22 мая 2019
04 июня 2019
05 июня 2019
17 июня 2019
18 июня 2019
19 июня 2019
Пресса
  • Май
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
    20
  • Июнь
24.05.2016
NewsKo: Под музыку барокко

Писать об этом событии не так-то просто: надо сперва решить, к какому жанру отнести статью — то ли светская хроника, то ли музыкальная рецензия. Материала достаточно для того и для другого!

А может, очерк по истории культуры Перми? Ведь «Триумф» за свою более чем столетнюю жизнь оброс такими культурными слоями! Достаточно лишь сказать, что это «дважды первый» пермский кинотеатр: сначала просто первый, а потом — первый современный, с dolby-звуком.

В 2011 году, не дожив несколько месяцев до своего столетия, «Триумф» закрылся, не выдержав конкуренции с мультиплексами. Попытка превратить помещение в ночной клуб не особо удалась. Кроме всего прочего, «Триумф» нельзя перестраивать — «он же памятник». Это весьма затрудняет его коммерческое использование. Точнее, затрудняло до недавнего времени. Не так давно здание стало центром особого пространства, получившего название «Старокирпичный переулок»: вокруг «Триумфа» открывались креативные кафе, авторские магазины, устраивались «продвинутые» вечеринки, фестивали и ярмарки, работал прокат велосипедов… Только сам кинотеатр пустовал. Наконец количество перешло в качество — модная культурная жизнь оккупировала пустующее помещение.

Новый концертный зал, сотрудничающий с Пермским театром оперы и балета, — общая идея владельца помещения Александра Флегинского и художественного руководителя театра Теодора Курентзиса. Пиар перед открытием был просто феерический: интерес публики подогревался так мастерски, что все уважающие себя эстеты, меломаны и хипстеры просто не могли проигнорировать событие.

Толпа у дверей бывшего кинотеатра начала собираться за час до назначенного момента, но двери всё не открывались. Не из иезуитски хитрого расчёта на ажиотаж, а просто потому, что срочно доделывали помещение. Ремонт завершился буквально за несколько минут до первых аккордов концерта! В перерыве между его отделениями посетительниц дамского туалета предупреждали: «Осторожно, тут под раковиной цемент не застыл. Одна девушка уже попала каблуком».

Дизайн помещения радовал продуманным минимализмом. Очищенная кирпичная кладка стен приоткрыла для внимательных и любопытных трогательные секреты: оказалось, что конструкция укреплена стальными рельсами демидовских заводов с сохранившимися клеймами и датами, а зал кинотеатра, как выяснилось, находится практически «на улице», между двумя соседними домами, стены которых сохранили следы заложенных кирпичами окон.

Когда двери на улицу распахнулись, стало страшно за изящнейшие, прямо-таки барочные фарфоровые декоративные вазы, украсившие фойе концертного зала: народная масса стремилась к входу в зал стремительно и неудержимо. Фойе было явно маловато для толпы. Да и зал тоже: мест хватило едва-едва, сам Флегинский и главный хормейстер театра Виталий Полонский во время концерта вынуждены были подпирать стенку.

Неудивительно, что публика так жаждала скорее занять места! Ведь билеты продавались только входные, причём многие посетители узнали это только сейчас: когда билеты приобретались через интернет, вышколенная система автоматически проставляла в них какие-то места, которые оказались недействительными. Опоздавшие вынуждены были довольствоваться задними рядами и наслаждаться лишь звуками музыки: обзор оказался далёким от совершенства и оценить по достоинству виртуозные руки приезжих музыкантов, приглашённых для исполнения музыки на старинных инструментах, смогли далеко не все.

Впрочем, концерт никого не разочаровал. Исполнялась музыка раннего барокко, почти Ренессанса: стиль Клаудио Монтеверди, например, считается переходным от Ренессанса к барокко. В этой музыке присутствует волшебное обаяние: простодушие народного начала сочетается в ней с трогательно тонкими колоратурами. Всё первое отделение было посвящено творчеству Генри Пёрселла и принесло слушателям несколько драгоценных подарков, таких, например, как дуэт My Dearest, My Fairest в исполнении меццо-сопрано Наталии Лясковой и контратенора Ивана Петрова, голоса которых сочетались с удивительным совершенством, рождая типично пёрселловскую парадоксальную гармонию высокого мужского и низкого женского голосов.

В финале первого отделения был исполнен фрагмент семи-оперы «Королева фей», который собрал на сцене и солистов оперной труппы, и музыкантов оркестра MusicAeterna, и одноимённый хор. Мелодика фрагмента приятно напомнила столь любимую, но, похоже, уже потерянную для пермяков «Королеву индейцев».

Второе отделение концерта было отдано итальянским композиторам. Бесспорной кульминацией и подлинным триумфом вечера стало исполнение культовой «Фолии» Арканджело Корелли. Эта музыка настолько красива, что её красота уже перестаёт быть собой, превращаясь в проникновенный глас истины, звук глубочайшей мудрости. Именно это и называется откровением… Понятно, что исполнение должно быть конгениальным — и оно было именно таким. Струнная группа в составе Инны Прокопьевой-Райс (скрипка), Александра Прозорова (виолончель) и Евгения Синицына (виола да гамба) показала, что такое настоящая виртуозность, и, думается, легко могла бы поспорить с Жорди Савалем и его оркестром Hesperion XX. Скрипичные пассажи Инны Прокопьевой пробирали даже не до глубины души, а до самой отдалённой клеточки организма.

Словом, о концерте в целом и его отдельных моментах хочется сказать много хорошего. Были, конечно, и шероховатости — так, Наталья Кириллова неудачно спела Oh, Let Me Weep Пёрселла: одна из виднейших пермских «барочниц» была явно не в голосе. Странное впечатление оставила режиссура концерта — она была уж очень избыточной, как будто режиссёр Нина Воробьёва думает, что само по себе исполнение музыки недостаточно зрелищно, надо его постоянно разнообразить неким сценическим действием. В один прекрасный момент, например, на сцене появились трое хористов, несущих зеркала, и начали слепить зал «зайчиками».

Впрочем, барокко любит избыточность.

Вечер был длинным. Перерыв длился полчаса — достаточно для того, чтобы публика могла отдать должное напиткам в баре. Цены коктейлей несколько прояснили ситуацию с финансовой основой функционирования частной филармонии. Домашний лимонад по случаю жаркой погоды шёл на ура!

Ну что ж, «первый блин» комом не вышел. Дальнейшее преуспеяние проекта будет зависеть в первую очередь от репертуарной политики. С ней по-прежнему не всё понятно. Прекрасно, конечно, что в Перми есть собственный блестящий барочный оркестр, но сможет ли он обеспечить долговременный репертуар постоянно действующего концертного зала?

поиск