкеров, артисты боготворили своего арт-директора и понимали с полуслова. Хореограф дал своему спектаклю подзаголовок "маленькая сумасшедшая свадьба". И действительно — это один из самых динамичных и по-славянски темпераментных спектаклей гениального чеха. На постановку Брониславы Нижинской — завораживающие русские картинки в стиле и оформлении Натальи Гончаровой — белоснежный танцевальный вихрь килиановской "Свадебки", одетой художником Джоном Макфарлейном, ничуть не походил.

"Свадебка" Килиана долго шла в репертуаре NDT в одной программе с другими балетами на музыку Стравинского — "Симфонией псалмов" и "Историей солдата", но с 1995 года прочно осела в богатых запасниках труппы. Да и в других мировых театрах, охочих до хореографии Килиана и всегда готовых заполучить в афишу один из его шедевров, о славянском "сумасшествии" чеха как-то подзабыли. Впрочем, и сам Килиан неохотно доверяет "Свадебку" чужим труппам, считая ее одним из самых сложных своих спектаклей. Но пермский худрук Алексей Мирошниченко сумел-таки убедить неуступчивого чеха, что его артисты с балетом справятся, и выиграл имиджевый приз: этим летом Пермь станет единственным в мире городом, в котором играется "Свадебка" Иржи Килиана.

Балет ставит, конечно, не сам чех. Он, похоже, до сих пор не может простить русским Пражской весны, заставившей его навсегда покинуть родину: в Россию приезжает крайне редко и лишь совсем недавно дозволил двум московским театрам (музыкальному Станиславского и Большому) включить в репертуар свои балеты. Как было и в столице, в Пермь постановку Килиана переносят его доверенные ассистенты: Эльке Шеперс работает с женщинами, Филип Тейлор — с мужчинами. Артистов отбирали они сами — и весьма придирчиво. Прежде всего обращали внимание на энергетику испытуемых, на их музыкальность и "владение плечевым корпусом и руками". "Килиан много работает именно с этими частями тела. Рука в балетах Килиана не просто поднимается вверх или вытягивается вперед — ее приводит в движение импульс, идущий из спины. Это важный момент",— объясняет Филип Тейлор. Ухватят ли пермяки этот "момент" — увидим на премьере: текучим стилем Килиана овладеть весьма непросто, Большой театр, например, так и не справился.

В одной программе со "Свадебкой" покажут еще одного "дягилевца" — "Петрушку" Стравинского. Это свежеиспеченная премьера, только что представленная на прошедшем Дягилевском фестивале: американский хореограф Николо Фонте сочинил собственную версию одного из самых знаменитых спектаклей "Русских сезонов". Экзотику русского ярмарочного гулянья он из балета убрал, ибо ставил универсальную притчу — про сегодняшний мир, где человеком манипулируют, как марионеткой. А вот персонажей первоисточника хореограф сохранил. Только Балерина превратилась просто в Девушку, Арап стал близким другом Петрушки, а мистический Фокусник оказался простым Шарлатаном, но не мелким, а крупным — с амбициями современного политического лидера.

Одобрят ли такой сюжетный поворот любители традиционного балета, не имеет никакого значения: аудитория обеих премьер явно выйдет за рамки балетоманской. Ведь за пульт встанет Теодор Курентзис, который известен своими экстраординарными трактовками музыки ХХ века. И который сам — отдельный спектакль.

Источник

поиск