22 мая 2019
04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
  • Июнь
03.04.2014
Die Welt: Идеальная легкость звука

При поддержке компании ЛУКОЙЛ Теодор Курентзис, новый гуру на сцене, превратил город Пермь, что на Урале, в Мекку классической музыки. Его запись Le nozze di Figaro потрясает. Портрет.

Нельзя ли посдержанней? «Этот «Фигаро», должно быть, самая бескомпромиссная когда-либо созданная запись оперы — как с точки зрения амбиций, так и затраченного времени». Таким образом преподносится  новое музыкальное воплощение произведения Моцарта, прелюдия к трилогии Да Понте, которую в российском городе Перми записывает компания Sony. Без сомнения, даже внушительная твердая обложка буклета обращает на себя внимание, предвосхищает нечто значимое.

Внутри, наряду с сюжетной линией и либретто, вы найдете абсолютно не приукрашенный рекламный текст художественного руководителя, прославляющего свой провинциальный театр имени Чайковского на краю Урала, являющийся при этом четвертым по значимости в России, после Москвы, Санкт-Петербурга и Новосибирска. Здесь он представлен как мифическая коммуна, тяготеющая к утраченной музыкальной сущности.

Яркой фигурой в этом полутемном PR-антураже охотно предстает Теодор Курентзис — дирижер пермского театра,  мастерство которого было отточено в Санкт-Петербурге усилиями Ильи Мусина. Добродетелями греческого дирижера являются непоколебимая точность и совершенство во всем. Эти качества Курентзис не мог бы воплотить в полной мере с каждым композитором и в любую музыкальную эпоху. Но с Моцартом у него это получилось.

Вновь и вновь с самого начала

Потому что он хочет достичь идеальной легкости — звука, убедительного и одновременно невесомого, который очаровывает и держит в напряжении, отчетливого, но вместе с тем непостижимого. Это будет продолжаться до тех пор, пока отчаянные попытки не увенчаются успехом, поэтому Теодор Курентзис вновь и вновь начинает звукозапись с самого начала.

Неустанно. И все следуют ему, покорно и почти фанатично. Действие происходит в трехстах тысячах километров от мировой премьеры в Вене и в ста тысячах километров от Москвы — в городе Перми. В 2012 году начался проект Да Понте, который должен завершиться премьерой «Дон Жуана» в 2015-м.

Пермь считается восточным городом Европы с миллионным населением. Он известен своей меднорудной и металлургической промышленностью. И, тем не менее, довольно обычная, с невысокими деревянными домами, парой проспектов начала века и множеством панельных построек, славная провинциальная столица на притоке Волги,  Каме, взрастила легендарного импресарио — Сергея Дягилева, основоположника русского балета.

Все оборудование из Германии в Пермь

Открытие оперного театра, реконструированного в сталинские времена и названного в честь известного уроженца региона Петра Чайковского, состоялось в 1870 году. Во время Второй мировой войны сюда была эвакуирована труппа петербургского Мариинского театра, некоторые из солистов, музыкантов и танцоров которой остались здесь в качестве преподавателей. С этого момента Пермский театр оперы и балета относится к ведущим театрам России.

Корпорация Sony привезла сюда из Германии оборудование и инженеров звукозаписи. Кроме того, она должна оплатить работу певцов и дирижера, других статей расходов не предусмотрено. Оркестр, хор и помещение предоставляет театр, на две недели меняя привычный распорядок, отправляя балетную труппу на гастроли и превратив партер в студию.

Это то, что нужно Курентзису, родившемуся в 1972 году в Афинах. Он, как дирижер, выбрал довольно необычный путь. Он не искал счастья на Западе, а остался в России. Курентзис не увлекается лишь закостенелой классикой, его прельщает классика вкупе с современной музыкой. На западе дирижер старается не проявлять большой активности и таким образом становится некой диковинкой. Тем не менее он востребован у таких ключевых фигур музыкальной индустрии, как Жерар Мортье, который питает слабость к эксцентрикам.

Захватывающий Пёрселл из Новосибирска

В Новосибирске, где с 2004 по 2010 год Курентзис руководил оперой, он организовал собственный оркестр старинной музыки. Курентзис со своим оркестром и хором musicAeterna стали впоследствии знамениты своими резко драматическими вокальными интерпретациями «Реквиема» Моцарта и «Дидоны и Энея» Пёрселла.

Одновременно Теодор Курентзис приобрел и дурную славу. Его мания репетиций, зацикленность на отдельных тактах и нескончаемая работа по ночам — это не просто легенды. На записи все должны надевать наушники. Курентзис хочет, чтобы была возможность слышать себя «объективно». Так, как впоследствии это будет звучать из микрофона. Его музой является Симона Кермес, переменчивая «королева барокко», следующая за ним с поразительной преданностью, отдающаяся ему полностью, что рождает уникальные звуковые результаты. В настоящее время она и Графиня в «Свадьбе Фигаро», Фьордилиджи в «Так поступают все» и даже Донна Анна в «Дон Жуане». Из-за Курентзиса Симона даже приняла православную веру.

Музыкальный олигарх

Курентзис в интервью создает больше загадок, чем дает ответов. В своей комнате для отдыха в Перми, заполненной темной мебелью, цветистыми коврами и красными шелковистыми обоями, он выглядит подобно олигархическому Людвигу II, властвующему над музыкой.

Но к пульту он выходит с косичкой либо с култышкой, собрав волосы длиною до плеч и открыв бледное узкое лицо. В бриджах-галифе и накидке со слишком длинными рукавами он производит впечатление смеси денди и чудака; Оскар Уайльд, граф Дракула, Ник Кейв в одном человеке — как и они, Курентзис долгое время не обращался к классике, но ее влияние чувствуется в его облике.

С коллективом камерного оркестра имени Малера, который не следит за временем, Курентзис всегда отлично находит общий язык, но на неделе Моцарта в Зальцбурге 2013 года не слишком охотно репетирующий Венский филармонический оркестр и Теодор Курентзис разошлись взглядами; а на фестивале музыки в Донауэшингене 2012 года он не появился на открытии концерта.

Курентзис находит общий язык не со всеми

Нет, этот дирижер сходится далеко не со всеми. Да, так даже лучше, благодаря его определенной несовместимости рождается восхитительные классические произведения без изъянов. Но нужно принимать в расчет его ограничения, которые для него самого важны и ясны.

Поэтому после некоторых трудностей, с которыми Теодор Курентзис столкнулся в Новосибирске, где он расформировал и оптимизировал преданно следовавший за ним еще из Петербургской консерватории коллектив musicAeterna, он отправился не за границу, а в Пермь. Здесь он становится выдающейся фигурой в мире музыки, финансируемой шестой крупнейшей в мире нефтяной компанией ЛУКОЙЛ.

В Перми он живет в роскоши: в отдельном поселке, куда утром и вечером его доставляет черный лимузин и где проходят незабываемые вечеринки. Он становится дирижером, которому предоставляется второй хор и второй оркестр, тогда как другие дирижеры получают «черный хлеб» с Чайковским и Мусоргским, Гуно и Пуччини. Курентзис же со своей командой отправляется в турне по всему миру с фантастически красивой постановкой Пёрселла «Королева индейцев» о бедственном положении испанских конкистадоров в Южной Америке.

Человек эпохи Возрождения

Человек эпохи Возрождения, с подходящими манерами. Компания Sony ставит все больше и больше на харизму и труд дирижера. Новая Le Sacre du printemps, как и Les noces, уже записана и упакована.

Во имя Моцарта покорять Урал отправились также и деревянные духовые из оркестра Concerto Köln. Формат барокко гибок; главное, чтобы звучало хорошо. И по такому случаю можно радоваться Cosi fan tutte, возникающей из холода. Даже больше, чем выпущенная на разогрев запись «Фигаро».  

Шум восстания, неистовство и гром которого можно почувствовать, когда Курентзис и его оркестр с воодушевлением набрасываются на филигранную увертюру Presto ре мажор.

Необузданная жизнеспособность, театральная сочность, быстрый темп, точные акценты и непоколебимое стремление к человеческой честности  до последнего речитатива выделяют новую музыкальную интерпретацию. Конечно же, она неукоснительно продолжает исторически сложившуюся исполнительскую практику. Так делают и другие, например, Рене Якобс, разделяющий с Курентзисом любовь к потрясающе выстроенным речитативам и тонко выверенным ариям.

Все смело бросаются в бой

Из вокалистов, кроме всегда утонченной, яркой Симоны Кермес в роли графини, нет известных имен. Среди голосов слышны изысканные тембры, а также громкие смелые, откровенные звучания, идущие прямо к сердцу.

Выделяется крепкий голос Фигаро в исполнении Кристиана ван Хорна, который не просто хочет потанцевать с графом. Это понятно. Этот ветерок драматизма чувствуется не только в Перми, но и в записи, моментально воспроизводящей его для внимательного слушателя.

Мануэль Бруг | Немецкое издание Die Welt

поиск