13 декабря 2019
Сегодня
14 декабря 2019
15 декабря 2019
24 декабря 2019
25 декабря 2019
27 декабря 2019
28 декабря 2019
29 декабря 2019
31 декабря 2019
03 января 2020
04 января 2020
05 января 2020
18 января 2020
23 января 2020
24 января 2020
Журнал
  • Декабрь
    01
    02
    03
    04
    05
    06
    07
    08
    09
    10
    11
    12
    13
  • Январь
11.11.2019
Артем Абашев: «Ничего искусственного»

Артем Абашев, неоднократный лауреат международных музыкальных конкурсов и один из ассистентов Теодора Курентзиса в Перми, стал главным дирижером Пермского театра оперы и балета.


Фото Оли Руневой

Фото Оли Руневой


О работе с оркестром

Дирижированием я занимаюсь отнюдь не потому, что стремлюсь управлять людьми. Так уж получилось, что любимое дело имеет отношение к работе с большим числом людей. Когда я выхожу к музыкантам, то в первую очередь, стремлюсь передать им идею, увлечь их ею. Это можно сравнить с общением с девушкой: когда ты хочешь, чтобы ей было интересно с тобой, ты становишься более изобретательным.

Работая с оркестром, тоже важно чем-то зацепить музыкантов. Управление не самоцель. Ведь то, что дирижер имеет на это право, заложено в теории профессии. А на практике — как повести их за собой? Опытные музыканты говорят: пока дирижер идет до пульта, уже видно, что он собой представляет — по его внешнему облику, взгляду, жестам. 

За пультом на первый план выходит не руководитель, а просто человек, который очень любит музыку и хочет собрать вокруг этой идеи  других людей. Если ты подходишь к работе таким образом, то наступает момент единения и возгорания творческой искры. Конечно, чтобы это случилось, приходится порой прилагать большие усилия. Но главная мысль состоит в том, чтобы никого искусственно не принуждать к совместной работе. 

О взаимодействии с музыкантами

С тех пор как я стал главным дирижером, я постоянно держу руку на пульсе и мониторю творческое самочувствие музыкантов оркестра. Если ты не интересуешься жизнью коллектива, это не твой коллектив. Важно постоянно заниматься его тонкой настройкой.

Взаимодействие руководителя оркестра с музыкантами можно сравнить с отношениями в семье: здесь все должно быть открыто и честно. Если кто-то о чем-то умалчивает, нужно знать, как обсудить это и сохранить взаимопонимание. К каждому человеку, а сейчас в оркестре 95 музыкантов, нужен индивидуальный подход. В каждом вопросе хочется найти правильное, взвешенное решение, чтобы ни в коем случае не обидеть человека и при этом быть максимально справедливым. 

Об игре на рояле

Я планирую вновь начать играть на рояле и в скором времени выступить на сцене театра. Но пока не буду раскрывать секрета, когда именно это произойдет. 

Для меня фортепианная практика — это своего рода лаборатория по изучению того, что я могу и хочу делать как музыкант. После игры на рояле мне гораздо проще работать с оркестром, я совершенно по-другому чувствую симфонический материал. Это в некотором смысле очищение перед тем, как войти в «храм» — к оркестру или хору, и делать что-то с ними вместе. 

Об имидже дирижера

Концертная одежда, в первую очередь, должна быть комфортной. В оркестровой яме невероятно неудобно стоять в смокинге или фраке: после спектакля ты как будто из хамама выходишь, одежда мокрая насквозь. Конечно, можно дирижировать менее энергично, но тогда ты не произведёшь впечатления ни на музыкантов, ни на зрителей. 

Я постепенно пришел к тому, что черные джинсы или брюки и водолазка или легкий джемпер — самая удобная одежда. Наверное, кому-то приятно видеть дирижера в костюме, но, по мне, такой вид, напротив, создает лишний барьер в общении. Я стараюсь показать людям, что мы можем общаться свободно, и для нашего взаимодействия нет преград. 

Источник: прм.собака.ru (ноябрь 2019)


поиск