17 октября 2019
19 октября 2019
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
  • Ноябрь
18.03.2015
Русские герои и половецкие пляски. Пермская опера готовит премьеру «Князя Игоря»

27, 28, 29, 31 марта на сцене Пермского театра оперы и балета премьера — «Князь Игорь» Александра Бородина. Опера предстанет в совершенно новой трактовке: партитура будет дополнена музыкальным номерами из авторского клавира Бородина, которые никогда раньше в сценической версии не исполнялись. А визуально спектакль переместит зрителей не в сценический XII век (времена, когда происходит действие), как это принято в классических постановках, а в XIX век (времена первой постановки оперы). 

По идее постановщиков, этот спектакль должен максимально приблизить зрителей к эстетике первой постановки спектакля в 1890-м в Мариинском театре, не делая при этом прямых ее повторов. В первую очередь, приближение к первоначальной опере заключается в новом прочтении музыкального материала: порядок сцен реконструирован и дополнен по клавирам Александра Бородина (от большинства тех сцен, что сочинил Глазунов решено отказаться). В отличие от классической трактовки (опера в двух актах с прологом) на сцене Пермского театра им. П. И. Чайковского будет представлена опера в шести сценах и трех актах. Появится еще одна ария Игоря, которая обычно не исполняется в России, а также дополнительная сцена с князем Галицким в тереме его сестры Ярославны, с участием бояр и народа.

Валерий Платонов, музыкальный руководитель постановки и дирижер:

— Несмотря на существование авторского клавира оперы, собранного из черновиков Бородина музыковедом Анной Булычевой, «Князь Игорь» как был, так и остается коллективным трудом, чему пример наша постановка. Мы скомпоновали музыкальные номера из двух источников: всем известной партитуры, сделанной в основном Глазуновым, с несколькими номерами от Римского-Корсакова, представляющей собой уже готовый оркестровый материал; и клавира Булычевой, который подсказывал нам авторскую логику развития мысли.

Как летописи, которые писались не одним автором, опера «Князь Игорь» — это своего рода музыкальная летопись своего времени, конца XIX века. Она состоит из фрагментов, которые можно сложить, как некий альбом, в любом порядке, в зависимости от замысла постановщиков. То, что мы сделали со своей стороны, не есть окончательный взгляд на эту оперу, и мы вовсе не считаем, что он единственно возможный. Я убежден, что осмысление «Князя Игоря» будет продолжаться еще долгое время. И, скорее всего, эта опера обречена на то, чтобы каждый постановщик по-своему решал ее вопросы, а завершенной редакции мы так никогда и не получим.

Режиссер Сигрид T'Хуфт, мастер исторического театра эпохи барокко, музыковед и историк, работая над концепцией спектакля, привлекала все доступные архивные материалы, чтобы воссоздать атмосферу оперного театра XIX века — но глазами человека, живущего в XXI веке. Однако постановка не нацелена на точное воссоздание самого первого спектакля:  от некоторых особенностей постановщики ушли осознанно.

Сигрид Т'Хуфт, режиссер-постановщик:

— Я старалась уйти от массовости на сцене. Если в постановке 1890 года, как сообщают источники, было около ста человек артистов хора, то у нас максимум — шестьдесят. Ну, во-первых, потому что Пермский театр не Мариинский, где сцена намного больше, чем здесь. Во-вторых, и в главных, я хотела добиться прозрачности моей постановки. Чтобы каждого солиста, каждого участника хора и миманса было видно на сцене. Чтобы получились четкие характеры у каждого персонажа. Чтобы каждый из участников пропустил текст, вообще эту историю, через себя.

Открыть заново эстетику театра XIX века предстояло художнику Штефану Дитриху, который уже сотрудничал с Пермской оперой в постановке оперы В. А. Моцарта Сosi fan tutte. Концепция сценического дизайна пермского «Князя Игоря» привязана к описаниям из оригинального либретто. Однако это не реконструкция: художник играет с элементами истории театра — с системами кулис и с нарисованными декорациями, рампой на сцене и деревянным полом.

Штефан Дитрих, художник-постановщик

Однажды я наткнулся на первые цветные фотографии Прокудина-Горского и я вдруг понял: это то, что нужно! Роспись по традиционной двумерной декорации должна выглядеть, как вот эти ранние фотографии, а не как работы Рериха, Коровина и Федоровского, художников, знаменитых своей выразительной живописью. (Надо заметить, что декорации пермской балетной постановки «Половецких плясок» явно вдохновлены Рерихом). Мы пытаемся представить сложное наслоение: средневековый сюжет, увиденный глазами XIX века, который был представлен современной аудитории.

Главные партии в спектакле исполняют: солист Пермского оперного Александр Погудин и солист Мариинки Сергей Мурзаев воплотят на сцене князя Игоря, княжну Ярославну — пермские сопрано Надежда Бабинцева и Лариса Келль. Лирическую влюбленную пару молодого княжича Владимира Игоревича и ханской дочки  Кончаковны сыграют Валерия Пфистер («Новая опера») и Борис Рудак, а также Артем Голубев и Наталия Ляскова

Информация о постановке

поиск