23 мая 2019
Сегодня
04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
  • Июнь
25.10.2013
El Imparcial: Удивительный «Шут» открыл балетный сезон в Королевском театре

В пятницу Королевский театр в Мадриде открыл танцевальный сезон двойной программой: спектаклями «Свадебка» и «Шут», привезенными в Мадрид балетной труппой Пермского театра оперы и балета. Из них особо выделился второй, поставленный Алексеем Мирошниченко на музыку Прокофьева.

О Сергее Дягилеве, одном из наиболее продуктивных культурных деятелей XX века, который способствовал рождению этих двух спектаклей, представленных вчера вечером в Мадриде, так писал Ортега-и-Гассет в 1927: «Это одна из наиболее значимых фигур высшего уровня в Европе этой четверти века». Из всех проектов, осуществленных благодаря ему, наибольшую известность и авторитет принесло ему создание Ballets Russes — Русского балета Дягилева, — труппы, представленной в Париже в 1909-м. 26 мая 1916 года эта признанная русская балетная труппа вместе с Игорем Стравинским привезла представление в Королевский театр Мадрида. Дягилев всегда поддерживал тесные связи с испанией, в частности, с такими музыкантами, как Фалья и Турина, с художниками Пикассо, Хуаном Грисом, Жоаном Миро. Поэтому вчерашнее представление в Мадриде послужило не только блестящему началу танцевального сезона в мадридском театре, но и чествованию того подлинного интереса, который русский гений  проявил к искусству нашей страны.


Фото: Антон Завьялов

Хотя нельзя считать окончательно подтвержденным тот факт, что сам Дягилев был главным ответственным за хореографию «Шута», но не подлежит сомнению то, что его характерный творческий подход — оригинальный и искренний — воспринимается в совокупности с произведением, хореография которого была переработана нынешним главным балетмейстером Пермского театра оперы и балета Алексеем Мирошниченко. Результат, бесспорно, восхитителен: ему удалось достичь такого лишенного всякой фальши совершенства, которое освобождает зрителя от предрассудков, позволяя получать удовольствие тому ребенку, который, к счастью, все еще живет внутри каждого из нас. Сюжет одной русской народной сказки, на основе которого Прокофьев написал эту более чем удачную партитуру, как сказал несколько дней назад Теодор Курентзис — художественный руководитель пермского театра, — имеет нечто общее с творчеством Альмодовара: авантюрный, невероятный, полный гротескных персонажей, но, несмотря на все это, потрясающе аутентичный благодаря эмоциям, которые вызывает.  Шут одурачивает других семерых шутов, и те, когда обнаруживают обман, ищут его, чтобы убить. Первый не придумывает ничего лучшего, чем переодеться в женщину, и это ему удается настолько хорошо, что в него (или, скорее, в «нее») влюбляется богатый купец, приехавший в деревню, чтобы найти себе жену. Игра Александра Таранова — русского танцора, исполнившего роль шута, была настолько колоритной и непринужденной, что ему достались самые бурные овации (весьма заслуженные), и ему единственному за весь вечер кричали «браво!». Его партнерами были Ляйсан Гизатуллина в роли жены и сообщницы шута и Сергей Мершин, исполнивший роль наивного купца, влюбленного в женщину, которая на самом деле оказалась мужчиной и в конце концов превратилась в козу, но это уже совсем другая история.  


Фото: Антон Завьялов

Оркестром Королевского театра (Мадридским симфоническим оркестром) дирижировал Валентин Урюпин, один из признанных русских кларнетистов, а также один из наиболее многообещающих дирижеров своей страны, который с 2011 года выступает в Пермском театре оперы и балета.

По эскизам, смоделированным Михаилом Ларионовым для премьеры в Париже в 1923 году, Татьяна Ногинова и Сергей Мартынов воссоздали оригинальные костюмы и сценографию с присущей им игрой ярких цветов и неожиданных форм русского национального творчества, которые подчеркивают наивность и невероятность смелого и отлично переданного сюжета.  

Вторая из представленных постановок — «Свадебка» — менее интригующая и своеобразная, чем предыдущая, но также взывает к корням  русской культуры. Хотя, если говорить об оригинальности, то здесь речь идет совершенно о другом. Постановка, музыку  которой написал Игорь Стравинский по заказу Дягилева, рассказывает о таком неустаревающем явлении, как свадьба — точнее, день свадьбы, потому что действие происходит на протяжении одного дня (видимо, Стравинскому нравилось говорить, что такой же прием использовался в «Улиссе» Джойса) в русской деревне, где частью ритуала празднования бракосочетания являются традиционные песни, посвященные новобрачным. Поэтому произведение, которое изначально было задумано как кантата-балет, объединяет песни, по обычаю исполнявшиеся на крестьянских свадьбах. Именно на этих текстах и акцентировал внимание композитор, он даже потребовал, чтобы песни исполнялись в традиционной русской манере. Для такого произведения нелегко подобрать хор или солиста, так как речь идет о голосах, способных достичь определенного интонирования, об исполнителях, способных прочитать партитуру и воспроизвести специфические звуки, характерные для русских народных песен.  Фактически, на это способны только члены MusicAeterna — хора и оркестра Пермского театра оперы и балета, — которые вчера исполняли произведение под управлением основателя и  руководителя MusicAeterna Теодора Курентзиса.

Руководитель пермского театра уверяет, что нечасто случается русскому балету продемонстрировать за пределами России что-то кроме «Лебединого озера», «Щелкунчика» или «Спящей красавицы». Признанная пермская труппа исполнит в театре на Восточной площади еще пять спектаклей до 28 октября. На субботу (26 октября) запланировано два представления: в 17:00 и в 21:00.  

 Алисия Хуэрта | Испанская газета El Imparcial

поиск