26 февраля 2020
Сегодня
27 февраля 2020
11 марта 2020
12 марта 2020
15 марта 2020
17 марта 2020
18 марта 2020
22 марта 2020
26 марта 2020
29 марта 2020
30 марта 2020
04 апреля 2020
07 апреля 2020
08 апреля 2020
09 апреля 2020
11 апреля 2020
12 апреля 2020
15 апреля 2020
16 апреля 2020
17 апреля 2020
18 апреля 2020
19 апреля 2020
22 апреля 2020
24 апреля 2020
25 апреля 2020
26 апреля 2020
28 апреля 2020
29 апреля 2020
30 апреля 2020
03 мая 2020
07 мая 2020
11 мая 2020
14 мая 2020
15 мая 2020
16 мая 2020
19 мая 2020
21 мая 2020
22 мая 2020
Пресса
  • Февраль
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
    21
    22
    23
    24
    25
    26
  • Март
  • Апрель
  • Май
22.04.2016
«Арабеск — 2016»: Без королевы

По условиям конкурса «Арабеск», в программу II тура входят классические вариации и номера современной хореографии. О первой части выступлений участников — в классике — рассказывает Айсылу Кадырова, балетный критик, член Жюри прессы «Арабеска»-2016.

Второй тур «Арабеска»-2016 войдёт в историю конкурса благодаря ошибке ведущего, объявляющего за сценой выступления участников. После показа москвички Анны Марковой он, очевидно, по ошибке, снова объявил её имя и уже исполненную ею вариацию — принцессы Авроры из третьего акта «Спящей красавицы» Чайковского-Петипа. Удивительно, что явная невнимательность конферансье не смутила ни звукорежиссёра, послушно включившего фонограмму только что исполненного номера, ни саму конкурсантку Маркову: не растерявшаяся танцовщица вышла на сцену снова и с покорной приветливостью повторила вариацию. Этим, кстати сказать, и запомнилась.

Эта непридуманная «история для кино» — повод для разговора о балеринском характере, профессионализме, непрофессионализме и даже судьбе. В той части тура, где участники представляли вариации из балетов классического наследия, нынешний конкурс явного лидера не выявил. Для абсолютного большинства его участников заслужить расхожее в балетном мире звание «королевы вариаций» (и менее расхожее — «короля») не получилось.
Кантиленный танец и осмысленность каждого па можно было видеть в выступлении москвички Адели Музафаровой: одна из красивейших танцовщиц «Арабеска»-2016 исполняла конкурсный шлягер — вариацию из «Пахиты» Дриго-Петипа.

В конкурсной редкости — вариации принцессы Флорины из «Спящей красавицы» Чайковского-Петипа — запомнилась Екатерина Клявлина, тоже из Москвы: изящная обладательница великолепных стоп «проговорила» хореографический текст партии предельно внятно и чисто.

Академичность исполнения свойственна и благородному Марку Чино (Москва), чей Зигфрид оказался, на мой взгляд, лучшим Принцем из «Лебединого озера» в апреле 2016-го.
 

Такого Зигфрида, каким его представлял Марк Чино, вряд ли бы околдовала Одиллия в исполнении Анны Йе (США): выносливая танцовщица с неидеальными формами штурмует технические преграды с невозмутимым напором. Антипод такой простоватой «чёрной лебеди» — «лебедь белая» в трактовке Со Чон Син (Корея), но трепетной и нежной конкурсантке явно не хватило сил в финальной части знаменитой вариации Одетты из второго акта — диагональ стремительных вращений она завалила. Смазанное исчезновение волшебной девушки-птицы, однако, не перебило сильнейшего впечатления от ее певучих рук.
Дивной красоты руки — особенность корейских участниц «Арабеска»-2016: мягкие, «дышащие» — у Ко Ын Ли, гибкие, как хлыст, — у Хо Хен Кан. Соперничать с ними может царственная бразильянка Таис Диодженис, исполнившая на втором туре вариацию Раймонды — с чувством собственного достоинства и академической меры.

Партнёр Таис — Вагнер Карвалью на втором туре показался в вариации Актеона из второго акта «Эсмеральды» Пуни-Вагановой. Насыщенный трюками танец в исполнении конкурсанта из Бразилии выглядел корректной ученической работой.
Не старался сдерживать свой шквальный темперамент один из самых виртуозных танцовщиков «Арабеска»-2016 Томоха Терада: японский артист из Екатеринбурга, несмотря на миниатюрное телосложение, обладает завидным умением заполнять мощью своего героического и полётного танца всё пространство сцены. Вариация Солора из «Баядерки» Л. Минкуса в хореографии Вахтанга Чабукиани у Терады не становится парадным показом победоносных прыжков индийского воина. Это пластическая ода «К радости», свободное и безусильное ликование послушного тела.

Конкурировать с Терадой на «Арабеске»-2016 есть кому. Не в последнюю очередь я имею в виду танцовщика по имени Чин Соль Ым из Кореи, обладателя трамплинного прыжка; легконогого и обаятельного Одонгоо Хатанбаатара из Монголии; артистичного и музыкального британца Алессандро Каггеджи из Татарского театра оперы и балета им. Мусы Джалиля.

Не стоит сбрасывать с «корабля современности» и самого опытного на «Арабеске»-2016 конкурсного бойца — Александра Омельченко из Москвы.
Чем их наградят — скоро станет понятно.

Айсылу Кадырова, балетный критик, член Жюри прессы «Арабеска»-2016, культурный обозреватель общественно-политической независимой газеты «Вечерняя Казань»

Источник | Zvzda.ru

поиск