17 октября 2019
19 октября 2019
20 октября 2019
23 октября 2019
25 октября 2019
02 ноября 2019
07 ноября 2019
10 ноября 2019
12 ноября 2019
13 ноября 2019
16 ноября 2019
19 ноября 2019
20 ноября 2019
22 ноября 2019
23 ноября 2019
24 ноября 2019
30 ноября 2019
Журнал
  • Октябрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
    14
    15
    16
  • Ноябрь
16.10.2017
Медея Ясониди: «Разве это не победа?»

Директор по кастингу оперной труппы Пермского театра оперы и балета Медея Ясониди заняла эту должность буквально несколько дней назад. Знатоков пермской оперы этот факт удивит: они давно знают Медею как ведущего педагога-репетитора, который работает с пермскими солистами далеко не первый год. Имея за плечами выступления на сценах нью-йоркского Карнеги-Холла, Пражской оперы, театра Элеоноры Дузе в Болонье, Афинской оперы, а также опыт работы концертмейстером в Киеве и Афинах, шесть лет назад Медея Ясониди стала педагогом по вокалу и ассистентом директора пермской оперной труппы.

— Какие основные задачи вы ставите перед собой на новом этапе работы в Перми?

— В 2011 году по приглашению Теодора Курентзиса я пришла в театр в качестве педагога и помощника художественного руководителя. Мы работали в тандеме с Виталием Полонским — главным хормейстером MusicAeterna, одновременно занимавшим тогда должность директора оперной труппы, поэтому я прекрасно знаю возможности труппы театра и потенциал её голосов. Результаты уже есть: за последние годы многие наши певцы стали увереннее во владении тем, что называется vecchia scuola italiana (старинная итальянская школа), традиции которой мне передала мой педагог — итальянская сопрано Фьорелла Кармен-Форти. Французское и итальянское произношение певцов значительно улучшилось, что тоже важно, так как в репертуаре есть оперы на иностранных языках.

Я по-прежнему считаю своей основной задачей, так сказать, «импортозамещение» певцов: если на премьерные спектакли к нам приезжают иностранные исполнители, в последующих спектаклях их успешно заменяют наши.
 

— Как оперная труппа готовится к большим ноябрьским гастролям в Европе?

— Это уже готовый проект, над которым мы чудесно поработали, включив опять же принцип импортозамещения. Речь идет о «Богеме» — копродукции с театром Баден-Бадена. Благодаря нашим замечательным певцам удалось пробить брешь — мы едем на гастроли с Зариной Абаевой и Константином Сучковым, а в Дортмунде выступит Надежда Павлова. Разве это не победа?

К сожалению, сейчас подобные вопросы часто решают даже не дирижёры, а менеджеры. Таковы тенденции нашего времени, и это грустно.

Зрители не зря задают вопросы по поводу репертуара: у нас действительно мало спектаклей. Вместе с тем, у нас немало достойных певцов. Я считаю, что группа женских голосов в нашей труппе — одна из самых сильных в России: Надежда Кучер, Надежда Павлова, Зарина Абаева, Надежда Бабинцева, Наталья Буклага, Наталья Кириллова, Наталия Ляскова. Наш солист Александр Погудин — один из лучших баритонов в стране.

— Почему в таком случае в Перми идёт мало оперных спектаклей?

— Это зависит от многих факторов, а не только от наличия в труппе хороших певцов. Как в репертуарных театрах городов с мощным туристическим потоком — Праги или Вены — удаётся столь быстро менять декорации от одного спектакля к другому? Двойной состав технических работников? Возможно. Они работают ночами? Возможно. Можем ли мы себе это позволить? Вряд ли. Сделать второй состав технической команды не значит набрать кого-то с улицы: нужны люди с опытом, работающие, что крайне важно, с соблюдением техники безопасности.

Публике нравится наша «Травиата». Но знают ли зрители, сколько требуется времени, чтобы смонтировать декорации? Сейчас рабочие уже третий день подряд ставят их для репетиций. Понятно, что в эти три дня никакие другие спектакли на нашей единственной сцене не идут. Нужно принимать в расчёт подобные обстоятельства.

— Как артисты справляются с интенсивной нагрузкой? С какими рисками может быть связано, например, исполнение главных партий несколько вечеров подряд?

— Я всегда была против такого графика. И врачи, и опытные певцы знают, что голос восстанавливается через 24 часа: необходимо справиться с гиперемией вокального аппарата, он должен отдохнуть. Чтобы давать спектакли несколько вечеров подряд, желательно иметь на постановке два состава солистов.

Что касается рисков, то возможности каждого певца абсолютно индивидуальны, и риски тоже. Надежда Павлова может спеть два спектакля подряд — а кому-то другому это не под силу.

— Как вы выстраиваете индивидуальный подход к каждому артисту в подготовке спектакля, учитывая особенности его голоса?

— На мой взгляд, главное, чтобы голос совпал с персонажем. Певец — это не просто голос, но и темперамент. Бывают исполнители, которые просто источают благородство. Как предлагать такому артисту характерные роли? Или, напротив, как давать «благородные» роли живому, характерному артисту? Тот, кто поет Трике, редко может спеть Ленского: один — салонный персонаж, другой — романтический поэт, хотя оба — теноры. Однако бывают и исключения…

— Получается, что ваша задача как директора по кастингу — выявить эти особенности?

— Конечно. Выявить особенности характера человека, а не только его голоса. Бывает, ошибаешься в этом или, напротив, угадываешь раньше других. Когда певцы спрашивают, смогут ли они исполнить ту или иную партию, я обычно отвечаю: пробуйте, ведь пока не попробуете, то сами не узнаете. Бывает, напротив, что певцы переоценивают свои силы. Чтобы почувствовать разницу, нужно быть хорошим психологом.

— Есть ли у вас представление о том, какой может стать пермская оперная труппа в будущем?

— Ещё до моего прихода в пермский театр мы говорили с Теодором о солистах оперной труппы. Когда я приехала в Пермь и познакомилась с ними, то убедилась в том, что некоторые голоса нужно развивать в другом направлении. Так, бас запел баритоном, а меццо-сопрано — сопрано, хотя это произошло не сразу.

Теперь эти певцы — ведущие исполнители оперного репертуара. Лишь теперь, спустя годы, это решение ни у кого не вызывает сомнений.

Я считаю, что в России замечательные голоса — сильные и красивые, и Пермь не исключение. Кроме того, наша труппа — одна из самых дружных. Артисты поддерживают друг друга, вместе отмечают дебюты в ролях, дни рождения, творческие юбилеи.

Моя задача — постоянно повышать профессиональный уровень наших солистов. Они действительно хотят петь, не только зрителям, но и им тоже не хватает спектаклей. Артисту необходима цель, чтобы двигаться дальше. Если они захотят попробовать себя на других сценах, оставаясь в нашей труппе, я буду только рада. Они считают Пермский театр оперы и балета своим домом, потому что здесь с ними работают, ими интересуются. Они растут над собой во всех смыслах.

поиск