19 сентября 2021
Сегодня
21 сентября 2021
22 сентября 2021
23 сентября 2021
24 сентября 2021
25 сентября 2021
29 сентября 2021
01 октября 2021
03 октября 2021
06 октября 2021
09 октября 2021
10 октября 2021
13 октября 2021
14 октября 2021
17 октября 2021
19 октября 2021
21 октября 2021
27 октября 2021
28 октября 2021
31 октября 2021
Пресса
  • Сентябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
    17
    18
    19
  • Октябрь
19.05.2021
Вариационный удар. Коммерсантъ

В Перми состоялась российская премьера сочинения «33 вариации на 33 вариации» знаменитого немецкого композитора Ганса Цендера (подзаголовок цикла — «Сочиненная интерпретация по вариациям Бетховена на вальс Диабелли»). Камерный оркестр Пермской оперы, дебютировавший чуть больше года назад, хотел сыграть «33 вариации» еще в прошлом сезоне, навстречу юбилею Бетховена, но помешала пандемия. Вынужденная задержка оказалась кстати, дав молодому коллективу время сыграться и достойно провести премьеру. На концерте в органном зале Пермской филармонии побывал Илья Овчинников.


93MByTW6M1Y.jpg

Фото: Никита Чунтомов


Жарким вечером послушать отнюдь не простое сочинение собрался почти полный зал, включая слушателей самых разных возрастов, в том числе и немолодых; во время концерта почти никто не ушел. Тех, кто счел подход Ганса Цендера к Бетховену слишком вольным, примирить с ремейком Цендера (или разочаровать еще сильнее) могли бы сами «Диабелли-вариации» Бетховена для фортепиано, которые изначально планировалось сыграть в первом отделении; но дирижер Артем Абашев отверг эту идею как слишком очевидную.

«Диабелли-вариации» — яркий пример того, как из чисто продюсерского проекта рождается чудо. В 1819 году венский издатель и композитор Антон Диабелли предложил коллегам написать по одной вариации на его собственную тему — среди откликнувшихся были Шуберт, Лист, Гуммель, Черни и менее заметные композиторы, чьи вариации соединились под одной обложкой. Бетховен от участия в коллективном сочинении отказался, зато написал целых 33 собственные вариации. В историю фортепианной музыки они вошли как непревзойденный шедевр, уже третье столетие привлекающий внимание пианистов и композиторов: пару лет назад по заказу пианиста Рудольфа Бухбиндера по одной «Диабелли-вариации» написали наши современники от Пендерецкого и Щедрина до авторов среднего и молодого поколений.


BMINOLq-ebQ.jpg

Фото: Никита Чунтомов


Свои «33 вариации» Цендер создал в 2011 году. Выдающийся дирижер, незаурядный композитор и мыслитель, он так или иначе перелицовывал классику не раз: на счету Цендера — оркестровка пяти прелюдий Дебюсси, «Шуман-фантазия» на основе, понятно, «Фантазии» Шумана, «Диалог с Гайдном», где расслышать Гайдна совсем уж непросто, и самая знаменитая его рекомпозиция — «Зимний путь» Шуберта. Семь лет назад это сочинение в Перми и Москве играли оркестр musicAeterna и Теодор Курентзис, в ту пору представлявшие Пермскую оперу; солистом выступил Стив Давислим, в подготовке исполнения участвовал и Артем Абашев. В этом «Зимнем пути» все части знаменитого цикла на местах, но солист сбивается с пения то на шепот, то на крик, а сопровождающий его оркестр звучит как минимум на век моложе самого Шуберта, отсылая то к Новой венской школе, то к кабаре.

Сам Цендер считал, что его творение осталось непонятым в полной мере: одни считали его «Зимний путь» опытом ностальгии, другие — насилием над оригиналом, тогда как истина — между этих двух полюсов. Действительно, «Зимний путь» Шуберта — творение такой силы, собравшее такое количество толкований, переложений, занимающее такое важное место в истории жанра lieder, что даже в вольной интерпретации Цендера основные его свойства остаются неизменными. В «Диабелли-вариациях», шедевре не меньшей мощи, нет ни поэтического слова, ни образа романтического героя; возможно, именно поэтому Цендер позволил себе подойти к последнему своему ремейку более вольно, не просто интерпретируя музыку Бетховена, но создавая на ее основе новую.


orENGwUPB7Y.jpg

Фото: Никита Чунтомов


«33 вариации на 33 вариации» написаны для небольшого оркестра, но даже для органного зала в Перми он оказался велик: на сцене разместились полтора десятка духовиков и четверо исполнителей на многочисленных ударных, внизу у сцены — пятеро струнников, арфистка и аккордеонист, хорошо известный московской публике Сергей Чирков. Одни из вариаций Цендера кажутся совсем далекими от бетховенского оригинала, в других, напротив, он отчетливо прослушивается, и тем труднее уловить момент его ускользания: подвох возникает постоянно и в то же время непонятно когда. И если в короткой вариации №22 Бетховен вдруг цитирует арию Лепорелло, открывающую первое действие моцартовского «Дон Жуана», Цендер удлиняет вариацию вдвое, цитируя поверх этой музыки сцену появления Командора, соответственно, уже из финала оперы.

Вариацию могут начать арфа с аккордеоном, могут одни ударные, могут аккордеон со струнными, маримбой и литаврами, и успеваешь подумать о том, что простое переложение Бетховена для этого состава тоже звучало бы отлично, но для Цендера это было бы слишком просто. Фортепиано мы слышим лишь в самом конце из-за сцены — играя на предельно низкой громкости, оно напоминает об оригинале. Оркестр под управлением Абашева великолепно справился со сложной партитурой, высветив в ней немало из того, чего нельзя расслышать в записи, и показав, как много можно сказать в одном часовом концерте. К юбилею Бетховена по всему миру планировалось множество фестивалей, отменились почти все — из тех немногих, что все-таки состоялись, один прошел полгода назад тоже на Урале, в Екатеринбурге. В его программе были и симфонии, и инструментальные концерты, и лидерабенд, и клавирабенд. Но и тот концерт, что состоялся в Перми, украсил бы любой международный фестиваль.

Текст: Илья Овчинников, газета «Коммерсантъ»

поиск